Поиск по этому блогу

Загрузка...

Ирану и Израилю надо поговорить о Сирии.

Меир Джаендафар
для Аль-Монитор

Причина: в Сирии формируются фундаменталистские движения, связанные с Аль Каидой, которые страстно ненавидят евреев и шиитов. 

К ним относятся группы, как Jabhat al-Nusra, которая открыто и публично поклялась верности командиру Аль-Каиды - Айману Аль-Завахири. Такие группы множатся. 
Согласно статье в «the Small Wars Journal», где цитируется Верховный комиссар ООН по правам человека в докладе за декабрь 2012, «вновь образованные оппозиционные группы скорее сольются или присоединятся к исламистским группировкам, подобным Jabhat al-Nusra, чем к ССА [свободной сирийской армии] или другим, менее радикальным оппозиционным группам».

«Хезболла» уже сталкивается с такими группами в Сирии, теряя каждый день четыре-пять бойцов. Как только Асад падет, экстремистские группы, связанные с Аль Каидой, скорее всего усилят ярость своих нападений на шиитов и алавитов, живущих в Сирии. Боснийский стиль массовых убийств или даже более крупных не может быть исключен. Такие группы могут также начать нападения на контролируемые Хизболлой пункты на границе Ливана с Сирией. Существует также значительный шанс того, что они будут пытаться проникать в Ливан для того, чтобы атаковать его шиитских граждан с использованием террористов-смертников — хорошо известный метод, используемый Аль Каидой против шиитов в Ираке на протяжении многих лет.

Тем временем, мы в Израиле можем ожидать внезапных пулеметных и минометных нападений и даже использования такими группами Катюш против израильских пограничных постов и городов. Могут значительно участиться случаи проникновения через границы Израиля. И если такие группы в Сирии получат в свои руки химическое оружие, они без зазрения совести применят его против Израиля, шиитов или алавитов в Ливане или Сирии. Что делает особенно трудной для «Хезболлы» и израильских сил обороны борьбу с этими группами – это то, что они фанатичны и не имеют центральной власти. Это означает, что концепция военного сдерживания вряд ли будет работать с ними, так как нет ни одного командира, который мог бы быть атакован и вынужден прекратить свои военные операции.

В этом – огромный контраст противостояния Хизболлы против Израиля, в котором обе стороны имеют структурированную военную иерархию. Кроме того политические соображения воздействуют на процесс принятия решений, посокльку те, кто командует вооруженными силами, подчиняются своим политическим лидерам, что означает, что концепция сдерживания работает с обеих сторон и в разное время. Джихадисты Аль Каиды не подчиняются никому, не имеют никаких политических амбиций или соображений.

Как союзник Ирана, Хизболла, так и Израиль находятся на общей границе с сектантской войной, которая, по некоторым предсказаниям, будет еще более яростной, чем в Ираке, с побочным эффектом на соседние страны. Из-за их малого размера, нацеливание на небольшие группы джихадистов требует точной разведки, делая, таким образом, обмен разведывательной информацией ключом в войне против них.

Поэтому правительства Ирана и Израиля должны взвесить возможность переговоров друг с другом, открытых или тайных.

Принять такое решение нелегко для обеих сторон. В Израиле отрицание иранским правительством Холокоста и призывы к уничтожению Израиля, создали много врагов. В то же время в Иране антиизраильская риторика режима формирует большую часть его характера. Он вложил много в свою антиизраильскую политику и риторику, как дома, так и за рубежом с момента революции.

Однако серьезность надвигающейся ситуации в Сирии означает, что Иран и Израиль имеют общего врага, который будет представлять серьезную угрозу для их союзников и граждан. Хотя Иран не разделяет границы с Сирией, он не может позволить своим шиитским союзникам - Хизболле и алавитской Сирии быть раздавленными организацией, связанной с Аль Каидой, потому что иначе он потеряет остатки своего влияния в регионе. В то же время Израиль не хочет повторения гражданской войны на ее границе, как это было с Ливаном в 1970. Анархия таких конфликтов создает идеальную среду для террористических организаций, чтобы начать нападения на израильские города.

Цена за то, чтобы не разговаривать друг с другом, может быть гораздо выше, чем цена общения и даже сотрудничества против общего врага, возникшего в Сирии. Если оставить в стороне политические разногласия, то факт остается фактом, что Иран, его шиитские союзники и Израиль имеют ряд сильных стратегических сходств и общих интересов. Существование в виде несуннитским меньшинства на арабском суннитском Ближнем Востоке – это самое сильное сходство. Ирану стала очевидна непосредственная цена от пребывания таким меньшинством во время войны против Ирака, тогда как Израиль боролся с этой проблемой на протяжении десятилетий. Обе стороны снова столкнутся с этой общей проблемой в Сирии.

Когда это было в их интересах, Иран и Израиль раньше разговаривали и сотрудничали. Дело Иран-контрас, в котором Иран купил оружие у Израиля, является лишь одним из примеров. 
Сирийский кризис снова создает возможности для обеих сторон говорить и сотрудничать. 

Это тот шанс, который нельзя упустить. Не пытаться есть худший вариант.

Перевод: Мирьям Аргаман

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё