Поиск по этому блогу

Загрузка...

Юридический текст 1952 года утверждает, что военная оккупация невозможна, если территория не является частью государства

Для того, чтобы разобраться, какое толкование международного права было выделено из целой ткани для применения только к Израилю (sui generis) и которое фактически является положением международного права, будет полезно заглянуть в научные исследования по международному праву с 1949 года, когда была составлена Четвертая Женевская Конвенция, по 1967.

Вот раздел из книги «Принципы международного права», Ганса Кельзена, 1952:


Принцип, что вражеская территория, оккупированная воюющей стороной в ходе войны, остается территорией государства, против которого велась война, может применяться только до тех пор, пока это сообщество по-прежнему существует как государство в понятии международного права. Это именно то обстоятельство, когда, после оккупации всей территории вражеского государства, его вооруженные силы полностью разгромлены без всякой возможности для дальнейшего сопротивления, а его национальное правительство низложено победившим государством. Затем побежденное сообщество лишается одного из основных элементов государства в понятии международного права: эффективного и независимого правительства, и поэтому теряет свой характер как государство. Если территория не должна рассматриваться как лишенная государственности, то она должна считаться как находящаяся под суверенитетом оккупационной воюющей стороны, которая — в таком случае — перестает быть ограниченной правилами, касающимися военной оккупации. Так было в случае с территорией Германского Рейха, оккупированной в годы Второй мировой войны, после полного поражения и сдачи своих вооруженных сил. Учитывая тот факт, что последнее национальное правительство Германского рейха было упразднено, можно предположить, что это государство прекратило свое существование как субъект международного права. Если воюющее государство юридически прекращает существовать в результате поражения, как, например, Австро-Венгерская монархия в Первой мировой войне, или Германский рейх во Второй мировой войне, то никакой мирный договор или какой-либо другой договор не могут быть заключены с таким государством, с целью передачи соответствующей территории, или ее части, победившему или любому другому государству.

На территории упраздненного государства могут быть созданы новое или новые государства. Так было в случае с территорией разгромленной Австро-Венгерской монархии, которая была размером с территорий двух Соединенных Штатов Америки. На этой территории были созданы республики Чехословакия и Австрия и частично – Польша. Это также случай с территорией Германского рейха, на которой возникли два новых государства: государство Западная Германия, называемая Федеративной Республикой Германия, и восточное немецкое государство, называемое Германской Демократической Республикой. Однако новое государство или новые государства, которые не были в состоянии войны с победившим государством, не могут заключать мирный договор и не имеют права распоряжаться никакой другой территорией, кроме как их собственной. То, что Австрийская Республика была вынуждена заключить мирный договор с союзными и объединенными державами, хотя это новое государство не находилось в состоянии войны с государствами, которые в силу их победы, привели Австро-Венгерскую монархию к распаду, а также то, то Австрийская республика была вынуждена распоряжаться в настоящем договоре территорией исчезнувшего государства, которое никогда не было территорией Австрийской Республики, было основано на фикции, что Австрийская Республика является идентичной австрийской монархии. В случае Германского рейха правительства оккупационных держав придерживались фикции, что он продолжал существовать даже после отмены его последнего национального правительства, и на основе этой фикции предполагалось, что территория германского рейха, оккупированная четырьмя державами, не находилась под их суверенитетом, но оставалась под суверенитетом Германского рейха. Однако администрация оккупированной территории никоим образом не соблюдала правила, касающиеся оккупации воюющей стороной.
Это звучит так, как если бы Кельзен утверждал, что Израиль не имел какого-либо юридического обязательства следовать положениям Женевской конвенции об оккупации территорий. Они не считаются иорданскими или египетскими территориями, и они, разумеется, не были «палестинскими. Применение гуманитарных компонентов Женевы является, конечно, правильным, и Израиль добровольно принял это на себя. Однако в моем понимании, даже если придерживаться того, что запрет на «трансфер» населения на территорию включает в себя и добровольное переселение, то это неприменимо к Западному берегу или к Газе после 1967.

Таким образом, хотят ли современные ученые-юристы сказать, что Кельзен был неправ в 1952? Или он только задним числом неправ именно теперь, когда правила были пересмотрены, чтобы осудить Израиль?

Этот вопрос я послал по электронной почте нескольким известным экспертам по международному праву. Один сказал, что до 1967 не существовало четких правил об оккупации или завоевании не суверенной территории, и правила, которые существуют сегодня, явно применяются исключительно к Израилю. Другой заявил, что до 1967 было принято «по умолчанию», что законы об оккупации воюющей стороной, неприменимы к не суверенной территории, т.е. прямо противоположное тому, что все сегодня говорят в отношении Израиля.

Кто утверждает, что международное право не меняется? То, что раньше было разрешено, сегодня запрещено, поскольку Израиль считается виновным с самого начала.


Источник


Перевод Мириам АРГАМАН

И ещё