Поиск по этому блогу

Загрузка...

Джихад или терроризм? Семантические аргументы авторитетов ислама

Раймонд Ибрагим

Недавняя статья на арабском языке, появившаяся в газете Аль-Ахрам в Египте под названием «Я вляется ли терроризм джихадом?», написанная экспертом по исламскому праву, д-ром Абдул Фатах Идрисом предлагает важные уроки, исходя из того факта, что в джихад вовлекаются порабощенные немусульмане, чего западный менталитет до сих пор не в состоянии признать.

Идрис, профессор и заведующий кафедрой сравнительной юриспруденции факультета шариата университета Аль Азхар, является хорошо известным правоведом. Он начинает свою статью с цитирования различных международных органов, которые правильно определяют терроризм как насилие или угрозу применения насилия в качестве средства принуждения.

Идрис также упоминает, как «Исламская Академия научных исследований», в своем докладе, опубликованном 4 ноября 2001 года, определяет терроризм как терроризирование невинных людей и уничтожение их собственности и их основных источников жизни, нападение на их финансы и их личности, их свободы и человеческое достоинство без всякого права, и распространение коррупции по всей стране».

Интересно отметить,что, хотя он цитирует из нескольких международных источников, только «Академия исламских исследований», включила такие слова, как «невинных» и «без права». Оба слова явно оставляют много маневра для оправдания террористических актов, совершенных против тех, кого не считают «невинными», или кого считается правильным терроризировать, и, по мнению многих мусульман, сюда включается Запад.

В любом случае, в контексте Мусульманского братства, Идрис соглашается, что
 недавние террористические нападения по всему Египту, включая уничтожение более чем 80 христианских церквей, правильно определить то, что случилось в Егнипте, как терроризм. Это не может называться, как делают многие (т.е. Мусульманское братство, Шейх Юсуф Карадауи и пр.), словом «джихад» или «рибат» на пути Аллаха, из-за широких различий между ними. Терроризм есть преступление, как по Шариату, так и по закону, и международные конвенции определяют это как преступление и призывают все нации бороться против него всеми методами.
До этого момента Идрис определяет и соглашается с международным определением терроризма и изображает действия мусульманского братства в Египте (который он никогда не называет) как терроризм. Пока все в порядке.

However, Idris immediately makes a complete reversal in his follow-up sentences:

Однако, Идрис сразу же даёт полный задний ход в своих последующих фразах:
«Однако джихад на пути Аллаха, с целью сделать Его слово высшим, распространить свою религию, защитить честь исламской нации [Умма] и отреагировать на агрессию против мусульман по всей земле — это джихад. Когда мусульманин борется с неверующим без договора сделать слова Аллаха Всевышнего верховенствующими, заставляя его сопротивляться или вторгнуться в его землю – это позволительное дело в соответствии с консенсусом юристов. Это действительно обязанность для всех мусульман. Теперь, если дело джихада включает борьбу с неверными и слом их хребта всеми доступными средствами, то согласно законам шариата, невозможно определить эти акты как террористические, доказательство которых по Шариату, делает их нелегитимными. Существует большой разрыв между ними [джихадом и терроризмом]. И нет никакой связи между обязательным [джихадом] и тем, что запрещено [терроризмом]».
На этом месте озадаченный западный читатель может потерять понимание, как именно джихад, «согласно консенсусу юристов», не меньше, отличается от вышеупомянутых определений терроризма.

Здесь не мусульманин должен попытаться преодолеть свою теорию познания и на мгновение задуматься, как практикующий мусульманин, особенно в контексте двух пунктов: 
  • Согласно Исламской доктрине, джихад, как утверждает Идрис, является обязательством для мусульман (наступление общего, оборонительного, индивидуального характера). Как этот эксперт исламской юриспруденции утверждает: 
«но джихад на пути Аллаха, с целью сделать Его слово высшим, распространить свою религию, защитить честь исламской нации [Умма] и отреагировать на агрессию против мусульман по всей земле — это джихад. 
  • Когда мусульманин борется с неверующим без договора сделать слова Аллаха Всевышнего верховенствующими, заставляя его сопротивляться или вторгнуться в его землю...».
В исламском понимании, даже наступательный джихад — включая «слом [неверным] хребта всеми доступными средствами» — рассматривается как некое альтруистическое дело на благо мира. Более того, цель оправдывает средства.

Принимая во внимание эти два пункта — 
  1. Аллах повелевает мусульманам вести джихад и 
  2. это соответственно хорошо для всех, потому что это - возможность выполнить славную цель, то есть, «сделать слово Аллаха высшим» 
— как могут мусульмане классифицировать джихад как «терроризм», даже тогда, когда не мусульманам он кажется идентичным международному определению терроризма, который сам Идрис отграничивает и соглашается?

Короче говоря, джихад - это не терроризм просто потому, что Аллах так говорит, даже если и то и другое, в реальном мире, идентично. По словам Идриса: 
 «Теперь, если дела джихада, в том числе - борьба с неверными и слом их хребта всеми доступными средствами, допустимы по законам шариата, то такие акции невозможно определять как терроризм».
В заключение – три мысли:
  1. В следующий раз, если вам захочется удивиться, почему «умеренные» мусульмане, редко, если вообще когда-либо, осуждают терроризм, совершаемый обычно во имя религии, вам стоит вспомнить статью Идриса и его обоснование.
  2. Что касается якобы «спорного» вопроса о том, что такое джихад на самом деле, то как вы думаете, кто является более авторитетным — преподаватель исламского права по законам Шариата в самых престижных университетах исламского мира, пишущий на арабском языке для соотечественников мусульман, или, скажем, Карен Армстронг, пишущий ерундовые бестселлеры о хорошем, но «неправильно» понятом исламе для наивной западной общественности?
  3. Почему статья Идриса осталась незамеченной? Представьте себе международное возмущение, если христианский богослов напишет в газету Нью-Йорк таймс, которая является эквивалентом Аль Ахрам в Египте, что "для христиан является обязательством вести «священную войну» против нехристиан неверных" и "бороться или вторгаться в их [нехристианские] земли", чтобы "сделать высшими слова Иисуса"?
И, таким образом, мы возвращаемся, сделав полный круг, к тому прискорбному факту, что хотя заповеди ислама все черно-белые, легко устанавливаемые и видимые всем, Запад по-прежнему не может принять реальности, в значительной степени благодаря своей бесконечной массе лжецов, дураков и предателей.

Перевод: Мириам Аргаман

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё