Поиск по этому блогу

Загрузка...

ООН настаивает на том, что Иудея и Самария должны подвергнуться этнической чистке от евреев. Разве это не преступление?

Совет ООН по правам человека выступил с докладом о еврейских общинах в Иудее и Самарии. Не вызывает удивления, что он объявил их незаконными. Но интересно то, что они требуют, чтобы было сделано: согласно статье 49 четвертой Женевской конвенции, Израиль должен прекратить всю поселенческую деятельность без предварительных условий. Кроме того он должен немедленно инициировать процесс вывода всех поселенцев из оккупированных палестинских территорий.

Давайте посмотрим на Римский статут:  
Статья 7: Преступления против человечности
1. Для целей настоящего Статута «преступление против человечности» означает любое из следующих деяний, когда они совершаются в рамках широкомасштабного или систематического нападения на любое гражданское население, будучи осведомленным о нападении:

(d) депортация или насильственное перемещение населения;
Разве насильственное перемещение евреев из Иудеи и Самарии не является преступлением против человечности?

Даже если вы скажете, что израильское правительство виновно в чудовищном преступлении за разрешение людям добровольно переехать на землю их предков, почему жители должны быть наказаны?
Разве это не коллективное наказание? Они сделали что-либо противозаконное?

Женева запрещает только «оккупирующей державе» переселять людей, но не запрещает людям делать это добровольно (Подробнее об этом ниже).

Даже при поверхностном взгляде оказывается, что насильственное перемещение всего населения против их воли нарушает множество принципов прав человека, если не норм гуманитарного права:
  • право народа на самоопределение;
  • право оставаться на родине;
  • право на индивидуальное обжалование ордера на высылку;
  • запрет на коллективные наказания,
(КПЧ ООН имеет длинный список таких потенциальных нарушений [Приложение 1], большинство из которых являются, на мой взгляд, просто пыткой, но речь идет о том, чтобы показать, насколько они готовы отойти от своих способов сказать, что принудительный трансфер населения отвратителен, если только… переселяемыми не являются израильские евреи).

Вот соответствующая часть статьи в Opinio Juris, Евгения Конторовича о некоторых из этих пунктов:
Самое главное, что Конвенция только препятствует действиям «оккупирующей державы» — другими словами, правительству и общественной администрации страны. Она не распространяется на движения и операции с недвижимостью частных лиц. Другие части Конвенции делают различие между «нациями оккупирующей державы» и самой «оккупирующей державой»; запреты, предусмотренные статьей 49, касаются исключительно последней.
Рождение детей у гражданских лиц – мы не говорим о родильных домах гитлеровского толка – это даже не «трансфер... своего собственного населения» по любому правдоподобному определению. Новорожденные не являются даже частью предыдущего населения оккупирующей державы! Таким образом, значительная часть поселенцев, никогда не «поселялась».
Ничто в тексте или в истории статьи 49 не свидетельствует о том, что становится незаконным для граждан оккупирующей державы проживать на оккупированной территории. Люди хотят читать статью.49, как будто она говорит, что «оккупированная территория запрещена для проживания гражданам оккупирующей державы»... Это далеко от того, что она говорит. Читать ее как ограничительный пакт не соответствует гуманитарным принципам Женевской Конвенции. Точное значение слова «трансфер» – сколько требуется действий правительства – не определен ни одним источником, насколько я знаю, хотя добавление Римского статута о запрете «косвенного трансфера» только подчеркивает отсутствие такого языка в статье 49(6). Соответствующая резолюция Совета Безопасности только осуждает «политику и практику Израиля по созданию поселений» (S.C. 446). Это, похоже, поддерживает мою точку зрения.
Учитывая неопределенность относительно предела действия запрета на трансфер, можно обратиться к другим случаям в практике государств, чтобы увидеть, как рассматриваются такие ситуации. Если есть общее правило, что оккупация делает незаконными не только трансфер самого правительства, но еще и длительного проживания переселенных лиц и их потомков навсегда, то я удивлен, что мы не слышали о нем в других контекстах. Ни одно из предложений для прекращения оккупации северной части Кипра, Западной Сахары и т.д. не предусматривает удаление ни одного турка или марокканца, насколько я знаю. И хотя и нет ни одного предложения в отношении прекращения китайской оккупации Тибета и российской оккупации Грузии, никто не предлогает, что присутствие оккупационных граждан в этих странах, является продолжающимся нарушением международного права. Да, Китай нарушает Женевскую Конвенцию, массово переселяя народность Хан в Тибет, для демографического подавления коренного населения. Но был ли хотя бы один профессор в области законодательства, кто предложил депортировать их обратно?
Когда Америка оккупировала Ирак, разве было бы незаконным для американцев иракского происхождения, приехать обратно? Я думаю, что некоторые так и сделали, и никто не сделал из этого проблемы. Будет ли иметь значение, что они прилетели на самолете США? Если они прибыли в места, из которых люди выехали в результате войны? Никто даже такие вопросы не задавал.
Все это означает две вещи. Во-первых, нет ничего противозаконного в том, что граждане оккупирующей державы проживают на оккупированной территории, если они прибыли без направления туда правительством, без «трансфера». Масштабы этой категории остается неясными, но безусловно должны включать тех, кто родился на Западном берегу. Израиль не имеет категорических обязательств предотвращать миграцию населения или отказывать мигрантам в муниципальных услугах. Во-вторых, те, кто прибыли сами по себе, не сделали ничего незаконного.

Евгений Контарович более лаконичен в своей недавней статье:
«Когда читаешь обсуждение Израиля и 49(6), единственные приводимые прецеденты – это различного рода заявления о 49(6) в контексте Израиля. Можно подумать, что Израиль - единственный предполагаемый значительный нарушитель за послевоенный период. Если бы не было других спорных случаев по 49(6), то этот недостаток был бы естественным.
Наш проект позволяет более беспристрастно взглянуть на 49(6)

  1. используя несколько независимых пунктов из данных;
  2. не акцентируясь на возможно единственной наиболее политически спорной ситуации в мире.
    Таким образом, чтобы было ясно что исследовательский проект не касается Израиля.

Вместо того, чтобы сосредоточивать внимание исключительно на Израиле [см. части VI-IX Руководства МКК по государственной практике], мы изучаем глобальную государственную практику. В частности, мы рассматриваем перемещения гражданского населения на оккупированную территорию из Марокко, Турции, Индонезии и несколько других случаев и международный правовой ответ на эти действия.

Наш доклад не закончен, и мы надеемся на всеобъемлющее исследование. Что мы видим пока что, как описано у меня выше - это то, что практика государств в отношении этих миграций, довольно однородно показывает, что движение гражданского населения на оккупированную территорию не рассматривается как «депортация или перемещение», даже когда это поощряется или вообще поддерживается правительством. Во-вторых, даже в отношении миграций, непосредственно организованных правительством, которые могут нарушить 49(6), международные органы никогда не рассматривали удаление «переселенных» гражданских лиц как соответствующую меру.

Напротив, одобренная ООН сделка земля в обмен на мир, оставляла поселенцев на месте и даже часто позволяла им голосовать на референдуме о политическом будущем оккупированной территории».
Мы вновь видим, что Израиль имеет дело исключительно с квази-органом по «правам человека». Из всех в мире видов оккупации или предполагаемой оккупации, только один представляется самым отвратительным: что еврейские жители, в том числе те, кто там родился, должны быть выселены в принудительном порядке.

Совет ООН по правам человека только что официально заявил, что Иудея и Самария должны быть этнически очищены от евреев (есть несколько израильских арабов, которые живут на территориях, но им не говорят уходить).

Я - не юрист, но ясно, что требование относится к конкретному определенному набору людей, которые должны быть в массовом порядке выселены из своих собственных домов - то, что никогда не требовал ни один орган по правам человека ни при каких, даже отдаленно напоминающих эти, обстоятельствах.

Практически в каждом случае принудительной депортации организации по правам человека будут в первую очередь осуждать ее.

Еще раз повторяю: требования и даже толкования законов - различны для Израиля и для всех остальных стран.

Это лицемерие было бы потрясающим, если бы мы к нему уже не привыкли.


Перевод Мирьям Аргаман

И ещё