Поиск по этому блогу

Загрузка...

Израиль и апартеид?

Дочь южноафриканского лидера Эстер Мишо отвергает ярлык, что Израиль – страна апартеида.

В. - Существуют голословные утверждения, что Израиль – это страна апартеида, точно такая же, какой была ЮАР, и даже южноафриканские политики это говорят. Поделитесь, пожалуйста, Вашим мнением.




О. - Я тоже слышала эту пропаганду. Однако это то, что есть – пропаганда. К сожалению, это предвзятая, необъективная кампания и, к сожалению, те, кто знают правду – молчат. Но у меня есть привилегия быть из … семьи, и мой отец – известный …. врач, который учил нас во всех случаях говорить правду. И таков наш народ.

Правда заключается в том, что в Израиле нет никакого апартеида. Мои родители страдали от апартеида, и они, черные, не могли поехать в другой район, где жили чернокожие без паспорта. Вас не лечили в одной больнице с белыми. В Израиле это совсем не так. Друг нашей семьи посетил Израиль два года назад и попал, к несчастью, в ДТП, Так его тут же отправили в больницу. И знаете, что? Врач был еврей, анестезиолог - араб. И наш друг, черный африканец, сказал себе: «Это не апартеид».

О каком апартеиде Вы говорите?! Для меня печально, что некоторые политики присоединились к этой пропаганде, для меня печально, что некоторая часть населения принимает участие в этой пропаганде. Мне грустно, что они пускаются во все тяжкие, чтобы демонизировать Израиль. Нет такой вещи в Израиле, как апартеид. Израиль не страна апартеида.

В. - А какое отношение имеют эти утверждения к тому, что представлял собой апартеид в действительности?

О. - Это очевидно, что это преуменьшает боль и страдания, которые испытывали африканцы в том, что они пережили. К примеру, мы все любим нашу великую икону – Нельсона Манделу. Если бы в Южной Африке было все то, что есть у арабов в Израиле, ему было бы не за что бороться, у них бы не было стимула. Все, за что боролась его партия Свободы, - это свобода передвижения, право голоса, равные права. И все это есть в Израиле

В. - Как у арабов в Израиле?

О. - Конечно! Они боролись за свои права. За право передвижения без паспорта, за свои избирательные права. Все это есть у арабов в Израиле. Они совершенно свободно могут перемещаться. Черные могут в Израиле свободно перемещаться. И я еще раз повторяю, что все эти утверждения – это ложь и пропаганда.

В. - Как Вы думаете, что должно быть сделано, чтобы противостоять такой необъективной кампании?

О. - Что должно быть сделано? Что должно быть сделано, чтобы знали правду? Нужно говорить. Это делает мой народ. Мы выступаем и говорим, что Израиль - не страна апартеида. Мы любим Израиль, любим еврейский народ, но больше всего, мы любим правду, потому что Бог, которому мы служим, - это Бог правды и любви, а Библия учит нас быть народом правды. Поэтому те, которые молчат, должны встать и сказать правду.

Пресс-конференция Израиль – страна апартеида?

31 октября 2011
Будапешт, Венгрия


В. - Г-н Овадья Машкедиш, Вы только что вернулись из страны, о которой утверждают, что это страна апартеида. Что вы можете сказать по поводу того, что в Израиле – система апартеида?

О. - Люди делают такие заявления, но я думаю, что они показывают свое невежество, потому что всякий, у кого есть понимание того, что такое апартеид, не могут делать такие смехотворные утверждения. В моей стране была очень болезненная дискриминация, а палестинцы этого не испытали. Я также думаю, что люди, которые делают такие заявления, намного преуменьшают страдания от настоящего апартеида. Если бы чернокожие, как я сам, имели бы такие права, какие палестинцы имеют сегодня, то нам бы не пришлось так отчаянно бороться . Сам факт, что арабы могут передвигаться, куда они хотят, без страха быть арестованными - это то, чего мы не имели, Я могу дать вам пример. Если чернокожий, проживавший в районе для чернокожих, желал поехать в другой район, где также проживали чернокожие, ему нужен был пропуск. Я не мог войти в район не только, где белое население проживало, но даже, где оно могло быть, без пропуска. Таким образом, нельзя было свободно перемещаться из одного района страны в другой. Были, возможно, причины не разрешать посещение этих районов, но нам их не объясняли. Или возьмите проблему траснпорта. Были специальные автобусы для черных и отдельные автобусы для белых - то, чего я не видел ни в Иерусалиме, ни в Израиле вообще.

Теперь, возьмите, к примеру, медицинское обслуживание. В Южной Африке были клиники только для белых. А если я заболел и мне посчастливилось найти белого врача, который был достаточно добр и готов меня осмотреть, то для такого случая был боковой кабинет, но я не мог войти в комнату, где сидели все остальные.

Палестинцы ничего такого не испытывали, у них нет опыта жизни в стране апартеида, потому что у них есть возможность обращаться в любое медицинское учреждение страны. Поэтому не надо говорить, что Израиль – страна апартеида, не зная что представляет собой апартеид.

И еще одной привелегии мы, черное население, были лишены – это права голоса. Поэтому мы не имели представительства в парламенте, мы не имели судей – черных судей. Если бы белый должен был предстать перед судом по обвинению в преступлении, он не мог бы предстать перед черным судьей.

Что меня чрезвычайно поразило в Израиле – это то, что бывший президент Израиля предстал перед арабским судьей. Такого никогда не могло бы произойти в моей стране апартеида, где немыслимо было, чтобы был черный судья, черный учитель и черный адвокат. А в Израиле это имеет место.

Когда я не расстроен, я говорю, что люди, утверждающие, что Израиль – это страна апартеида, не знают, о чем они говорят, но, когда я расстроен, я говорю, что все они говорят настоящие глупости.

Перевод: Мириам Аргман


Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё