Поиск по этому блогу

Загрузка...

Трудности выбора Турции между Палестиной и Израилем

Рамзай Баруд,
Аль-Арабия

Сближение между Турцией и Израилем, разумеется, уже в пути, но в отличие от его расцвета в 1990-х, обновленные отношения, будут, вероятно, более осторожными и будут представлять собой больше проблему для Турцию, а не для Израиля. Израильские СМИ с большим интересом сослались на сообщение турецкой газеты Radikal относительно секретных переговоров между Турцией и Израилем, которые могут привести к израильским извинениям за действия своей армии против турецкой флотилии, Мави Мармара, которая шла в Газу в мае 2010 года. Нападение привело к гибели девяти турецких активистов, включая гражданина США.

Нападение привело к невиданному кризису со времени роста турецко-израильского альянса, начиная с 1984 и до полного стратегического партнерства в 1996. Но этот кризис не начался с нападения на Мави Мармару или предыдущего израильского оскорбления Турции. Не начался он и с израильской операции Литой свинец против осажденной Газы в декабре 2008 года, которая привела к смерти и увечью тысяч палестинцев, в большей части, гражданских лиц.

Извинение

«Про-палестинские чувства растут и силятся в Турции, однако - это не результат эгоистичной политической повестки дня ни ПСР, ни кого-либо еще». 
Рамзай Баруд.
Согласно сообщению газеты Радикал (опубликованному 20 февраля и приведенному израильской «Гаарец», два дня спустя), Израиль готов выполнить два турецких условия для возобновления полных отношений: извинения и выплата денежной компенсации семьям жертв. Как сообщила Гаарец со ссылкой на газету Радикал, «Турция также потребовала от Израиля снятия морской блокады» сектора Газа, «но готова отказаться от этого требования».

Сообщения о ведущихся секретных переговорах – не новы. Появились аналогичные сообщения о переговорах в Женеве и Каире. Турецко-израильское примирение, по крайней мере, на какое-то время, было важным пунктом в повестке дня внешней политики США на Ближнем Востоке, пока несколько месяцев назад, выборы в США не отбросили все остальное на задний план. Однако несмотря на огненную риторику, налицо признаки размораживания конфликта. В заметке в газете Аль-Ахрам от 16 января, Галал Нассар объяснил, что Тель-Авив работает «своим своеобразным способом залатать то, что рассматривается как штормовое облако в его отношениях со своим другом и, возможно, стратегическим союзником». Турция ответила соответственно решением «снять вето против израильского участия в невоенных мероприятиях в НАТО».

Утечка информации о политическом урегулировании относится не ограничивается заголовками на эту тему. Вопрос военно-экономического сотрудничества носит еще более общий характер. Согласно сайту FlightGlobal.com в сообщениях от 21 февраля, правительство Израиля согласилось на поставку оборудования для мер электронной поддержки (МЗП), радиолокации и системы управления, которое «должно быть установлено на новых турецких Боингах 737 ВВС Турции (AEW & C)».

Убедить Израиль

Как сообщало в газете Гаарец от 14 февраля и стало известно TheMarker, крупный турецкий конгломерат – группа Зорлу работает в последние месяцы, чтобы убедить правительство Израиля и партнеров по газовому месторождению Левиафан одобрить экспорт энергии в Турцию»,

После пятничной молитвы 16 ноября, Нью-Йорк таймс сообщила из Стамбула, что Эрдоган отрицал всякие переговоры между его страной и Израилем относительно урегулирования кризиса, подогретого новым нападение Израиля на сектор Газа. Он пошел еще дальше, сказав, что «у нас нет никаких связей с точки зрения диалога с Израилем». На парламентской встрече несколько дней спустя, он охарактеризовал поведение Израиля в секторе Газа как «этническая чистка».

Зачем эти противоречия?

20 ноября министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу был в Газе с визитом солидарности, совместно с делегацией Лиги арабских государств в беспрецедентном шоу солидарности. В странном контрасте с таким духом его миссии, однако, «Давутоглу сказал журналистам, что был открыт резервный канал обсуждения с израильскими властями», согласно Times.

Но зачем нужны такие противоречия, такой очевидный турецкий поворот, и если полное сближение в действительности достигнуто, сможет ли правящая Партия Справедливости и Развития (ПСР) сохранять свой до сих пор успешный бренд на Ближнем Востоке, который был во многом достигнут, благодаря его про-палестинской политике?

Здесь мы должны кое-что разъяснить: сильные и растущие про-палестинские настроения в Турции не являются результатом эгоистичной политической повестки дня, ни ПСР, ни кого-то другого. Поддержка палестинцев была наиболее очевидной во время выборов в июне 2011, которые убедительно выиграла партия Эрдогана. 
«Турки проголосовали за два «п» — покетбуки (свои кошельки) и Палестину», писал Стивен А. Кук в газете Атлантик 28 января.

«Эрдоган, который планирует стать президентом Турции и полагает, что ПСР будет ведущей по крайней мере еще с десяток лет, вряд ли стремится к существенному улучшению связей Анкары с Иерусалимом». Если бы Палестина имела такую важность для турецкого политического сознания, то тогда бы ни один амбициозный политик, как например, Эрдоган, Давутоглу или президент Абдулла Гюль, не разыгрывал с такой серьезностью отход от своей текущей политики.

Это может быть совершенно верно, если не принимать во внимание сирийский фактор, который наряду с так называемой «арабской весной» осложняет региональное положение Турции, которое еще за два года до того предвещало выход на Иран, Сирию, Ливию и других ближневосточных партнеров. За несколько лет до теперешних потрясений Турция осторожно, но убедительно приняла новую внешнюю политику, направленную на выход из почти полной опоры на Запад и НАТО в целом. Она решила укреплять свои связи со своими непосредственными соседями на Востоке, включая Иран, но поляризация, созданная сирийской гражданской войной положила конецтурецкому балансированию, по крайней мере в настоящее время.

Ракетные батареи Патриот

Просьбы Турции о развертывании ракетных батарей Patriot вдоль ее границы с Сирией, ее роль в поддержке Национального совета Сирии и ее попытка уговорить различные группы курдов в Северном Ираке и Сирии доказывают полное соответствие старой турецкой политике. Доктрина Давутоглу «ноль проблем с соседями» является всего лишь исторической сноской.

Сирийская война поместила Турцию обратно в западный лагерь, хотя и не с той же решительностью, как в прошлом, когда турецкие генералы отвергли все другие союзы в пользу НАТО. Это открывает двери для Израиля, который при поддержке новой администрации президента США Барака Обамы, скорее всего, предпримет некоторые шаги по нормализации. Степень этой нормализации будет зависеть во многом от того, в каком направлении будет двигаться сирийская гражданская война, и от степени восприимчивости турецкой улицы того, чтобы Израиль снова выступил в качестве турецкого стратегического партнера.

Некоторые комментаторы делают предположение, что внешняя политика Египта по отношению к Израилю (Египет в настоящее время является основной страной на Ближнем Востоке, имеющей «рычаги» вести переговоры с с Израилем и палестинцами) лишает Турцию сильных переговорных позиций в рамках НАТО. Из-за отсутствия открытых контактов с Израилем, полагают некоторые, Турция теряет поддержку США и других западных партнеров. Интересно, что, согласно Radikal, Израиль запланировал свои извинения на прибытие Обамы в Израиль в марте.

Ни Турция и Израиль, ни США и НАТО не готовы дальше поддерживать статус-кво — раскол между Турцией и Израилем.. Но возвращение к старой парадигме, где Турция больше не является сторонницей прав палестинцев и защитницей арабского и мусульманского дела, может оказаться еще более дорогостоящим. Во всяком случае, не может быть простых ответов, поскольку регион меняется отчасти по непредсказуемой динамике.

В конце концов, Эрдоган и его партия могут придумать объяснение. Оно может включать Израиль и новый баланс сил, который позволил бы им получить доступ к Востоку и Западу. Но это объяснение больше не будет содержать честной и высокой политики, которую Эрдоган постоянно защищает, а просто доброй старой эгоистичной политики и ничего больше.


Перевод Мирьям Аргаман

Источник

И ещё