Поиск по этому блогу

Загрузка...

Сирия, Америка и путинский блеф

Джордж Фридман

В последние недели я писал о блефе президента США Барака Обамы по Сирии, и он идет, балансируя, к военному вмешательству. Однако существует еще один блеф, который должен быть понят - блеф президента России Владимира Путина.


Путин блефует, что Россия стала одной из крупнейших мировых держав. На самом деле, Россия является лишь региональной державой, и то, только потому, что ее периферия находится в упадке. Он пытался проецировать силу, которой у него нет, и делает это хорошо. По его мнению, Сирия стала проблемой, поскольку Соединенные Штаты собираются разоблачать обман, а Путин не держит сильных карт. Чтобы понять его игру, мы должны начать с недавней встречи G-20 в Санкт-Петербурге, Россия.

Путин и Обама имели там 20-минутную встречу, которая оказалась холодной и неубедительной. Соединенные Штаты стремятся к какой-то неопределенной военной акции в Сирии, а россияне категорически против. Напряженность продемонстрированная на G-20 между Вашингтоном и Москвой возродила воспоминания о холодной войне, том времени, когда Россия была мировой державой. И это именно то настроение, которое Путин хотел создать. Вот где начинается блеф Путина.

Униженная мировая держава

США и Россия имели напряженные отношения довольно долгое время. В начале каденции Обамы, тогдашний государственный секретарь США Хиллари Клинтон появилась в Москве, держа коробку с красной кнопкой, назвав ее кнопкой перезагрузки. Она сказала, что это должно было символизировать стремление к перезагрузке американо-российских отношений. Жест оказал мало влияния, и отношения с тех пор ухудшились. С Китаем, сосредоточенным на своих внутренних проблемах, и с Европой в беспорядке, Соединенные Штаты и Россия являются двумя основными, если не сопоставимыми, глобальными игроками, и ухудшение их отношений может быть значительным. Нам нужно понять, что происходит здесь прежде, чем мы подумаем о Сирии.

Двадцать лет назад Соединенные Штаты были мало заинтересованы в отношениях с Россией, и, конечно, не в их перезагрузке. Советский Союз распался, Россия была в руинах, и не воспринималась Соединенными Штатами всерьез. Русские вспоминают этот период с горечью. По их мнению, под видом преподавания русским, как создать конституционную демократию и укрепить права человека, Соединенные Штаты и ​​Европа занимались практикой эксплуатации бизнеса и поддержкой неправительственных организаций, которые хотели дестабилизировать Россию.

Переломный момент наступил во время косовского кризиса. Слободан Милошевич, лидер того, что осталось от Югославии, был союзником России. Россия имела исторические отношения с Сербией и не хотела видеть Сербию расчлененной, а Косово - независимым.

Были три причины для этого. Во-первых, русские отрицали, что была резня албанцев в Косово. Были три резни сербов в Боснии; доказательства резни в Косово были неясны и до сих пор далеко не выяснены. Во-вторых, русские не хотели изменений европейских границ. Было общее мнение, что вынужденное изменение границ не должно происходить в Европе, учитывая ее историю, и русские были озабочены тем, что беспокойные части Российской Федерации, от Чечни до Карелии и берегов Тихого океана могут использовать принудительное разделение Сербии и Косово как прецедент для расчленения России. Они подозревали, что смысл Косово как раз в этом-то и заключался. В-третьих, и самое важное, они понимали, что атака без одобрения ООН и без поддержки России не должна проводиться, как по международному праву, так и из уважения к России.

Президент Билл Клинтон и некоторые союзники по НАТО, тем не менее, начали войну. После двух месяцев авиаударов, которые мало, что принесли, они обратились к русским, чтобы помочь урегулировать конфликт. Русский посланец достиг соглашения, по которому было принято неофициальное отделение Косово от Сербии, но размещение русских миротворцев вместе с американцами и европейцами, миссия которых заключалась в том, чтобы защищать сербов в Косово. Было установлено прекращение огня, но часть о русских миротворцах никогда не была полностью реализована.

Россия чувствовала, что заслуживает большего уважения по Косово, но понимала, что не может ожидать большего, учитывая свое слабое геополитическое положение в то время. Тем не менее, инцидент послужил катализатором для руководства России, чтобы попытаться остановить упадок страны и восстановить уважение к себе. Косово было одной из многих причин, что Владимир Путин стал президентом, а с ним – и вся мощь спецслужбы, которая его взрастила, была восстановлена в своем былом превосходстве.

Западное посягательство

США оказывали финансовую и иную поддержку распространению групп по правам человека в бывшем Советском Союзе. После того, как многие бывшие советские республики пережили революции в 1990-х, они создали правительства, которые были более демократическими, но и, конечно, более прозападными и проамериканскими. Россия посчитала это происками Запада. Поворотный момент наступил в Украине, где в 2004 Оранжевая революция породила то, что казалось Путину прозападным правительством. Украина была единственной страной, которая, вступи она в НАТО, могла бы сделать Россию не защитимой, и стала бы контролировать многие ее трубопроводы в Европу.

По мнению Путина, именно неправительственные организации помогли это организовать, и он утверждал, что американская и британская разведки финансировали эти организации. Эти действия в Украине указывали Путину, что Соединенные Штаты, в особенности, были привержены распространению распада Советского Союза на развал Российской Федерации. Косово было оскорблением, с его точки зрения. Оранжевая революция была атакой на базовые интересы России.

Путин начал процесс подавления всякого инакомыслия в России, происходящего как от неправительственных организаций с иностранной поддержкой, так и от чисто внутренних групп. Он видел Россию, как бы подвергнувшейся нападению, а эти группы – подрывными организациями. Для этого нашелся аргумент. Но правда заключается в том, что Россия возвращается к историческим корням, к авторитарному правлению с направлением экономики, контролируемой государством, и где инакомыслие расценивается, как если бы оно должно было уничтожить государство. Хотя такую реакцию можно понять, учитывая неудачи и бедствия с 1991, но она создала конфликт с Соединенными Штатами. Соединенные Штаты продолжали давить по вопросу прав человека, а россияне становились в ответ более репрессивными.

Затем наступил второй акт Косово. В 2008 европейцы решили сделать Косово полностью независимым. Русские просили этого не делать, и сказали, что изменение мало, что даст в практическом смысле. С российской точки зрения, не было никаких причин, чтобы насмехаться над Россией подобным действием. Европейцы остались равнодушны.

Русские нашли возможность ответить несколько позже в том же году в Грузии. Как именно российско-грузинская война началась - другая история, но она привела к вводу русских танков в страну-клиента США, разгромив ее армию, и оставались, пока не решили уйти. Со стороны американцев вмешательство было невозможно, потому что Америка увязла в Ираке и Афганистане. Русские посчитали это возможностью послать два сообщения Киеву и другим бывшим союзным республикам. Во-первых, Россия, против всякого здравого смысла, может и будет применять военную силу, когда посчитает нужным. Во-вторых, она предложила Украине и другим странам рассмотреть, что такое на деле американские гарантии.

Отношения США с Россией так и не поправилась. С точки зрения США, российско-грузинская война была неприкрытой агрессией. С русской точки зрения, она была просто русской версией Косово, на самом деле даже более мягкий, так как она оставила Грузию нетронутой. Соединенные Штаты стали более осторожными в финансировании неправительственных организаций, а Россия стала еще более репрессивной в последующие годы в отношении диссидентских групп.

Начиная с 2008, Путин стал пытаться создать впечатление, что Россия вернулась к прежней исторической мощи. Она поддерживала отношения с мировыми левыми силами, такими как Венесуэла, Эквадор, Боливия и Куба. Конечно, технически Россия не левая, потому что в противном случае – это странная левизна, учитывая ее многочисленных олигархов, которые по-прежнему процветают. На самом деле, Россия мало, что может сделать для любой из этих стран, помимо перспективных инвестиций в энергетику и поставок оружия, которые только иногда материализуются. Тем не менее, это дает России ощущение, что она - мировая держава.

На самом деле, Россия явялется лишь тенью того, чем был Советский Союз. Ее экономика в значительной степени сосредоточена на экспорте энергоносителей и зависит от высоких цен, которые она не может контролировать. За пределами Москвы и Санкт-Петербурга, жизнь остается тяжелой, а продолжительность жизни - короткой. В военном отношении, она не может тягаться с США. Но в данный исторический момент, притом, что США выходят из глубокого участия в мусульманском мире, и с европейцами в институциональном хаосе, Россия показывает уровень мощности сверх его реальных возможностей. Россияне блефуют, и этот блеф помогает внутри страны, создавая впечатление, что, несмотря на проблемы, Россия вернулась к величию.

В этой игре, принятие на себя и обход США в чем-то, неважно, в чем - очень важны. Дело Сноудена было прекрасным для русских. Были ли они участниками дела Сноудена с самого начала или вступили позже, не имеет значения. Оно создало два важных впечатления. Первое - то, что Россия по-прежнему способна ранить США - точка зрения тех, кто считают, что русские привели дело в движение, и точку зрения, которую тихо и неофициально поощряют те, кто видит в этом акцию российской разведки, хотя публично они это отрицают.

Второе впечатление, что Соединенные Штаты в настоящее время лицемерны. Соединенные Штаты часто обвиняли русских в нарушении прав человека, но со Сноуденом, русские были в ситуации, когда они защищали человека, который разоблачил то, что многие видели как сереьезное нарушение прав человека. Это унизило американцев, показав им их собственное слабое обеспечение безопасности и, кроме того, оно ослабило способность Соединенных Штатов упрекать Россию за нарушения прав человека.

Обама был в ярости из-за участия России в деле Сноудена и отменил саммит с Путиным. Но теперь, когда Соединенные Штаты рассматривают удар по сирийскому режиму за его применение химического оружия, Вашингтон может быть в состоянии дать сдачи стране-клиенту России, да и самой Москве.

Сирийский вопрос

Отношения режима Асада с Россией восходят к 1970 г., когда Хафез Асад, отец нынешнего президента Башара Асада, устроил переворот и связал Сирию с Советским Союзом. В иллюзии мировой державы, которую Путину нужно создать, падение Асада чрезвычайно подорвет его стратегию, если только Соединенные Штаты не будут втянуты в еще один длительный и дорогостоящий конфликт на Ближнем Востоке. В прошлом, отвлечение США с Ираком и Афганистаном послужило интересам России. Однако вполне вероятно, что Соединенные Штаты не будут сильно вовлечены в Сирию, как это было в этих странах. Обама может привести к падению режим Асада и создать суннитское правительство непонятного толка, или может выбрать по случаю нападение с помощью крылатых ракет, но это не превратится в Ирак, если Обама полностью не потеряет контроль.

Это может привести к унижению России, похожее на то, которое довелось испытать Соединенным Штатам в 2008 с Грузией. Соединенные Штаты продемонстрируют, что озабоченность России не принимается в расчет, и что Россия не имеет счетчиков при условии, что США решат действовать.

Будет интересно, как это воспримется внутри России. Существует ряд доказательств слабости в позиции Путина. Его самая большая сила была направлена на то, чтобы создать иллюзию России - новой мировой державы. Этому будет нанесен удар, и остается неясным, как на это откликнутся в системах России. В любом случае, это может изменить представление о России, идущей в наступление, и Соединенных Штатах, находящихся в обороне.

Путин сделал это для себя одним из основных вопросов. Я не думаю, что он ожидал, что европейцы займут позицию, что Асад использовал химическое оружие. Он думал получить больше, чем это. Он не получил. Европейцы могут не посылать миссионеров, но они не в состоянии морально осуждать тех, кто это делает. Это означает, что блеф Путина - в опасности.

История не впишет это событие, и будущее Путина, не говоря уже о России, не зависит от его способности защищать сирийского союзника России. Сирия просто не так уж и важна. Есть много причин, по которым Соединенные Штаты, возможно, не хотят вовлекаться в Сирию. Однако если мы хотим понять американо-российский кризис в Сирии, то имеет смысл рассмотреть кризис внутри дуги Косово в 1999, Грузии в 2008 и где мы находимся сегодня.

Перевод: Мириам Аргаман

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё