Поиск по этому блогу

Загрузка...

Нация кровавой ненависти

Мордехай Кедар 

В эти дни государству Израиль исполняется шестьдесят пять лет с момента его восстановления, спустя одну тысячу девятьсот лет после разрушения Второго храма и изгнания евреев с их земель. Еврейский народ идет от одной победы - к другой и, несмотря на трудности последующих жестоких войн, политических процессов, невзгод и экономических трудностей, Израиль — это история успехов во всех отношениях. Развитая демократия, свободная пресса, высокое качество жизни и самая большая продолжительность жизни в мире.

Арабский мир, с другой стороны идет назад. Идет?! Нет, бежит! Скользит вниз по скользкому склону в яму, где огонь, кровь и слезы. И в отличие от прошлого, арабам сейчас трудно обвинить внешние силы в трагедии, затрагивающей многие арабские страны: Ирак, Египет, Ливию, Сирию, Йемен, Тунис, Бахрейн и многие другие. Сегодня люди, обвиняющие Израиль в неприятностях арабского мира, просто бредят и живут в старомодном черно-белом кино.Такая критическая ситуация заставляет арабских интеллектуалов искать виновную сторону внутри самого арабского мира, в рамках культуры и поведения его народов и его правительств. Базиль Хусейн не находится среди самых известных арабских литераторов, и даже может быть, что это не его настоящее имя, но, судя по нескольким его статьям, которые недавно были опубликованы в Интернете, можно предположить, что он живёт в Ираке, а, возможно, курдского происхождения. Его проникновенные слова достойны распространения, и мы представляем здесь перевод двух из его статей, которые были размещены в последние месяцы на либеральном Интернет-сайте Elaph (мои комментарии в скобках – М.К.).

Первая статья была опубликована 10- апреля под заголовком "Мы действительно кровожадный народ ". В статье он пишет:

«Господа, мы действительно кровожадные люди. Не удивляйтесь, когда я говорю, что мы – кровожадные люди, и не пытайтесь найти оправдания тому, что мы кровожадны. Наши слова, наши действия и наши речи - все доказывает, что мы - кровожадны. Цвет страсти и похоти – красный, но все, что приводит к кровожадности, имеет зеленый цвет светофора.
Мы - кровожадны: наши трагические празднества – пропитаны кровью. Не забывайте, что даже наши имена связаны с кровью и только кровью. Есть не один среди нас, которого зовут «Кадаф Аль дам» («кровопускатель», название племени Каддафи – М.К.)? И у нас также есть «Кровавый договор». И возможно вас подводит память или вы стараетесь забыть, но разве это не мы десятки лет глубоко опечалены, и до сих пор кричим «духом и с кровью» (мы выкупим вас, O...,- М.К.)? Так, не стоим ли мы того, чтобы называться «кровожадными» людьми?
Зайдите в мечети, в шиитские центры и монастыри, послушайте слова ораторов на подиумах Люди, которые действуют так, как если бы Бог создал их по своему образу и подобию и описал их исключительно кровавыми буками, кровавыми словами и вложил им в уста кровавые молитвы. Их крики, вопли, проклятия - все кровь и только кровь. У некоторых из них даже бороды окрашены кровью, реками крови, вместо мускуса и янтаря. И вы будете после этого отрицать, что мы кровожадные люди?
Когда я смотрю телевизор, то замечаю, что чаще всего слышатся выражения: «такой-то суннит, а такой-то шиит; тот - курд, а этот – араб; такой-то мусульманин, а такой-то христианин; такой-то – друз, а такой-то – беребер; этот - копт, а тот нубиейц (африканец - житель юга Египта и Северного Судана - М.К.); этот имеет гражданство, а тот – нет; такой-то - житель города, а такой-то – бедуин; этот – неверный, а тот еще кто-то; этот – белый, а тот – черный» - надо ли перечислять все ярлыки? Но самое важное - это «убить, убить», потому что вы вступите в рай только, если прольете кровь.
Я знаю, что Ислам является (религией, м.к.) мира и наш Пророк – это мир, Коран – это мир и наши благословения – это мир. Самый великий вечер для нас (ночь аль кадр, 27 – й день Рамадана, ночь, когда был ниспослан Коран – М.К.) – это мир, и позвольте мне напомнить вам, что эта ночь является «миром до рассвета» (Коран, Сура 97 - М.К.). Поэтому я кричу вам: безумные, купающиеся в кровь, откуда пришел этот культ крови? Откуда пришел весь этот фанатизм и ненависть к жизни, к себе, к другим и к миру? Как мы превратились в кровожадных людей?
А тому, кто не говорит на языке крови, мы говорим: «О сын мой, ты - предатель, потому что ты отрицаешь кровь, и поэтому твое наказание - гильотина. Марш вперед». Даже лицемерие - не лицемерие, если оно не пропитано кровью. Наши деньги не будут расти, если мы не будем торговать на крови. Вы не станете образцовым лидером, если не прольете море крови. Горе вам, пока вы не сделаете это, в противном случае, вам придется пожалеть. Господа, простите меня, но для нас пришло время признать, что мы – кровожадные люди.
Друзья мои, возрадуйтесь и будьте счастливы, потому что могила убийцы Хулагу (монгола, который уничтожил Багдад в 1258, а его имя является источником слова «хулиган – М.К.) была разрушена. Он и его темная история ушли с нашей земли, потому что он стал гномом, приготовишкой (одним из нас- М.К.) в кровопролитии. Поверьте мне, что никто, кроме вас, не вспомнит его историю, когда кровожадные люди заговорят об этом. Я советую вам взобраться на гору черепов в поисках защиты, потому что даже вампиры побегут от страха перед вами. Какой эпитет здесь более уместен, чем «кровожадный»?
Даже не знаю, смеяться мне или плакать, потому что я начал бороться с кровожадностью с помощью крови. Спросите, почему? Потому что моя боль превратилась в кровь; я плачу по крови, которую вижу. Я не нахожу себе места от боли и страха за нацию и у меня кровавая рвота от отвращения. Не вините меня за то, что я боюсь Аллаха и ненавижу кровь».

Это конец статьи, как она была опубликована на сайте Elaph. Ответившие читатели полностью согласны с автором и добавляют дополнительные признаки культа крови. Один из них пишет:

«К сожалению, это реальность. Все, что мы видим вокруг нас - это кровь, и даже наши мечты кровожадны. Печально то, что не видно никого, кто бы делал попытки изменить ситуацию. Никто не пытается показать, что жизнь лучше, чем мы себе ее представляем, если бы только мы знали, как ее ценить, и проживали бы ее иначе, без кровопролития. Есть много хороших вещей в жизни, но, к сожалению, мы их не видим и не ценим их значения».

Другой читатель добавляет:

«К сожалению кровь приятна небу. Мы живем в океане крови. Эта статья - прекрасный плач, хорошо описывающий нашу горькую ситуацию. Другие страны проявляют единство и слияние, в то время как наши страны разваливаются и разрываются на куски. Это слова траура по нашему уничтоженному единству».

Читательница пишет:

«Как долго мы будем продолжать платить за грехи других? Как долго мы будем продолжать быть жертвами тех, кто жаждет смерти и ненавидит жизнь? Как долго мы будет молчать перед невежественным меньшинством, которое контролирует наши умы, наше будущее и наше имущество? Как долго мы будем нацией, которая бегает за химерами (вера в рай – М.К.) и ненавидит прогресс? Спасибо вам, д-р Базиль за то, что вы сказали нам, что мы живем на кладбище жизни. Мы сбиты с толку развитым миром, и каждый день тонем все глубже в кровавой трагедии».

Другой читатель обращает внимание автора на тот факт, что, "кроме ночи аль кадр, которая является ночью мира, остальные 364 ночей в году - это ночи крови".

Д-р Базиль Хусейн объясняет, почему арабский мир стал океаном крови, в другой статье, которая была опубликована 20 февраля этого года, под названием «Общество ненависти»:

«Трудно отрицать тот факт, что в арабских обществах растет уровень ненависти. Кроме того у нас есть целая индустрия, которая превратила ненависти в искусство. Я был потрясен, и, может быть, многие интеллигентные люди были также потрясены тем уровнем ненависти, неприязни и враждебности, который существует в политической, религиозной и культурной сферах и на всех уровнях так, что умеренность стала виной, мудрость - изменой, чрезмерная ненависть стала добром и желательной платой. Поэтому имам Махмуд Аль А'зали (умер в 1111 н.э. – М.К.) говорит, что простые люди могут напугать даже султана.
Ибн Халдун (философ истории, умер в 1406, м.к.) говорит, что общественные сражения обычно происходят во времена идеологического упадка и культурного застоя. Этот глубокий ученый был прав. Действительно, мы живем в эпоху идеологического упадка, и удивительно, что это наблюдается в эпоху революции в области знаний, науки и информации, и что именно в такую эпоху мы стали отсталым обществом, в котором широко распространена неграмотность. Мы также сталкиваемся с невежеством со многими характеристиками и во многих аспектах, а поэтому мы проявляем невежество даже в вопросе любви к родине, и вместо того, чтобы поклоняться Аллаху и любить Родину, мы стали поклонниками идолов сект, племен, этнической принадлежности, различной идентичности и узкой лояльности.
Мы больше не истинные мусульмане, призывающие делать добро и признающие многообразие мира, что является образом жизни, где люди уважают друг друга (Коран, 49 :13 – М.К.) и живут вместе в мире, без пререканий, или отчуждения друг от друга, или враждебности друг другу. Мы не стали членами современной цивилизации, как весь культурный мир, и не стали едиными, несмотря на тот факт, что, как я искренне верю, Ислам является гражданской религией, потому что первоначальное исламское государство – это религиозное государство-город (к примеру, греческий Полис).
Мы перешли от единой нации - к нации разорванной, разбросанной и рухнувшей, точно так же как понятие национализма стало смешной идеей, вульгарным словом.
O, какими мы стали отсталыми! Мы являемся обществом, которое не село на поезд прогресса, а поэтому мы заблудились в незначительных вопросах, потому что начали обманывать себя, говоря, что это важные вещи. В результате этого, мы потерпели наибольшее поражение и стали незначительным обществом, охочим до тривиальных вещей, но делающим большие ошибки, несмотря на тот факт, что мы должны быть нацией читателей. Мы являемся нацией невежд, которые не читают и не пишут. Хочу напомнить вам, что количество арабов, которые не умеют читать и писать, составляет сто миллионов. Среднее время, которое Араб тратит на чтение, составляет 6 минут в год, тогда как в передовой стране человек тратит на чтение 200 минут. Поэтому мы исключены из истории, и другие играют нами, как им нравится.
Почему творения гигантов арабской культуры не были представлены в XX веке на общественной арене, в научной и культурной сферах, где преобладают преходящие ценности и сильно влияние (иностранных – М.К.) течений? Почему, почему, действительно, почему? Мы стали нацией без будущего, без мудрости, без живой совести, без философов, без лидеров и без интеллигенции. Мы добились успеха только в создании ненависти, и стрелы ненависти, которыми мы стреляем, возвращаются на нас и пронзают нас до глубины».

Это последние слова доктора Базиля Хусейна. Мне кажется, что они не нуждаются в толковании, потому что его резкие слова являются комментариями на психологическое состояние широкой общественности, которая его окружает. Сочетание культуры ненависти с неконтролируемым желанием видеть поток крови является фатальным, главным образом, для арабского владычества. Иностранные державы (Иран, Турция, Запад – М.К.) погружаются в забвение, коллективный психический вакуум, который д-р Базиль описывает, не зная, в какую черную дыру они сами себя погружают.

Провал арабов в установлении законных правительственных рамок подчеркивает контраст с Израилем и очевидным успехом еврейского народа в создании государства Израиль, его развитии и сохранении как лилии среди шипов на Ближнем Востоке.

Перевод Мирьям Аргаман

Источник

И ещё