Поиск по этому блогу

Загрузка...

Ближневосточный репортаж.Интервью Мордехая Кедара


ПЕРЕВОД


В.- Здравствуйте, я приглашаю вас в программу Ближневосточный репортаж

Сегодня мы будем обсуждать, что именно происходит сейчас на БВ, в Иране, с какими проблемами, навязанными Мусульманским братством, Катаром сегодня сталкивается Израиль …, каковы истинные взаимоотношения между Хамасом и ООП… в этом правительстве национального единства… и перед какими важными вопросами в связи с этими проблемами стоит Израиль сегодня.

И я с удовольствием присоединяю к себе подполковника, д-ра Мордехая Кейдара из Центра Бэкона по связям с общественностью в Иерусалиме.

По-моему мы имели удовольствие с вами встретиться в интервью в июле прошлого года в программе Ближневосточный репортаж, который был одним из самых интересных на этом сайте. Я рад, что вы снова с нами.

М.К. - Я рад и для меня это честь

В -Я  с нетерпением жду, что вы нам расскажете, однако, перед тем, как мы коснемся очень сложных вопросов относительно БВ, не могли бы вы напомнить нам некоторые моменты вашей биографии. Известно, что вы служили в израильской армии, что сейчас вы считаетесь одним из крупнейших в мире специалистов по вопросам ислама на БВ

М.К. – 60 лет назад, я родился в Тель-Авиве, учил в школе арабский, начиная с 7-го класса, потом продолжал изучать его до конца школы, затем, когда пошел в армию, я служил 25 лет в военной разведке и занимал должности, которые требовали хорошего знания арабского языка. Затем в 1995 я демобилизовался и поступил в Академию и на отделение арабского языка в Университет и, кроме того – в Бар-Илан, который является крупнейшим центром по стратегическим исследованиям. Несколько лет назад в Бар-Илане было решено открыть еще один центр, который бы занимался другими аспектами ближневосточного ислама. Он задумывался также как крупный центр, но он находится все еще в стадии создания, потому что мы ищем кого-то, кто мог бы взять на себя спонсорство такого центра и дать ему свое имя.

Мы чувствуем, что такой центр необходим, в основном потому, что есть уже слишком много центров по изучению БВ в мире, особенно, в США и Великобритании, которые сегодня находятся под влиянием денег, идущих из стран Персидского залива.

Как только деньги из стран Залива стали закачиваться в эти центры, они сразу же изменили свой дискурс от освещения реальности на БВ - к подпеванию своим владельцам и религии в их странах.

Мы в Бар-Илане решили, что мы никогда не будем куплены за деньги стран Песидского залива, поскольку мы хотим сохранить нашу независимость и правдивость, и надеемся, что навсегда, рассказывая правду о БВ и объективно освещая реальность о БВ и исламе, не прислушиваясь к диктату, который осуществляется взамен денег из стран Залива.

Я полагаю, что такой центр необходим, поскольку существует неосведомленность в отношении БВ, которая распространяется даже на академический мир этими центрами, работающими на деньги стран Залива.

Эта неосведомленность выплескивается на политическую арену, в СМИ и в общество, а несознательные люди сегодня в мире, которые принимают решения по БВ: как быть на БВ, как формировать БВ, особенно правительства на Западе… проявляют несознательность в основном потому, что обмануты теми, кто обучался в этих центрах и на их отделениях, купленных на деньги стран Залива.

Мы же будем говорить правду и слушать правду о БВ и исламе, что будет, в конечном счете, иметь успех.

В. – Насколько серьезным вы полагаете ситуацию в сфере образования в университетах на БВ, скажем, с конца прошлого столетия в университете Манчестера на факультете БВ, где, как мне кажется, критерии и уроки не были сбалансированы и они были уже тогда очень исламистскими, как и университетское общество.

Уже тогда деньги СА и стран Персидского залива закачивались в эти научные учреждения, а журналисты, которые специализировались на освещении дел на БВ, чаще всего работали на МИД или на членов палаты лордов и были плохо информированы или вовсе не информированы о том, что именно происходит на БВ.

М.К. – В качестве эксперта я имел интервью на ТВ, и там толковали события так, как их спонсоры из стран Залива им приказывали, и участники не были осведомлены в отношении реальности. Ну, смотрите, я вам дам два примера: один касается племенных отношений, которые сегодня живы не только в отношении избиений, но и в отношении убийств. То, что мы видим в основном в Ираке, что происходит в Афганистане, что происходит в Сирии, в Ливии – не может быть истолковано иначе, как межплеменные отношения. Это черты, присущие этим обществам, которые неизвестны на Западе.

Если вы специально не изучаете, что такое межплеменные отношения, и если этому не посвящены полные занятия с целью заставить понять, я не хочу сказать, путем направления в пустыню для проживания вместе с племенами, но, по крайней мере, под руководством опытного учителя, который хорошо осведомлен, что такое «трибализм», который представляет собой совершенно иную культуру, отличную от той, к которой привыкли люди в западном демократическом сообществе, вам нужен кто-то, кто хорошо осведомлен, что такое жизнь в племенном сообществе и может объяснить студентам, что значит жить в нем, каковы его проблемы и их причины, почему они воюют друг с другом. Это одна сторона вопроса, которая должна быть понята в западном мире. Другая сторона касается исламизма и, в частности, Мусульманского братства.

Обычно люди думают : «А. это милые люди. Они только думают о том, чтобы молиться 5 раз в день, совершить хадж и выплачивать закят. Они такие же, как религиозные христиане или религиозные евреи».

Это ошибочное мнение, полностью ошибочное, потому что то, во что они верят – это Шария, а законы Шарии – это нечто, совершенно отличное от того, что есть в иудейской Галахе или в обычаях и обязанностях христиан.

Шария – это, прежде всего – политическая система еще до того, как она связывается с религией. Связь ислама как политической системы с исламом как религии – это как одна и та же сторона медали, а не две стороны ее. И совершенно определенно, что ислам имеет дело с политикой, с властью над людьми, с отношениями с неверными (кафирами), с тем, как обращаться с зимми и пр. Галаха ничего не говорит ни о чем таком, ни в плане управления, нив плане поведения.

Таким образом, Шария, была сдвинута академиками на самый край с тем, чтобы скрыть эти реалии как доказательства того, что такое Мусульманское братство и какова их повестка дня в Египте, в Тунисе, где оно захватило власть полностью или частично. Та же организация действует сегодня в Иордании, где они угрожают развалить государство, они же и в Ливии, и в Сирии, и совершенно определенно – в Ираке.

То, что на Западе люди не осведомлены о названии этой организации – Мусульманское братство, по сути, является результатом многолетней деятельности академических кругов, которые отодвигали в сторону эти реалии и скрывали их.

Поэтому эти две реалии: трибализм и Мусульманское братство стали сюрпризом для всего мира, потому что они появились, как из-под земли и всех удивили.

Насколько одни считали, что такие реалии надо скрывать, настолько же мы считаем, что настало время эти реалии показать, и поэтому мы ждем кого-то, кто мог бы нам помочь в этом.

В – Можете ли вы сказать, по какой причине весь мир, включая Соединенные Штаты, неправильно понял «арабскую весну»? Мусульманское братство скрывало эту реальность, а теперь мы видим, что исламисты захватило власть в Африке и в других местах. Какие последствия это может иметь для демократии и свободы не только на БВ, но и для Израиля?

М.К. – Если демократия имела хоть какой-то шанс до арабской весны, то теперь, как я полагаю, этот шанс испарился со всем этим хаосом, который возник. Смотрите, прежде всего, с самого начала, вряд ли ближневосточные народы хотели бы демократию, потому что она связана с политическими свободами и гражданскими правами и свободой для женщин, свободой религий и свободой от религий, свободой слова, критики, свободой выражения, свободой собраний, свободой перемены режима и главенством Закона, т.е. всеми компонентами демократического пирога.

Многое из этого представляется совершенно нелогичным для сообществ на БВ и никогда не будет принято. Прежде всего, свободу женщин, свободу выражения (вспомните реакцию на карикатуры на Мухаммада), свобода религии и свобода от религии (если мусульманин заявит, что он покидает ислам, то с ним будет разговор короткий). Краеугольный камень демократии… выборы, ну, что выборы? Демократия должна осуществляться каждый день, а не раз в 4-5 лет. Как с этим? Как с правами нацменьшинств? Посмотрите, что происходит с христианами-коптами в Египте, христианами в Ираке и Сирии и других местах. Они же отовсюду бегут. Что, из-за плохой погоды? Если вы посмотрите на весь БВ, то увидите, что ситуация ухудшается. Сами арабы уже описывают арабский мир как тонущий в трясине огня, крови и слез. И это подтверждается.

Египетская экономика полностью развалена. Сирия как государство не функционирует уже давно. Ирак раздроблен, прежде всего, на арабов и курдов, на племена, которые больше не желают быть в составе единого государства, а объявляют отделение, как Нью Джреси или Оклахома, что может привести к созданию государств, как Франция или Германия. Йемен разделен снова после своего объединения в 1991. Теперь юг объявил о своем отделении от севера. Судан был недавно разделен на 2 государства, а теперь внутри каждого из них идет межплеменная война при двух правительствах: в Хартуме и Дарфуре, а теперь уже и в других городах.

Когда вы смотрите на все эти разваливающиеся государства, то понимаете, что и Сирия также будет разделена: от нее уже отделились курды. Их район стабилен, тогда как на остальной территории процветает хаос. Алавиты уже вооружаются в районе своего компактного проживания на северо-западе страны, друзы уже готовятся объявить о своей независимости, которую они уже пытались объявить в 1925. Тогда Франция насильно заставила их войти в Сирию.

Сегодня весь арабский мир просто трясет, и он дробится на племена, этнические группы, религиозные группы и секты. Т.е. имеют место все 4 оси разделения БВ, и, возможно, из этого месива смогут появиться новые государства, которые будут более стабильными, потому что они будут более однородными. Этот конгломерат был создан кем? Колониализмом: британским, французским, итальянским (Ливия). Пришло время для переоценки колониализма и создания новых государств, как Эмираты в Персидском заливе. Каждая группа будет иметь свою территорию, пусть даже маленькую. И что? Есть же маленькие государства, как Люксембург, Сан-Марино, Монако, Гибралтар, Ватикан и Лихтенштейн. И никто из них не страдает от клаустрофобии из-за маленького размера. Таким, на мой взгляд, будет будущее БВ.

Кстати, в связи с этим, я думаю, что для палестинцев единственное решение – это создание государств-эмиратов. Мы уже имеем де факто государство в Газе, уже 5 лет, как оно существует после переворота, который Хамас устроил против ООП. У них есть границы, есть правительство, законодательный орган, судебная система, есть армия, военная промышленность – все государственные органы есть в Газе. Они, конечно, не объявят независимость, но независимость – всего лишь слова. Что им это даст? Такие же государства-эмираты должны быть созданы в Наблусе, Калькилии, Рамалле, Дженине и тд. Таким образом, мы получим 8 городов-государств в Иудее и Самарии. Они не будут мешать друг другу, не будут соперничать дру с другом. И зачем надо создавать новый конгломерат, который не будет функционировать, когда можно создать эмираты, которые будут функциональны? А для их выживания, у них есть нефть. В Дуббаи нет нефти и газа, там есть только соя, на которой они делают бизнес, и там существуют зоны свободной торговли.

В Ираке есть нефть, и в Судане, и в Йемене, и в Ливии – все они нефтяные страны, находящиеся в упадке из-за раздробленности. Поэтому для начала нам надо создать отдельные эмираты для каждого племени в этих городах, где они будут гомогенны, их власть будет стабильна, и на этом можно будет строить процветающую экономику. Если есть раздробленность по племенам и группам, то государственная система не может функционировать, и экономика не может развиваться. Западный берег должен принадлежать Израилю для того, чтобы Хамас не мог захватить эти территории и превратить их в Хамасстан или Хизболластан, поскольку никто в мире не может гарантировать, что если там будет непрерывность территории, то не будет захвата Хамаса.

В. – Однако ваша поддержка установлению эмиратов противоречит общей линии Мусульманского братства, которые стремятся к тому, чтобы создать на БВ исламский халифат, который был разрушен после Первой мировой войны в 1919. Они хотят создать на БВ суперарабское государство, исламское супергосударство.

М.К. - Это все слова, дискурс, в реальности ислам давно устарел. Он не преуспел в объединении племен, этнических групп и даже сект. Лозунги очень хорошие. Ислам объединяет всех, и все объединяются под исламом. Реальность – весьма печальная и кровавая. Вы видите секты как шииты и сунниты, готовые уничтожить друг друга. Вы видите ваххабитов, которые объявляют другие школы ислама еретиками и неверными. Вы видите джихадистов, которые уничтожают представителей других сект. Лозунги их очень хорошие. Они хотят объединить всех мусульман, очень хороший лозунг, но реальность полностью противоположна тому, что они провозглашают. Я не верю в то, что ислам вообще когда-либо сможет объединить мусульман, потому что у них всегда будут причины для споров и раздоров, которые будут их дробить.

В.- Очень интересно. Скажите, что вы думаете о Египте после арабской весны, после свержения Мубарака и желания аннулировать мирный договор с Израилем, а сейчас Мусульманское братство пришло к власти и выбрало президентом Египта Морси, при котором исламские клирики призывают к священной войне за освобождение Иерусалима. Каким вы видите израильско-египетские отношения в свете прихода к власти Мусульманского братства?

М.К. – Если бы мусульманские братья пришли к власти в 70-х, никакой мирный договор не был бы подписан. Однако сегодня они пришли к такой ситуации, когда они должны решать, отменять мирный договор или нет. Отмена мирного договора с Израилем повлечет за собой отказ Запада от оказания Египту финансовой поддержки. Поэтому США, которые стояли с самого начала за этим мирным договором, настаивают на его сохранении, а США в настоящее время кормят Египет. Поэтому там хорошо понимают, что Америка прекратит их кормить, если они отменят мирный договор. Они знают, с какой стороны хлеб намазан маслом.

Поэтому они будут продолжать мирный договор, поскольку его отмена обойдется слишком дорого, чего они не осилят. Кто еще будет их кормить? Иран? Саудовская Аравия?

Поэтому Америке удалось «убедить» Египет продолжать мирный договор с Израилем, хотя это противоречит его идеологии, поскольку отмена дорого ему обойдется.

В.- В ходе нашей дискуссии мне бы хотелось затронуть вопрос об участии Катара в разжигании арабской весны, оказании давления на президента Обаму, чтобы он заставил полковника Каддафи отказаться от власти, оказании давления на президента Египта Мубарака уйти с поста. Какова роль Катара сегодня, поскольку он заставляет Хамас создать правительство национального единства.

М.К.- Катар voila (вдруг, внезапно) стал самой мощной державой на БВ, и я бы даже сказал, одной из самых мощных держав в мире. Это кстати, скрывалось многими, кто одобрял деньги Катара.

В 1996 Катар запустил канал Аль Джазира, который работал на деньги от газовых месторождений, которые Катар имел в Заливе. И Аль Джазира с самого начала имела четкую и ясную повестку дня: распространиться на христианство, Австралию, Америку, Израиль, Европу, распространиться на арабские диктаторские режимы БВ. Когда вы распространяетесь на это все, остается Мусульманское братство. Все, кто работал в АльДжазире, были членами Мусульманского братства, открыто поддерживали Мусульманское братство, и все, что шло на этом канале, пропагандировало Мусульманское братство во всем арабском мире. Они необычайно преуспели в ниспровержении режимов президентов и диктаторов в Индонезии, Египте, в Ливии, в Йемене, а теперь они раскачивают режим Ассада. Катар действует преднамеренно. Они сейчас переносят огонь с одной арены на другую. Разжегши огонь в Индонезии, они подстрекали Египет, разжегши огонь на площади Тахрир в Каире, они перенесли его в Ливию, разжегши огонь в Ливии, они убедили йеменцев «да, мы можем» (Yes, We can). А сирийцы посмотрели на это по Аль Джазире и начали это все в Сирии..

Нет никакого сомнения в том, что АльДжазира, управляемая Катаром, стала инструментом эмира Катара, который сверг президентов, гораздо сильнее его, с более сильной армией, а у Катара вообще никакой армии нет, а есть лишь корабельный патруль в Заливе, несколько лодок в море и больше ничего. И, тем не менее, ему удалось свергнуть только с помощью Аль Джазиры всех этих президентов, несмотря на тот факт, что они были намного сильнее его.

Не только это. Катару удалось в 2011 толкнуть НАТО, Европу, Америку действовать против Каддафи. Смотрите. Сверхдержава – это страна, которая посылает свои войска действовать далеко от своих границ, а сверхсверхдержава – это страна, которая посылает другие армии действовать далеко от своих границ. И это Катар. Катар послал НАТО в Ливию. Поэтому я говорю, что Катар – это сверхсверхдержава.

В. – Тогда у меня дополнительные вопросы:

Каковы основные цели Катара? Это установить свое влияние на БВ или изменить весь БВ ради себя?

М.К. – И то, и другое. Добиться власти, используя самую тяжелую дубину в виде Аль Джазиры в руках эмира Катра и, разумеется, с помощью этой тяжелой дубины проталкивать исламизм Мусульманского братства в арабском мире.

Теперь посмотрите, как Аль Джазира, простой канал, который, как вообще мог стать тяжелой дубиной, когда он простой спутниковый канал? Что сделало его такой тяжелой дубиной?

Арабский мир управляется посредством культуры стыда, потому что последнее, что араб допустит – это испытать стыд в отношении самого себя . Он сделает все возможное, чтобы избежать позора от постыдных вещей, которые он совершил. С годами Аль Джазира собрала компромат, позорную информацию на арабских лидеров, которой она могла ударить их в самое больное место – легитимность, потому что правитель, легитимность которого подорвана телевизионным каналом, полностью теряет свою легитимность и должен пасть. Так было с королем Хусейном в Иордании, с Мубараком в Египте, и такое может быть с кем угодно.

В арабской культуре стыд (позор) – это самая опасная вещь, которая может произойти с человеком, а потому людьми легко манипулировать путем сбора позорной информации, будь то деньги или женщины. Смотрите, к примеру, в любой стране Европы, к примеру, во Франции, если у президента или премьер-министра была интрижка с женщиной, ну и что тут такого? Ничего не случается. Это никак не влияет на их статус. И мы это видели. В арабском мире, если подобная информация появится о таком человеке…, да он покончит жизнь самоубийством, потому что не сможет показаться на людях, особенно правитель, который имеет политический статус.

Вот поэтому Аль Джазира стала такой тяжелой дубиной. Она собирала компромат на правителей, и позволяла им работать в своих государствах, в то же время, подстрекая против них народные массы. И они стали бояться изгонять группы АльДжазиры из своих стран из страха, что Аль Джазира обнародует информацию, которую она имеет. Из страха они стали сдаваться Аль Джазире, и, таким образом, Катар стал очень могущественной страной на БВ.

В. – Можно ли сказать, что Катар использовал СМИ, чтобы приобрести вес и господство на БВ?

М.К. – Ну, смотрите, это имеет хорошее основание в политическом обществе сегодня, потому что мы делим власть на жесткую и мягкую. Жесткая власть – это армии, ВВС, танки. Мягкая власть – это СМИ, науки, искусство, да вообще многие «мягкие» вещи стали компонентами «мягкой» власти.

В сегодняшнем мире мягкая власть очень сильна. Посмотрите на Китай. Он что, приобрел свое могущество с помощью армии? Вовсе нет. С помощью экономики. Изобретений. Копируя чужие изобретения. Это мягкая власть. Посмотрите на Японию. Что сделало ее такой после войны? Промышленность, изобретения. Посмотрите на Европу. Там не только армии, но и модернизм, искусство. Это сделало Европу важной в мире. Катар построил свой статус на Аль Джазире. Мягкая власть это очень мощная власть.

В.- Говоря о проекции власти, в частности, Аль Джазиры, не опасно ли для Катара дискредитировать своих врагов, к примеру, Саудовскую Аравию или Иран, потому что им может не понравится то, что Катар приобрел столько могущества? Как Катар решает проблему угрозы со стороны других государств?

М.К. – Для начала надо сказать, что Саудия никогда не позволяла Аль Джазире ступать на свою землю. Время от времени ей позволено совершать хадж в Мекку, но сразу по окончании хаджа, ее выдворяют из страны, поскольку всем известна ее повестка дня. И когда саудит едет в Катар, который является соседом Саудовской Аравии, и появляется на фоне здания Аль Джазиры, он должен, по возвращении домой в Саудию, быть очень осторожным в отношении своей шеи, потому что, скорее всего, саудовским властям это может совсем не понравится, а если им кто-то не нравится, то нет никаких гарантий для долголетия такого человека. Некоторые саудиты появляются в АльДжазире, рискуя жизнью, но Саудовская Аравия держится от Аль Джазиры подальше.

Иран не имеет дел с Катаром, не из-за Аль Джазиры, а потому что Катар – самый мощный американский союзник в Персидском заливе, где Америка имеет базу ВВС, с которой американцы могут подняться для воздушной атаки на Иран, хотя Катар и говорит, что он не позволит использовать свою территорию для такой цели, но я этому не верю, потому что это просто слова, потому что в действительности Америка защищает Катар от Ирана. Катар хорошо знает о намерениях Ирана, потому что Иран уже взял Ирак. И это не просто слова.

Ирак был освобожден от Саддама Хусейна с кровью и деньгами Америки, Британии, и других. Пришли спасать Ирак от Саддама Хусейна, а сегодня Ирак покорный и послушный слуга Ирана. Иран взял Ирак без единого выстрела. Подкупили одних, уничтожили других, и сегодня Ирак ведет себя в соответствии с иранским диктатом. Сегодня Ирак посылает своих солдат в Сирию, в соответствии с программой Ирана. Иракские компании переводят Ирану деньги за проданную нефть, которую они продают вместо Ирана, которому запрещено торговать нефтью и производить банковские операции, так Ирак от себя продает нефть и посылает деньги Ирану. Есть еще множество моментов, где Иран контролирует Ирак.

Куваиты сейчас раздумывают, присоединяться ли им к Ирану мирно или нет, потому что они хорошо понимают, что Запад не придет еще раз их спасать, если они на этот раз будут оккупированы Ираном, как он это сделал в 1991, когда Ирак на них напал.

Саудиты трясутся от страха, потому что хорошо знают, что иранцы хотят Мекку и это – их цель, потому что они хотят восстановления шиитского управления исламом, которое было у них отнято в середине 7-го века. И они хотят, чтобы создание халифата было в руках шиитов, чтобы восстановить шиитское прочтение Корана, и чтобы круг замкнулся в отношении подавления, которое они испытывали от суннитов, и сунниты это хорошо знают.

Все страны Залива дрожат перед Ираном. Израиль, несомненно, тоже боится Ирана, потому что знает, что Иран сотрет его с карты, если только у него появится ЯО и будет сила это сделать. Поэтому Израиль воспринимает Иран очень серьезно. Хотя, на мой взгляд, Израиль не будет первой мишенью Ирана, желающего, прежде всего, распространить свою гегемонию на страны Залива, желая захватить 60% мировых запасов нефти и газа. Что они имеют сами, что имеет Ирак, страны Персидского залива и Саудовская Аравия. Все это в совокупности составляет более 60% мировых запасов.

После этого Иран станет супердержавой мира, только контролируя мировую экономику посредством управления энергоресурсами. С моей точки зрения, с Израилем они могут подождать, потому что возможно, руководствуются сказанным в Коране «Аллах награждает тех, у кого есть терпение». Они ждали с 7-го века, чтобы восстановить шиитский халифат, ждут до сих пор и еще подождут. Израиль вроде бы оказывает некоторое устрашение на Иран, потому что они опасаются того, что Израиль может сделать. Поэтому для них пока связываться с Израилем слишком опасно. Страны Залива менее опасны, а выгоды от захвата Залива гораздо бОльшие.

Афганистан – еще одна упадочная страна, из которой западные силы хотят выйти. Она будет захвачена Ираном тут же, как только Запад его покинет. Иран заберет Афганистан из-за его минеральных запасов и всего, что было найдено в земле Афганистана. Иран просто не может дождаться захватить это все, и уход Запада оттуда позволит им это. Вот что такое Иран. Ну и, конечно, он хочет обзавестись ЯО, чтобы убедить других не вмешиваться в установление его гегемонии в этом регионе, которая окажет влияние на всю мировую экономику.

Другая проблема заключается в том, что иранцы сейчас уже знают, как запускать ракеты с подводных лодок. Единственный компонент, которого у них пока нет – это ЯО. Представьте себе, что будет с миром, если Иран будет способен запустить с подводной лодки ракету с ядерной боеголовкой. Иран будет держать весь мир под контролем из-под воды, угрожая всем. Я бы не хотел видеть даже 1/100 такого сценария.

В.- Давайте предположим, какого рода угрозы будут исходить из Ирана, если он обзаведется ЯО. Прежде всего, это распространение ЯО в регионе, поддержка Хезболлы и Хамаса, а также группировок Аль Каиды в их террористических атаках по типу Лондона или Нью-Йорка. Запуск Ираном ракет с подводных лодок может быть дезинформацией, потому что я нигде не слышал аргументов в поддержку этого утверждения, или это совершенно новая информация. Будет ли удар по Ирану со стороны Израиля неизбежным или после избрания на новый срок у президента Обамы появится мужество взять на себя войну с Ираном?

М.К.- Смотрите, Нетаньягу до сих пор не сказал, что он собирается делать и не делился со мной своими планами. Во-вторых, принимая во внимание израильское общество, политическую систему и т.д., я не думаю, что Израиль пожертвует собой для спасения мира от иранской проблемы. Иран был проблемой мира раньше, чем он стал проблемой Израиля. И я не думаю, что Израиль находится на верхушке этой системы. Израиль не считает и не чувствует, что он должен делать работу за весь мир, потому что Иран – это угроза всему миру.

Нетаньягу пытается пробудить мир. Он раскачивает лодку, бьет в колокола и т.д., но пока не добился успехов. Однако он знает и многие знают, что единственным средством заставить Иран свернуть его ядерную программу – это направить ему четкое и ясное послание: «Слушайте иранцы, у вас есть одна неделя – 7 дней, чтобы погрузить всю вашу ядерную программу на корабли, сколько их нужно, и направить их к нам. Через неделю мы начнем наносить удары. Не взывайте к нам, и мы не будем больше взывать к вам. Не просите больше времени. С этого дня через неделю мы начнем бомбардировки». Если они услышат рокот заводимых моторов самолетов, увидят корабли, сухопутные силы, двигающиеся в направление стран Персидского залива, они поверят , что это не шутка, а реальная угроза. Есть большая разница между просто угрозой и реальной угрозой. Там, где просто угроза не работает, работает реальная угроза.

Когда угроза всего мира будет реальной …, даже не так. Чем реальнее будет угроза всего мира, тем меньше будет вероятность войны, потому иранцы сдадутся. Они не самоубийцы как государство, как режим, как общество. Они посылают других людей совершать самоубийства, но как государство – нет. В случае войны, они же не останутся как государство, а исчезнут. И когда они поймут, если поймут, что это эндшпиль, и что мир сотрет их с лица земли как государство, они сдадутся, откажутся и выполнят то, что мир им прикажет..

В.- Как, по-вашему, почему мы не говорим Соединенным Штатам используют всю военную мощь, по крайней мере, положить на стол все красные линии что касается ядерной программы и не угрожаем Ирану применением военной силы, если он не прекратит ядерную программу?

М.К. – Этот вопрос следует адресовать Белому Дому. Почему вы не ставите четкие красные линии? Четкие временнЫе рамки до того, как они обзаведутся ЯО? Я не знаю. Может быть, у них есть какие-то соглашения, которые они боятся нарушить или какие-то правила, потому что мир управляется множеством законов и правил. Я действительно не знаю. Однако у американцев и НАТО нет иного пути, остановить Иран, кроме одного. Смотрите, санкции, какими бы тяжелыми они ни были, вряд ли смогут остановить диктаторов. Это не смогло остановить Саддама в течение 10 лет, чтобы послушать мир. Санкции также не работали в Сирии. Санкции не сработали у Каддафи. Вы посмотрите, единственное, что сработало у Каддафи, чтобы он отказался от своей ядерной программы, это когда он увидел, что случилось с Саддамом Хусейном. Т.е. ему потребовалась тяжелая дубина в виде того, что случилось с Саддамом Хусейном, чтобы он отказался от ядерной программы. Это значит, что угроза Каддафи была реальной.

Точно так же и иранцы не видят для себя реальной угрозы. Поэтому они тянут время, обманывают мир, призывают мир, а мир все еще спит и не видит иранской угрозы всей цивилизации, а не только Израилю и Европе. Иранцы угрожают западной цивилизации, потому что она несет вседозволенность, светскость, материализм, т.е. все, что противоречит исламу. Это сейчас ведет их к свержению западной цивилизации, государств, режимов, культуры, поскольку он себя видят мусульманами, верующими, тогда как все другие – христиане, иудеи и прочие неверные являются вероотступниками. Так они видят мир, а мир должен им сказать четко, что он о них думает и сделать все необходимое, чтобы их остановить, пока не стало поздно.

В.- У нас остается еще пара минут до конца, к сожалению, потому что разговор с вами просто очаровывающий. У меня такой вопрос: В чем заключается угроза Израилю в последнее время на БВ, особенно в результате «арабской весны»?

М.К. – Я не игнорирую опасность применения ОМУ, которое складировано в Сирии и может попасть в руки таких организаций, как Хизболла, Исламский Джихад и сотен военизированных группировок, которые сегодня воюют друг против друга в Сирии. Я не могу отрицать, что этот сценарий принимают во внимание такие страны, как Турция и другие. Я также не игнорирую иранскую угрозу. Однако когда я вижу трясину из огня, крови и слез, которая окружает Израиль, то он снова предстает как островок стабильности, здравомыслия, демократии, гражданских прав и политических свобод. Это то, что мы разделяем с Европой как нормальные государства. И это Израиль, несмотря на хаос, царящий вокруг. Мы рассматриваем себя лишь как оболочку этой игры.

В.- Спасибо, что пришли рассказать нам о том, что происходит на БВ

М.К. - Спасибо, что дали мне возможность рассказать об этом.


В.- Спасибо, что смотрели нашу программу.

Перевод Мирьям Аргаман

Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё