Поиск по этому блогу

Загрузка...

Что я видела во время операции Облачный столп

Нира Ли

Четыре года назад, когда я видела освещение операции Литой свинец из моего комфортного общежития, я была конфликтной студенткой колледжа. Как я ни поддерживала Израиль, но мне до сих пор больно, когда я слышу о жертвах среди гражданского населения в секторе Газа. Что я видела в средствах массовой информации, было непонятным: с одной стороны я узнавала, что АОИ стремится предотвратить жертвы среди гражданского населения, несмотря на стратегию Хамаса вести войну из гущи своего гражданского населения. Тем не менее, средства массовой информации изображали все так, будто АОИ активно выбирает целью гражданских лиц.
Возвращаясь назад, я поняла тогда, что попытки Израиля защитить гражданских – это нечто, вроде разговоров; у меня не было личного участия в конфликте. Тем не менее, я даже понятия не имела, насколько это правда, пока сама не приняла участие в операции «Облачный столп» как офицер АОИ. Когда я приехала в Израиль и была зачислена, я присоединилась к подразделению под названием Координатор правительственной деятельности на территориях (КОГАТ), которое занималось гражданскими и гуманитарными вопросами.

Как представителя по международным связям в управлении по делам Газы, моя работа главным образом предполагала координацию передачи товаров, помощи и делегаций в Газу. Я тесно сотрудничала с представителями международного сообщества, и хотя наши взгляды могли отличаться, мы поддерживаем отношения взаимного уважения на основе общей цели; я находилась здесь, чтобы помочь им добиться успеха в их работе по улучшению качества жизни в Газе.

Хотя повседневная работа в Газе была сложной, я узнала за последние десять дней, что настоящие испытания начинаются с кризисом. Точно в том месте, где большинство солдат используют жар войны, чтобы выбросить набор правил, нам было особенно трудно работать, чтобы оказать помощь, где и когда это возможно.

Восемь дней операции «Облачный столп» были самыми тяжелыми, как с физической точки зрения, так и с эмоциональной. Студенты колледжа из Аризоны никогда бы не подумали, что они смогут работать по 20 часов в день, питаясь лишь адреналином и предаваясь сну один час в день на полу убежища, носить одну и ту же грязную униформу, потому что переодевание да душ не позволили бы попасть в убежище ко времени начала очередного ракетного обстрела. И разумеется, зеленая униформа не означает, что вы не боитесь звука сирены.

Если бы мне сказали четыре года назад, что офицеры АОИ не спали всю ночь под градом ракет, проводя мозговой штурм для определения способов доставки медицинского оборудования и продовольствия населению Газы, не уверена, что я бы поверила. Но я могу вам сказать, что это правда, потому что я сама это делала каждую ночь.

Что поразило меня больше всего, было особое чувство цели, которое вело каждого – от командира базы до рядовых солдат. Мы все были полностью сосредоточены на нашей миссии: помочь нашим силам достичь своих целей без ненужного ущерба для жизни гражданских лиц или инфраструктуры.

Труднее всего это объяснить на эмоциональном уровне – какой гордой и свободной я себя чувствовала всякий раз, когда грузовик, который я координировала, входил в Газу, и какое негодование было, когда нам пришлось закрыть въезд в сектор Газа после того, как «Хамас» неоднократно его обстреливал. Или как живительно было помочь эвакуировать двух раненых палестинцев из пограничного района, только чтобы через несколько минут узнать, что террорист взорвал бомбу в автобусе недалеко от моей квартиры в Тель-Авиве.

Поэтому после всего того, что я вижу и делаю, ничего не расстраивает меня больше, чем игра в числа, которая проводилась в средствах массовой информации. В мире говорится о «несоразмерном» числе жертв как мере того, что является правильным и неправильным, как будто мало израильтян было убито членами Хамаса, чтобы иметь право на защиту своих собственных граждан от бесконечных ракетных нападений.

С моей позиции я вижу хирургические воздушные налеты и множество часов, потраченных с представителями ООН, МККК и НПО в изучении карты, чтобы помочь определить и избежать поражения гражданских объектов. Один из наших пилотов, который видел ракеты, направленные на Израиль, прервал свою миссию, когда он увидел детей поблизости, подвергая опасности своих собственных гражданских лиц, спасал жителей Газы.

В конце концов, все эти «непропорциональые количества» показали, как мы в Израиле защищаем наших детей с разработанной системой убежищ и противоракетной обороны, тогда как террористические группировки в Газе прятались, используя людей как живой щит для того, чтобы выиграть циничную войну СМИ.

Что в действительности стоит за заголовками и картинками на первой странице? Я ежедневно координировала товары с молодой женщиной из Газы, которая работала для организации международной помощи. В прошлом месяце мы наладили связь, когда нам пришлось бежать вместе в убежище, когда Хамас бомбил пересечение Керем Шалом, напав на самою помощь своему собственному народу. В течение восьми дней операции «Облачный столп» ни один не остался без телефонного звонка, просто чтобы проверить. Я спрашиваю: «Ты в порядке»? Она отвечает: «Я слышала, что они открыли огонь по вашей базе. Пожалуйста, будь осторожней». И каждый вечер я заставляла ее пообещать мне звонить, если ей будет что-то нужно. Такие вещи средства массовой информации миру не показывают, так же, как они не показывают, как Хамас умышленно угрожает гражданскому населению по обе стороны границы, неизбирательно обстреливая Израиль из пригородов Газы.

Возможно, подобные истории не приводят к возбуждающим заголовкам, но если бы они получили больше внимания, то было бы больше моральной ясности и, таким образом, больше мира на Ближнем Востоке.

Старший лейтенант Нира Ли родилась в Аризоне. Она переехала в Израиль в 2010 году и служит в Армии Обороны Израиля в течение последних двух лет в качестве офицера по связям с международным организациям в Администрации по координации и связи Газы.

Перевод Мирьям Аргаман

Источник

Поделиться с друзьями:

И ещё