Поиск по этому блогу

Загрузка...

Замешательство среди “сутенеров джихадистской нищеты”.

"Ни одно исследование не дало убедительных доказательств, что терроризм имеет экономические корни".

Приведенная выше цитата является хорошо известна среди борцов с джихадом, даже если она не проникла в сознание наших политических лидеров. Несмотря на то, что “сутенеры джихадистской нищеты” хотели бы заставить нас в это поверить, нет никакой корреляции между исламским терроризмом и нищетой самих террористов.На самом деле, по данным основных агентств пакистанских новостей, самые последние исследования говорят об обратном: средний класс пакистанцев в 23 раза скорее совершит террористический акт, чем их бедные братья.

Это потрясающая оборотная сторона обычной мудрости. Если бы только мы могли схватить политиков за лацканы и трясти их до тех пор, пока бы они не обратили внимание!

Султан Махмуд, автор нижеприведенной статьи, предлагает некоторые свежие наблюдения:
«Чтобы понять причины терроризма, надо спрашивать, не какое количество населения неграмотно или живет в условиях крайней нищеты. Скорее нужно спросить, кто придерживается таких сильных политических взглядов, что готов их навязать посредством терроризма»?
И еще:
«Решение вопроса терроризма заключается не в увеличении экономического развития, а в увеличении свободы».
С сайта Dawn.com:

Корни терроризмаСултан Махмуд

Беглый анализ глобальной базы данных терроризма Старт показывает, что за последнее десятилетие в Пакистане было отмечено самое большое в мире количество смертей, связанных с терроризмом. 

И действительно, число погибших там от террора превышает совокупное количество смертей, связанных с терроризмом, в Европе и Северной Америке.

Таким образом, понимание терроризма, его динамики, его причин, причин его эскалации и деэскалации имеет крайне большое значение для Пакистана.

К сожалению, ученые и политики в Пакистане все больше полагаются на спекуляции и свою исключительную интуицию в борьбе с этой угрозой. Цель этой статьи заключается в развеянии мифа, что реформы в области образования и экономический рост могут снизить уровень терроризма.

Безусловно, политика образования и экономического роста должна осуществляться для их собственного блага, но ожидание, что эта политика приведет к уменьшению терроризма, основывается на чистом предположении.

Множество исследований идет против «общепринятого» взгляда на терроризм. Ходят истории о том, что к терроризму прибегают бедные, молодые, безграмотные, с промытыми мозгами подростки, которым не на что жить. На самом деле ничто не может быть дальше от истины.

Гари Бекер связал безработицу с преступностью и обрисовал оптимальные параметры наказания, что дало ему Нобелевскую премию в области экономики. Он показал, что преступники «сознательно» идут на преступления, зная о вероятности, что они могут быть пойманы и тяжело наказаны. Далее он обнаружил, что высокие показатели безработицы и нищеты тесно связаны с высокими показателями преступности.

Таким образом, в исследовании терроризма было естественно изучить влияние высокой степени обнищания на повышение уровня терроризма. Такое мнение разделяют мировые лидеры и ведущие ученые. Например, бывший президент США Джордж Буш заявил: «Мы боремся против нищеты, потому что надежда есть ответ на террор».

Точно так же, Джессика Стерн из правительственной школы им. Кеннеди при Гарвардском университете заявила: «(Соединенные Штаты) больше не могут себе позволить, чтобы штаты беднели... новые Осамы будут продолжать появляться». Такие же взгляды разделяют и такие, как Билл Клинтон, король Иордании Абдалла, архиепископ Кентерберийский и Тони Блэр.

Тем не менее, к разочарованию многих ученых, простая позитивная взаимосвязь между нищетой и (материальным) преступлением не может быть экстраполирована к позитивной структурной взаимосвязи между нищетой и терроризмом. Ни одно исследование не может убедительно показать, что терроризм имеет экономические корни.

Такое отсутствие доказательств было отражено и в последнем обзоре литературы, проведенном Мартином Гассебнером и Симоной Лакингер из швейцарского экономического института «КУФ».

Авторы предложили 13,4 миллионов разных уравнений, выведенных из 43 различных исследований и 65 коррелятов терроризма для того, чтобы придти к заключению, что высокий уровень бедности и неграмотность не связаны с ростом терроризма. На самом деле только отсутствие гражданских свобод и рост численности населения могут точно предсказать высокий уровень терроризма.

Справедлива ли такая связь также и для Пакистана? Похоже, что да. Кристина Фэр, на основании документов Джорджтаунского университета, вывела аналогичное явление для Пакистана. Используя данные о 141 убитом боевике, она пришла к выводу, что боевики в Пакистане набираются из семей среднего класса и хорошо образованны. Это же подтверждает далее Грэм Блэр и другие в Принстонском университете.
Они также нашли доказательства высокой поддержки терроризма тех, кто относительно богат в Пакистане. В солидном обследовании 6000 человек со всего Пакистана было выяснено, что бедные на самом деле в 23 раза более склонны к экстремистскому насилию по отношению к гражданам среднего класса.

Моя собственная работа дала точно такие же выводы. Используя экономическую концепцию причин и следствий Грейнджера и опираясь на данные по Пакистану 1973-2010, я документально доказываю одностороннюю причинность, направленную от терроризма к ВВП, инвестициям и экспорту.

Результаты показали, что усиление терроризма ведет к сокращению ВВП, инвестиций и экспорта. Однако повышение ВВП, экспорта и инвестиций не ведет к снижению терроризма. В последней строке: когда с экономикой не все хорошо, терроризм не растет и наоборот.

В настоящем контексте, тест причинности Грейнджера выясняет, что именно постоянно происходит сначала: т.е. высокие доходы уменьшают терроризм в будущем или высокий терроризм сокращает доходы в будущем и наоборот?

Алан Крюгер из Принстонского университета, как представляется, нашел объяснение для такого «нелогичного» явления. После анализа обширных данных микро - и макро уровней, он пришел к заключению, что на самом деле террористы относительно образованны и набираются из состоятельных семей. Но он отмечает и другой шаблон в данных: постоянную взаимосвязь между политическим подавлением и учащением случаев терроризма.

Он увязывает терроризм с поведением при голосовании и делает вывод о том, что терроризм является «политическим, а не экономическим явлением». Он отстаивает свои результаты, утверждая по ходу, что политическое участие требует некоторого понимания проблем, и изучение их представляется менее дорогостоящим мероприятием для тех, кто более образован.

Так же, как образованные более склонны голосовать, они также более склонны политически выражать себя через терроризм. Следовательно, политические притеснения заставляют людей прибегать к терроризму.

Чтобы понять, в чем причины терроризма, не нужно спрашивать, какое количество населения неграмотно или живет в условиях крайней нищеты. Скорее следует спросить, кто придерживается таких сильных политических взглядов, что хочет навязать им путем терроризма.

Дело не в том, что большинству террористов не на что жить. Далеко не так. Это высоко способные и политически образованные люди, которые так неистово верят в какое-то дело, что готовы умереть за него. Решение терроризма заключается не в большем экономическом росте, а в большей свободе.

Перевод Мирьям Аргаман

Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё