Поиск по этому блогу

Загрузка...

Не созданные равными

Факты остаются фактами, если не касаются какого – либо аспекта, связанного с еврейскими беженцами. 

Арабская пропагандистская машина украла эту фотографию, заявив, что на ней изображены палестинские беженцы, но это оказалась фотография из архива Джерусалем Пост.
Не все беженцы созданы равными. Это непреложная истина, независимо от пропаганды под вывеской гуманного возмущения. Некоторые беженцы являются любимцами мира и вызывают самое глубоко сочувствие на протяжении десятилетий. На других глянут мельком и всплеснут руками с деланным сочувствием. Отдельные непопулярные беженцы вообще рассматриваются как хронические парии, чья агония явно нарушает глобальный мир.

Принимаются во внимание не объективные бедствия и страдания, а происхождение рассматриваемых беженцев, хотя ничего не говорится о происхождении их предполагаемых преследователей. Когда все факторы сходятся, то данные беженцы считаются более достойными поддержки порочной семьи наций.

Иногда заголовки новостей служат неприятным напоминанием о лицемерии, на которое потребители новостей не склонны обращать внимание и сосредоточиваться на двойных стандартах. Возьмите, к примеру, участь беженцев из Сирии.

Около 285 000 из них проживают в ливанских палаточных городках. Еще 250 000 толпа живет в рудиментарных условиях в Иордании. Турция позволила поселиться около 180 000 в узкой приграничной зоне безопасности. Даже неспокойный Ирак неохотно принял около 85 000. Помимо этого существует еще бесчисленное количество перемещенных сирийцев в пределах их собственной страны, бездомных и кочующих.

В целом, грубо подсчитано, что более полутора миллионов сирийцев были изгнаны. Они не однородны. Некоторые стали жертвами Башара Асад и его коллег из «Хезболлы». Другие - алавиты и христиане – стоящие на стороне Асада – терроризированы преимущественно суннитскими повстанцами, среди которых находится и когорта фанатиков Аль Каиды.

Когда алавиты или христиане бегут в соседние территории, которые являются в значительной степени суннитскими, с ними плохо обращаются (мягко говоря). Когда сунниты оказываются в стане шиитов, то они тоже подвергаются жестокому обращению. Это сложная уродливая мозаика, которая едва удостаивается мелких 20-секундных клипов в СМИ.

Эти беженцы дают жалкую пищу для TV и предлагают говорящим головам отслужить торжественную мессу. Ну так, что? Несчастья этих беженцев не являются неизбежными. Их арабские братья – самые богатые на земле и не почувствуют ущемления, если отстегнут малость от своих кошельков и помогут. Однако этого не происходит.

Не то, чтобы царьки Саудовской Аравии и Эмиратов были равнодушны. Во всяком случае, они далеко не безразличны к сирийским потрясениям. Они охотно финанисруют их. Они всемерно вливают доходы от продажи нефти, финансируя якобы массовые восстания. Однако они проявляют невероятную скупость, когда речь заходит о помощи жертвам драки, которую они финансировали.

Почему бы международному сообществу - особенно в предположительно свободных западных демократиях – не зарегистрировать эту аномалию и не осудить ее? И это не вызывает удивления. Это установленный шаблон. Хотя сирийские беженцы показывают картины, которые выжимают слезы,их богатая арабская родня не обращает на их участь никакого внимания, потому что это было бы в высшей степени не политкорректно.

Та же политическая корректность, продиктованная тем, что было цементировано как аксиома во всем мире, дает довольно противоречивые ответы на другие саги беженцев. Столь оплаканная участь палестинских беженцев, например, заполняет повестки дня мирового общественного мнения с 1948 года.

Даже по самой раздутой арифметике арабского мира число палестинских беженцев гораздо ниже сирийских сегодня. Но почему-то крики о сирийцах гораздо менее громкие и менее острые. Они не эмоционально националистические и джихадистски знаменитые, что палестинцы являются по-прежнему поколением 1948.

Не думайте, что арабские нефтяные магнаты отзывались, чтобы помочь палестинцам, но они удивительно отзываются, как только их надо использовать. Резкие протесты со всех уголков арабо-мусульманского мира вынудили ООН поставить палестинских беженцев отдельно от всех остальных беженцев, предоставить им исключительное финансирование и заверить, что их дело, как оно есть, никогда не угаснет.

В 1949 году ООН учредил специальное агентство для тех, кто считается палестинскими беженцами, в отличие от всех честных беженцев в мире. Все другие беженцы, независимо от объективных трудностей, рассматриваются высокой комиссией ООН для беженцев (УВКБ), в то время как привилегированной категории палестинцев помогает исключительное Агентство ООН для помощи и палестинским беженцам (БАПОР).

Собственные публикации БАПОР последовательно раскрывают, что арабские страны, несмотря на их подстрекательскую риторику, являются самыми прижимистыми донорами БАПОР, не взирая на их собственное невероятное богатство и душераздирающие описания получателей пособий как их угнетенных и нуждающихся братьев. В действительности, арабские взносы последовательно снижаются.

Есть что-то совершенно неправильное в этой реальности, даже по перекошенным стандартам политической целесообразности. Те, кто меньше всего делает для беженцев, являются теми самыми странами, ответственными за создание первоначальной проблемы (путем нападения на новорожденный Израиль и призыва к местным арабам бежать, путем сохранения «беженцев», побуждая их добиваться ирредентистских целей и возбуждая в них жажду мести).

Но это больше, чем просто вопрос печальной жадности и позорного лицемерия части наиболее денежных членов ООН. Эти же самые скупые режимы удерживают палестинских беженцев от расселения. На протяжении шести десятилетий они чрезмерно используют их в качестве пешек в искусственно затянувшемся конфликте с Израилем.

Эти любящие роскошь арабы, давая БАПОР свои скудные подачки, используют само Агентство, расчетливо навязывая ему не позволять потомкам беженцев терять их статус, создавая тем самым крупное препятствие для мира, к которому они якобы стремятся.

Они намеренно поддерживают и фанатично стремятся затопить Израиль миллионами так называемых беженцев, на словах поддерживая решение двух государств. Если бы эти скупые государства посоветовали потомкам беженцев отказаться от их «права на возвращение», они бы внесли колоссальный вклад в дело мира и в благополучие этих беженцев.

Неестественно увековечивая проблему для будущих поколений, они делают ложными их собственные притязания на мирное сосуществование двух государств. То же самое и для самой БАПОР, организации, смыслом существования которой является мошенничество, и чье самосохранение зависит от убеждения в том, что проблема, порученная ей, никогда не будет решена.

Это становится очевидным, когда мы рассматриваем различные определения «беженец» согласно УВКБ и БАПОР. По УВКБ беженцем является тот, кто «в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований... находится вне страны своего гражданства».

По этому определению потомки беженца НЕ являются беженцами. Рожденные во Флориде потомки кубинских беженцев больше не считаются бездомными.

Единственными исключениями являются палестинцы. БАПОР считает беженцем любого араба, аборигена или нет, кто обитал «в Палестине с июня 1946 по май 1948 и потерял свои дома и средства к существованию в результате арабо-израильского конфликта1948».

Не только многочисленные кочующие иностранные арабские рабочие стали претендовать на статус палестинских беженцев, но БАПОР предусматривает, что право распространяется на «потомков лиц, которые стали беженцами в 1948 году». Получается, что достаточно одному родителю быть беженцем, как потомки автоматически наследуют это отличие, даже, когда не находятся «за пределами страны гражданства».

По меркам УВКБ свыше 97% тех, кого БАПОР рассматривает как беженцев, ими не являются. Слой за слоем беззастенчивого двуличия накладываются друг на друга под эгидой БАПОР и цинично способствуют увековечению нищеты вместо содействия миру и процветанию.

Можно с уверенностью предсказать, что ничего подобного не произойдет в случае гораздо большего числа сирийских беженцев, даже несмотря на то, что они пострадали бесспорно больше, чем палестинцы. Ни один волос на голове палестинского араба не упал бы, если бы палестинцы не пошли по пути нескрываемого геноцида против еврейских соседей.

Чем сирийцы отличаются от палестинцев? Почему такое неравенство? Что делает сирийцев менее достойными? Это связь с еврейством. Все весы резко накреняются, как только возникает участие евреев.

Сирийские беспорядки не могут быть убедительно привязаны к Израилю. Все противоборствующие стороны в Сирии пытаются перещеголять друг друга в живописании Израиля как bête noir, виновного в любом злодействе. Так, что можно держать пари, что сирийцы не получат свою собственную заказную БАПОР.

Однако палестинцы всегда изображали себя жертвами еврейского государства, даже если они были теми, кто напал на Израиль. Они стали беженцами в конфликте, развязанном их собственных подстрекательством, запущенном по радио с хвастливым намерением «бросить всех евреев в море», т.е. совершить геноцид и этническую чистку. Тем не менее, всего лишь четыре года спустя после Холокоста, (в котором арабы сотрудничали и который поддерживали) ООН не пропускала ни одной возможности, что не вызвать Израиль и не возложить вину на еврейское государство.

Учитывая такой менталитет, еврейским беженцам не оказывалась никакая специальная помощь и поддержка. Британцы преследовали их в открытом море, чтобы не дать их утлым «незаконным» лодкам достичь еврейской родины. Тех, кого ловили, были заключены в запрещенные лагеря в ужасающие условия, после того, как им удалось избежать нацистского кошмара.

В лагерях для перемещенных лиц в Европе было не лучше, хотя там евреи проживали «легально» Напыщенный американский генерал Джордж Паттон рассматривал изгнанных и травмированных людей, переживших Холокост как злобную мразь. Он содержал евреев в лагерях под своим командованием за колючей проволокой, что резко отличалось от его обращения с немецкими гражданскими лицами – с восхищением, которое он никогда не скрывал.

Еврейские беженцы из стран Ближнего Востока превосходили по численности палестинских беженцев. Они проживали в различных, в настоящее время арабских странах задолго до того, как первые арабы появились на их территории, и ни против кого не воевали. Они оставили в этих странах гораздо больше имущества, чем когда-либо палестинцы. Они были терроризировали и ограблены в полном виду у безразличного международного сообщества и даже никогда не рассматривались в качестве беженцев. По сей день мировое общественное мнение категорически отказывается признать, что имел место обмен населением.

Факты никогда не будут смешиваться с расхожими предрассудками, пока любой эпизод

Нет конца бесстыдным извращениям истины. Вскоре после обретения независимости Израиля молодая, переживающая трудности страна была покрыта палаточными городками, полными беженцев, многие из которых прибыли из арабских стран. В начале 1950-х легендарный фотограф Роберт Капа запечатлел плачущую маленькую девочку в хайфском временном лагере Шаар Хa-алия.

Мгновенно арабская пропагандистская машина украла старую фотографию, ложно утверждая, что это маленькая горестно плачущая палестинская беженка. Она мгновенно стала постером ребенка среди притворных гуманитариев.

Никому не было дела, что это была горестно плачущая еврейская беженка. Заголовок исправили и забыли. Как мы уже сказали, не все беженцы равны.

Перевод Мирьям Аргаман

Источник

И ещё