Поиск по этому блогу

Загрузка...

Коренной канадец-сионист


Metis - американский (канадский) индеец

Metropolotain:


Я метис из северной части Альберты. Мой отец, Мервин Белроуз, был одним из авторов «Постановления о поселениях метисов» в 1989, который был принят парламентом Альберты в 1990 и закрепил наши земельные права. Я основал движение «Канадцы за ответственность», информационно-пропагандистскую группу по защите прав коренных народов, и я организатор и участник движения «Никогда Больше» в Калгари. И я - сионист.

Позвольте мне рассказать вам, почему.

Я вырос в колонии метисов в условиях, которые многие назвали бы суровыми: без электричества, воды, телефона. Во время дождей затопляло дороги, которые связывали нас с шоссе, и мы оказывались в трудном положении. Я жил в бараке вместе с моими двумя сводными братьями, а отец и мачеха жили в небольшой хижине поблизости. Мы разбили сад, охотились и ловили рыбу, собирали ягоды и ездили в город за провизией. Мой отец работал в строительстве и подолгу жил в лагерях для строительных рабочих, а я часто оставался у родственников, чтобы избежать брани моей мачехи. Однако я считал мое детство нормальным.

Мой интерес к Израилю проснулся еще в юности. Отец подарил мне Энциклопедию Британика, когда мне исполнилось 5 лет, и оттуда вспыхнула страсть к истории. Как только портилась погода, я садился за чтение. В семье шутили, что отобрать у меня книги на несколько часов, было лучшим методом дисциплинировать меня, чем порка Статья, которая попалась мне на глаза, касалась рождения Израиля в 1948. Она меня поразила, как и история о Давиде и Голиафе. Израиль, маленькая страна, которая боролась за независимость от Британской империи, была вынуждена с первых моментов защищать свое существование против объединенной армии арабского мира. Израиль выжил, несмотря ни на что, и сделал это в поистине эпической истории воли и героизма. Эта история вдохновила меня.

В детстве я был очень маленького роста. (По сей день меня зовут «Крошка Райни, хотя я играю защитником в команде Калгари «Уолфпэк»). Белые дети называли меня метисом и другими оскорбительными словами, а в моей колонии дети смеялись над моей бледной кожей. Я никому не принадлежал. Мне приходилось быть изворотливым, чтобы защитить себя, так как я был слабее других. То, что я был жертвой издевательств, сформировало мою личность и чувство справедливости. Это одна из причин, по которой я поддерживаю Израиль Это страна, которая столкнулась с издевательством и манипуляциями с момента своего рождения. Израилю тоже пришлось быть изобретательным, чтобы защитить себя от врагов, которые мешают его развитию. И он, как и я, все преодолел. Заметив мой интерес к Израилю, отец купил мне в подарок ко дню рождения книгу об операции Энтеббе 1976, блестящее спасение израильскими коммандос заложников, захваченных палестинскими террористами в Уганду. И снова меня это поразило. Израиль был готов сделать невозможное для спасения своего народа, независимо от политических последствий. Это подтолкнуло меня читать больше об арабо-израильском конфликте. Так я узнал о мюнхенских олимпийских играх 1972, где палестинские террористы убили 11 израильских спортсменов во время события, которое было празднеством братства и мира. Меня удивило, почему другие не были так расстроены, как я.

Как раз в это время, при посещении родственников, работавших на нефтяной платформе, я смотрел передачи по гостиничному телевизору и узнал об ужасной расправе в аэропорту Лода в 1972, где террористы застрелили 26 гражданских лиц, которые ждали своего рейса, включая 17 христианских паломников. Я также помню нападение сил Ясира Арафата в 1985 на круизный корабль Achille Lauro, где старик-инвалид был выброшен за борт в инвалидной коляске за то, что был евреем. Чем больше я видел, тем больше мне хотелось понять, почему такие вещи происходят. Чем больше я узнавал, тем выше я оценивал моральную целостность Израиля перед лицом жестокой ненависти. И я пришел к пониманию, что еврейский народ и Израиль должны служить примером для коренных народов во всем мире. Именно с евреями, их упорным выживанием после истреблены и рассеяния могущественными империями, у нас есть больше всего общего.

Мой народ, метисы, приехал в Альберту после американской революции, по просьбе правительства, для предотвращения поселения американцев в Западной Канаде. Мы заселили землю и подчинились законам белого человека. Но мы в конечном итоге были выселены, а наши дома - отданы белым пионерам. Нас никто не хотел. Мы были вынуждены жить в подполье, в придорожных рвах, в кустах. Мы не имели прав, и нас убивали просто так, как «раздражителей». Изгнание сломало нашу нацию. Наши люди бродили без надежды и без жилья. Затем в середине 1900-х, нашим лидерам удалось получить землю для нас, не такую землю, которую мы бы хотели, но землю, которая, тем не менее, позволила нам построить лучшее будущее. Мы ее взяли, построили поселения и сформировали правительство для улучшения жизни нашего народа. У нас до сих пор полно проблем, конечно, но у нас появилось много образованных людей, и постепенно мы становимся самодостаточными, как наши лидеры предусматривали. В этом еврейский народ и метисы проделали общий путь..

Евреи также пострадали от геноцида и были изгнаны со своей родины. Они были также отвергнуты всеми и были вынуждены бродить. Как и мы они восставали против имперской несправедливости и не смотря на свою обиду, стремились к миру, когда только это было возможно. Как и нам, им был отдан обратно крошечный кусочек земли после столетий страданий и преследований, земли, которую до этого, никто больше не хотел называть домом. Как и мы, они приняли эту землю, несмотря на свои опасения и обиды, и создали нацию из сломленных и искалеченных людей. И как мы, они неизменно показывали готовность идти на компромисс для блага своего народа.

Я надеюсь, что метисы продолжат свой путь по той же дороге, что и еврейский народ. Благодаря своим усилиям, евреи смогли сохранить свою самобытность, вопреки ужасным преследованиям, и возродить свою культуру и язык, оказавшись снова на своей родине. Они никогда не забывали, кто они, но и помнили о важности своего продвижения вперед. Исходя из своей истории, они могли бы стать замкнутыми и реакционными. Но вместо этого, они упорно работали, чтобы быть продуктивными и дружественными даже для стран, которые вызвали их огромные страдания. Я хочу, чтобы мы точно также получали образование и сохраняли нашу древнюю культуру в качестве приоритета. Я хочу, чтобы мы продолжали стремиться к миру и продуктивности.

Многие утверждают, что у наших коренных жителей имеется больше общего с палестинцами, что их борьба является нашей борьбой. Кроме внешнего сходства, ничто не может быть дальше от истины. Помимо снисходительного кооптирования с нашим делом, сравнение с палестинцами является абсолютно неприемлемым. Это опошляет наши страдания.

Кооптирование борьбы сегодняшних коренных народов с пропагандистской войной в Палестине является заблуждением. Хотя палестинцы имеют неоспоримые связи с землей, записки Марка Твена и бесчисленного множества других путешественников на Святую землю на протяжении веков говорят о том, что большой процент палестинского народа иммигрировал в Палестину в последние десятилетия. И 65 лет палестинцы убеждали мир, что их положение хуже, чем многих других народов без гражданства, несмотря на все доказательства обратного. Палестинцы утверждают, что колонизированы, но это были их собственные лидеры, которые отказались вести переговоры, и потеряли землю, которую они хотели, ведя ненужную войну с Израилем. Они утверждают, что столкнулись с геноцидом, но они не перенесли такого: их население резко возросло от нескольких сотен тысяч в 1948 до более, чем 4 миллиона сегодня. Они утверждают, что терпят лишения, но их элиты живут в роскоши, а их люди – в ужасающей бедности.

Более того палестинские лидеры никогда не были заинтересованы в мирном решении для своего народа. Несколько раз они получали возможность иметь свое собственное государство — в первый раз в истории -- и отказывались каждый раз, выбирая войну взамен мира потому, что предложения никогда не были сочтены достаточными. Они неизменно использовали терроризм для привлечения внимания к своему делу, а их лидеры праздновали убийства гражданских лиц, называя парки и школы именами убийц. И любой палестинец, который задаст вопросы насчет максималистской риторики или предложит реальный компромисс, немедленно подвергнется остракизму, будет назван предателем или убит.

Палестинцы не похожи на нас. Их борьба не является нашей борьбой. Коренные жители верят в мирные изменения, и мы отказываемся быть связаны с теми, кто использует насилие против гражданских лиц. Я не могу молчать и позволять палестинцам завоевывать доверие за наш счет, утверждая общность с нами. Я не могу стоять спокойно, видя, как они опошляют нашу участь, привязывая ее к себе. Наше население с 65 миллионов было сокращено до 10 миллионов, геноцид, беспрецедентный в человеческой истории. Какое бы то ни было сравнение с историей палестинцев, является глубочайшим оскорблением для меня. Палестинцы потеряли землю, которую они называли своей, но у них неоднократно была возможность построить свое государство на ней и разделить с евреями, но они упорно отказывались от мирной инициативы и выбирали войну. Нам никогда не давали такого шанса. У нас никогда не было такого выбора.


Полный текст (англ.)

Источник

Перевод Мирьям Аргаман

И ещё