Поиск по этому блогу

Загрузка...

Что выигрывает Израиль от содержания террористов в тюрьмах?

Семь лет назад я написал статью, описывающую условия, в которых содержался Ахмед Садат и его подельники-убийцы израильского министра туризма Рехавама Зееви. Мой пост был основан на статье в газете в лондонской Таймс: 
«Палестинские охранники вчера подтвердили, что Ахмед Садат, лидер боевиков, захваченный израильскими войсками во время рейда, держал птиц и цветы в своей камере. Западные официальные лица сказали, что Садат использовал других заключенных как прислугу».
Один официальный представитель сказал газете Таймс, что Фуад Шобаки, финансист, который стоял за пересылкой оружия, перехваченного Израилем в 2002, выкуривал по 5 кубинских сигар в день и был известен персоналу и заключенным под кличкой «Бригадир». Он также был захвачен.

«Садат и Шобаки были очень ответственными», - сообщил источник в тюрьме. «Эти парни сбежали из тюрьмы. Они вообще делали, что хотели и когда хотели».

Сам факт, что три террориста из верхних эшелонов (Садат, Маруан Баргути и Самир аль-Кунтар) встретились в одной израильской тюрьме, должно сказать вам все, что вам нужно знать об условиях, в которых содержались палестинские террористы.

Однако то было тогда (2006 и 2008), а это – теперь.

Анат Берко пишет, что все стало еще хуже.

Условия охраны заключенных возложены на израильское правительство, которое хочет мира и тишины в стенах тюрьмы потому, что каждая голодовка воспламеняет палестинскую улицу. Между похищением солдат и мирным процессом, террористы, заключенные под строгим режимом, уверенны, что они не будут отсиживать полный срок. Эта уверенность делает их сильнее и дает им надежду, что они будут выпущены еще скорее, даже если они были осуждены на несколько пожизненных.
Ну, а пока суд да дело, большая часть из них занята учебой, планируя , что они будут делать, когда выйдут на свободу. Они часто говорили мне, что следующая наша встреча произойдет у них дома в секторе Газа. Я был приглашен, мне нечего опасаться, они меня возьмут под опеку, и в конце всего, мы вместе выпили по чашке кофе в тюрьме.
Условия содержания заключенных отслеживаются и улучшаются созданием различных клубов палестинских заключенных, в зависимости от их организационной принадлежности. Они получают деньги на тюремный буфет, а их семьи получают ежемесячные пособия. Буфет переполнен едой, напитками и всеми популярными брендами. Заключенные особо любят американские товары. Ботинки для ходьбы Timberland стали последним увлечением. Для сравнения, солдатские столовые АОИ имеют меньше разнообразия. По словам администрации тюрем, заключенные имеют такой же рацион, как и солдаты АОИ. В реальности, меню заключенных превосходит меню солдат на передовой. Если заключенные хотят, они могут готовить для себя сами и улучшать пищу добавлениями из буфета, и однажды они даже ухитрились разместить картинки на Facebook.
Почти невозможно перечислить все преимущества положения заключенных строгого режима. Террористы могут закончить свое обучение, а более молодые из них добывают поддельные «зачетки», подписанные экзаменаторами, оплаченными Палестинской администрацией. До недавнего времени, взрослым террористам было позволено сдавать на степени бакалавра, магистра и доктора наук в открытом университете, взяв курс по изучению иудаизма, сионизма и пр. и совершенствования иврита.
Заключенные строго режима имеют также обширные медицинские льготы, в том числе – самая совершенная зубоврачебная помощь и сложные операции, и заметьте – это за счет израильского налогоплательщика.

Находясь в тюрьме, они отказываются работать даже за плату, потому что не хотят служить «сионистскому врагу». Они предпочитают тратить свое время на планирование террористических атак, которые должны быть выполнены их организациями, пропагандируя и расчищая дорогу новым и менее закаленным террористам, которые последуют по их стопам анти-израильского терроризма. Многие из них покидают тюрьму более здоровыми, более образованными и крепче спаянными социально и профессионально, чем когда они вошли в нее.
После своего освобождения они могут добавить важное примечание «бывший заключенный израильской тюрьмы» к своим резюме, что позволит им быстро продвинуться через ряды их многочисленных организаций.
Заключая палестинских душегубов в тюрьму, Государство Израиля не достигает устрашения. Никакой попытки не должно предприниматься для того, чтобы реабилитировать их или давать им образование, потому что они отвергают такую идею и не хотят сотрудничать. Они варятся в собственном соку и становятся более опасными.
Лишение человека свободы есть наихудшее наказание, какое только можно применить, но общество заслуживает правосудия, жертвы должны быть отмщены, и это также часть философии наказания. В саге о палестинских заключенных террористах в израильских тюрьмах, тяжелое испытание и страдание заточения представлены в целом очень слабо.
Израильские тюрьмы превратились в оранжереи по выращиванию террористов, в лаборатории, где мелких террористов превращают в специалистов, и часто - с дипломами.

Какую выгоду мы получаем, удерживая этих людей в тюрьме? Мы что, оберегаем их от улицы? Это не такая уж выгода, если мы позволяем им командовать из тюрем проведением актов террора и тренировать террористов в их тюремных камерах.

Что мы действительно должны сделать – это ввести смертную казнь террористам, убивавшим евреев.

Любой выпущенный террорист должен быть выслан за рубеж. Мы можем отправить их вертолетом в Сирию или Ливан без всякого риска для наших пилотов. Текущее положение просто невыносимо и не может более продолжаться.

Перевод: Мириам Аргаман

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё