Поиск по этому блогу

Загрузка...

Запасайтесь попкорном!

Запасайтесь попкорном! Мухаммед Дахлан подал на Абу Мазена жалобу в Международный уголовный суд в Гааге (МУС) за коррупцию.

Мухаммед Дахлан - человек, ответственный за один из самых жестоких террористических актов в период Второй интифады (трое детей из одной семьи лишились ног в ракетном нападении на их школьный автобус), подал иск в Международный уголовный суд в Гааге на "умеренного" "палестинского" президента Махмуда Аббаса (ака Абу Мазен), обвиняя его в коррупции. Он представлен адвокатом израильской адвокатской конторы.

Дахлан, в настоящее время живущий в Дубае и Европе, нанял израильскую адвокатскую контору для подачи жалобы в МУС в Гааге. Об этом сообщила ежедневная газета Едиот Ахронот в среду. Контора принадлежит Заки Камалю, заместителю президента Израильской Коллегии адвокатов, и его сыну, Камалю Камалю.

В своей жалобе Дахлан утверждает, что Аббас не мог расправиться с ним, потому что он рассматривался как потенциальный конкурент на лидерство в ПА.

Дахлан обвиняет палестинского руководителя в
тираническом поведении, невыразимой коррупции, при которой он, вместе с его коррумпированной семьей, наносил вред палестинскому населению и государственным учреждениям
(так сказано в жалобе).

Копия жалобы, направленная Аббасу, осталась без ответа. Копии были также направлены генеральному секретарю ООН, Бан-Ки-Муну, Государственному секретарю США, Джону Керри, Комиссии по правам человека ООН, секретарю Евросоюза и представителю Квартета, Тони Блэру.
Я сам и моя семья в течение длительного времени подвергались террору и оскорблениям, запугиванию, арестам, шельмованию, угрозам к жизни и повреждению имущества, 
- написал Дахлан. 
Кампания против меня не имела никаких нравственных или законных пределов, ни даже национальных границ…
В прошлом Дахлан был руководителем Фатаха в секторе Газа до изгнания его Хамасом в 2007. По его прибытии на Западный берег, он был обвинен коллегами в потере Газы, вспыхнуло интенсивное соперничество между ним и Аббасом.

Два года назад он был выдворен с территорий после того, как Аббас заподозрил его в организации заговора с целью переворота.

С тех пор он стал состоятельным бизнесменом и одним из самых близких друзей королевской семьи в ОАЭ.

Я не знаю, почему он решил, что МУС имеет полномочия, но… на всякий случай запаситесь попкорном….

P.S. Вы все обратили внимание на то, что заместитель председателя израильской Коллегии адвокатов - араб? 
Государство апартеида все же...



Два замечания по поводу демократии на Ближнем Востоке

Бен Каспит
для Аль-Монитор

1. Подробная информация о частном уголовном обвинении, поданном несколько месяцев назад в международный суд в Гааге, была опубликована 24 июля в израильских СМИ. Интересный документ содержит редкую возможность заглянуть за кулисы палестинской политики и увидеть актуальную картину демократии, распространенную от Рамаллы до Наблуса и Дженина, а также Газы.

Иск был подан Мохаммедом Дахланом, бывшим высокопоставленным чиновником Фатха и одним из вождей могучих палестинских сил безопасности в секторе Газа, ни против кого иного, как Председателя Палестинской администрации (ПА) Махмуда Аббаса, ака Абу Мазен. Суд в Гааге обычно не занимается такими исками, но Дахлан, который сделал свою подготовительную работу, получил специальное разрешение от Совета Безопасности ООН на свой судебный иск.

До военного захвата сектора Газа Хамасом, Дахлан был там всемогущим представителем Фатха. Как начальник службы безопасности, он контролировал пересечения и электростанции сектора. Приобретя большое влияние в палестинском руководстве, он был избран в палестинский парламент в 2006. Будучи членом правительства Палестинской администрации, он занимал посты министра внутренних дел, министра по гражданским делам и советника по национальной безопасности. Он был также членом и пресс-секретарем ЦК Фатха.

Как это ни покажется парадоксальным, Дахлан пользовался престижным влиянием также и в Израиле. Будучи близок к активистам левого крыла в Израиле, он длительное время руководил связями между израильскими и палестинскими оборонными учреждениями и высоко ценился израильскими военными. Он был хорошо известен многим семьям Израиля из-за его частых выступлений в СМИ и его редких интервью на зачаточном иврите, который он приобрел во время отбывания сроков в израильских тюрьмах.

Дахлан был символом «нового палестинца», который готов забыть прошлые обиды ради будущего, может болтать на иврите и не имеет исторических травм на спине, человеком, с которым можно делать бизнес и можно достичь мира.

Долгое время он считался соперником Ясира Арафата и одним из защитников «нового поколения» палестинского руководства, от которого могло придти спасение и даже столь желанная договоренность с Израилем.

Для того чтобы подать в суд на Абу Мазена, Дахлан, бывший «золотым мальчиком» ПА, нанял двух арабо-израильских адвокатов. Проживая главным образом в Дубае, Дахлан, по слухам, стал очень близок с местными наследными принцами. Имея очень высокий уровень жизни, он относительно свободно передвигается между столицами региона (число которых сокращается).

В определенном смысле, иск который он подал против Абу Мазена «приподнимает завесу» над столь почитаемым лицом палестинской демократии. Сведения, приведенные в документе, напоминают читателю о том факте, что Абу Мазен был избран в офис восемь лет назад и что его срок давно истек. Новые выборы не намечаются. Газа отсекла себя от Западного берега, и палестинцы, как в секторе Газа, так и на Западном берегу, живут в своего рода пустом юридическом пространстве, с вакуумом руководства и сомнительным управлением.

Нет ни одной страны на Западе, где Абу-Мазен мог бы стать ведущим или просто работать при таких условиях без вмешательства местного верховного суда. Однако в ПА, по всей видимости, все сходит. И в Соединенных Штатах, и в Европе говорят, что Абу Мазен является «большой белой надеждой» палестинцев и переговоров, и даже всего региона.

Абсурдность достигает апогея, когда выясняется, что все хорошее, что говорят об Абу Мазене, правда. Оказывается, что на Ближнем Востоке, нет никакого противоречия между добром и злом - и то и другое идет вместе рука об руку.

По словам Дахлана, Абу Мазен является «коррумпированным деспотом», «насильственным диктатором», который не останавливается ни перед чем для того, чтобы отодвинуть в сторону своих политических противников, включая использование клеветнических кампаний, ложь, изгнание и личные преследования, что Абу Мазен якобы применил против Дахлана.

В преамбуле судебного дела Дахлан пишет: 
Не секрет, что Палестинская администрация и ее руководство запятнано коррупцией в большом масштабе. Ее различные учреждения нарушают права человека в районах, находящихся под их контролем. Нарушение прав человека, коррупция, бесхозяйственность, отсутствие разделения между властями и отсутствие независимости судов на территориях - все подвергалось критике многими местными и международными органами.
Дальше в этом документе, после страниц детальнейшего описания, Дахлан переходит к описанию кампаний преследования против него, его семьи и его сторонников, которые были развязаны Абу Мазеном и его доверенными лицами. Он описывает, как он был лишен своей должности и имущества, как был отменен его парламентский иммунитет, как он был дискредитирован, очернен и подвергнут многим беспочвенным обвинениям без надлежащей правовой процедуры.

Картина, нарисованная Дахланом, - серьезна. Используя его язык:
Это является неоспоримым доказательством не только тревожного масштаба коррупции и тирании, которые широко распространены среди руководства Палестинской администрации, но и того факта, что права, юстиция, конституционные и законодательные институты в Палестинской администрации являются неважными и не имеющими значения. Администрация предстает тираническим правлением одного человека, а именно - Абу Мазена, а административные учреждения, бюджет и международные связи являются ничем иным, как инструментами, которые служат Махмуду Аббасу и его семье и их узким финансовым, политическим и личным интересам.
Всякий, кто знаком с реалиями на территориях, знает, что Дахлан рисует точную картину. Тем не менее, это не делает его хорошим парнем в борьбе против Абу Мазена. Комизм этого дела заключается в том, что сам Дахлан был частью системы, когда он служил начальником службы безопасности в Газе.

Он - тот, кто руководил пенитенциарными учреждениями, никак не связанными ни с какой судебной системой. Тысячи вооруженных людей в секторе Газа выполняли приказы по его желанию. И он, как и многие высокопоставленные палестинские должностные лица, тоже баловался этим делом, натягивая политические и дипломатические вожжи, и хорошо при этом себя чувствовал.

Дахлан был частью системы, против которой он теперь выступает. С другой стороны, можно с определенностью сказать, что после того, как бывший премьер-министр Палестины Салам Файяд начал восстановление юридических и правительственных учреждений на Западном берегу, ситуация улучшилась неизмеримо, включая вопрос о правах человека. Вполне возможно, что палестинцы постепенно переходят к новой реальности, но Дахлан в иске против Абу Мазена доказывает, что это должен был быть очень долгий путь. Кстати, Запад: Европа, США и ООН, хорошо знакомы с этим положением дел. Однако это не изменило восприятия палестинцев Западом как своего рода арабской резервации, островка демократии и здравомыслия в большом, огненном море племенных войн, тиранов, диктаторов и кровавых режимов. Кстати, и это правда.

Условно говоря, ПА действительно является спокойным пузырем и колыбелью прав человека. Если вы посмотрите севернее - на Сирию или Ливан, или южнее - на Египет, или восточнее - на Ирак и Иран, то поймете, что Рамалла – лучше.

Кроме того, у США и Европы было трудное время, когда пришлось сдерживать революцию в Египте, которую некоторые считают военным переворотом в свете нарушения демократических принципов и свержения президента, который был избран путем якобы демократических выборов. Британцы приостановили поставки оружия в Египет, а американцы до настоящего времени уворачиваются от поставки четырех истребителей F-16.

Если бы они судили о палестинцах по тем же стандартам, по каким они судят о египтянах, то вполне может быть, что они пришли бы к тем же выводам, или может быть - еще более серьезным. Это только должно показать, что все зависит от взгляда судящего, и от того, под каким углом зрения рассматривать. Если вы в Каире, то можете рассматриваться как убийца, тиран и угнетатель масс. Однако если вы совершите те же действия в Рамалле, то ваш портрет как просвещенного, умеренного, миролюбивого лидера нисколько не будет запятнан.

2. Запретив непредвиденное событие последней минуты в воскресенье, 28 июля, правительство Израиля утвердило освобождение палестинских заключенных (израильский жест Абу Мазену, ввиду возобновления переговоров). Ожидается также утверждение премьер-министром Биньямином Нетаньяху Основного Закона о Референдуме. Это закон, который будет предусматривать, что всякий раз, когда Израилю придется покидать суверенную территорию, будет проведен референдум. Вольный перевод этого закона означает, что право принимать решения в международных мирных соглашениях передается от Кнессета - избранного парламента Израиля - народу.

Израиль еще предстоит провести свой первый референдум. У него еще не выработана культура проведения референдумов. Это не Швейцария, которая позволяет своим гражданам решать каждый вопрос, не важно, большой или маленький. Израиль имеет репрезентативное парламентское правительство. Кнессет решил и одобрил мирные соглашения с Египтом и Иорданией, а также - Осло. Отправляясь на войну, премьер-министру Израиля не нужна благосклонность Кнессета. Он может вести войну сам, при условии, что имеет большинство в кабинете министров.

И вдруг, на тебе - референдум!

Это спихивание ответственности. Охваченный паникой от тяжелой артиллерии справа по поводу освобождения палестинских заключенных и расстроенный возобновлением переговоров и опасностями, которые они могут представлять для его администрации, Нетаньяху решил «украсть гром», изменить повестку дня и отвлечь внимание общественности на тот факт, что он готов позволить народу принимать решения, когда «кусочки родины» в Иудее и Самарии должны быть отданы.

На практике - это мудрый политический шаг, который снимает давление с сутулых плеч Нетаньяху, давая партии Еврейский дом предлог остаться в правительстве до самой последней минуты, в то же самое время, умиротворяя правых и повышая давление на левых и центр.

Широко распространенным убеждением в Израиле является, что любое мирное соглашение, которое правительство собирается заключить, одержит убедительную победу в ходе референдума. Такое предположение еще не было доказано, за исключением случайных опросов, особенно учитывая тот факт, что в таких ситуациях правые идут к урнам в массовом порядке, в то время как левые идут себе спокойно в кафе.

Однако есть еще кое-что. Многие в Израиле считают, что если бы покойный премьер-министр Ицхак Рабин выставил Соглашение Осло на референдум, то оно бы (как представляется) одержало убедительную победу (до начала смертоносных волн терроризма Хамаса), и вполне возможно, что он бы не был убит. Тот факт, что соглашение Осло были принято по некоторой политической конъюнктуре в Кнессете, помог крайне правому крылу в Израиле и мессианским раввинам начать волну подстрекательства против Рабина, которая закончилась тремя выстрелами Игаля Амира, оборвавшими жизнь израильского премьер-министра, и, по мнению многих, уничтожившими мирный процесс и шансы на успех.

Вынося Закон о референдуме в Кнессет, Нетаньяху доказывает, что и израильская демократия может стать объектом манипуляций и может быть испытана реальностью. Он делает Кнессет ненужным, игнорируя форму правительства, которая была в Израиле в последние 65 лет, передав полномочия от 120 избранных членов Кнессета в руки миллионов избирателей, которые будут проводить крикливые, популистские и бурные кампании перед тем, как принять решение.

Это новая и странная глава в анналах яркой и удивительной израильской демократии. Только время покажет, была ли эта глава хорошей или плохой.

Перевод: Мириам Аргаман

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё