Поиск по этому блогу

Загрузка...

Вопрос на засыпку

Яшико Сагамори

За что они нас ненавидят?
Мой знакомый недавно вернулся из командировки в Гонг-Конг и рассказал, как один из тамошних его коллег признался ему, что не мог поверить, что немцы во время войны действительно убили шесть миллионов евреев. Мой знакомый заверил его, что так оно и было. Гонг-конгский коллега спросил:

— Какое же страшное преступление евреи должны были совершить против немцев, чтобы заслужить такое суровое наказание?
На первый взгляд, его реакция может показаться неприкрыто антисемитской. На самом же деле, для человека, живущего в стороне от Диаспоры, она вполне логична. Одного человека можно убить в гневе, по ошибке или по неосторожности. Для того, чтобы убить шесть миллионов, нужна хорошо организованная промышленность. Даже чтобы просто избавиться от такого количества трупов минимально гигиеничным образом, нужно решить массу технологических и организационных проблем. К тому же, в отличие от любой обычной промышленности, массовое убийство заведомо невыгодно. Даже если конфисковать все, чем владели жертвы, от банковских вкладов до золотых коронок, стоптанных туфель и кукол, которые глупые еврейские дети тащили с собой в газовую камеру, то не удастся покрыть всех неизбежных при этом расходов. Стороннему наблюдателю ничего не остается, кроме как заключить, что евреи должны были совершить нечто невообразимо ужасное, чтобы заслужить такую невообразимо ужасную судьбу. Куда труднее поверить, что немцы пытались уничтожить нас из бескорыстной, ничем не мотивированной ненависти.

Замечу в скобках, что эта простая логика в течение одного-двух поколений неизбежно приведет к тому, что человечество большинством голосов решит, что Холокост придумали евреи. Смогло же оно, вопреки всем фактам, большинством голосов решить, что существует «палестинский народ», имеющий право на израильскую землю. А если евреев удастся наконец извести, то вскоре все согласятся, что их вообще никогда не было. Таким образом будет восстановлено равновесие: террористическая организация станет «народом», а древний народ превратится в миф.
Давайте сделаем следующий логический шаг. Мы знаем, что фашисты не изобрели антисемитизма. Антисемитизм сопутствовал нам в течение всей нашей истории, где бы мы ни жили, что бы мы ни делали. Он мог проявляться откровенным насилием, как при фашизме, или притворяться чем-то другим, как при советской власти, но он всегда присутствовал в воздухе, которым мы дышали.

Когда ООН приняла резолюцию о восстановлении Израиля, евреи надеялись, что он станет их убежищем от антисемитизма. Вместо этого, Израиль стал фокусом, в котором сконцентрировалась вся неизбывная ненависть человечества к евреям.

Посмотрите, например, на недавнее решение международного суда об израильском заборе. По существу оно означает, что Израиль не имеет права на самозащиту. Есть только одна категория людей, которым закон запрещает самозащиту перед лицом непостредственной угрозы их жизни: преступники, приговоренные к смертной казни. Очевидно, Израиль не приговорили бы к смертной казни, если бы евреи не совершили какого-то страшного преступления. Это заключение настолько логично, что даже сами евреи не могут его избежать. Есть ли у нас основания надеятся, что гои признают, что в течение всей своей истории ненавидят нас безо всякой нашей вины?

Но в чем же наша вина состоит? За какое совершенное нами преступление нас преследуют без исключения все? Распятие Христа? Но нас ненавидели задолго до того, как мы, себе на горе, сочинили сказку о приходе мессии. И даже если евреи действительно распяли Христа, то ни один из них до наших дней не дожил. За что же тогда ненавидят меня? Я-то уж точно никого не распинал. И за что тогда мусульмане, которые вообще не верят, что Христос умер на кресте, ненавидят нас больше, чем любят собственных детей?

Может быть, нам не могут простить крови, подмешанной в мацу? В конце концов, кто может поручиться, что евреи этого не делают. То есть я-то точно знаю, что в моей маце ничьей крови нет. Но могу ли я поручиться за всех остальных? Взять, например, хасидов: им-то как раз пейсы придают довольно зловещий вид... не вообще, конечно, а на еврейском фоне.

Кстати, по поводу крови в маце. В марте 1911 года в Киеве было найдено тело десятилетнего мальчика, умершего от потери крови в результате множественных колотых ран. Полиция немедленно приняла рабочую гипотезу: мальчик был убит евреями, которые использовали его кровь для приготовления своей мацы. Следуя этой гипотезе, полиция арестовала Менделя Бейлиса, чуть ли не единственного еврея, проживавшего в районе, где был обнаружен труп. Бейлису повезло: его дело привлекло внимание русских либеральных журналистов, которые подняли его до уровня международного скандала и помогли Бейлису организовать защиту. Защита привлекла в качестве свидетелей признанных экспертов по иудаизму, которые разъяснили присяжным, что можно добавлять в мацу, а чего нельзя, и почему кровь даже разрешенных к употреблению в пищу животных, к которым погибший ребенок не относился по причине отсутствия у него раздвоенных копыт, никогда в еврейскую еду не подмешивается. После двух лет заключения Мендель Бейлис был оправдан.

Вскоре после этого полиция арестовала мать погибшего ребенка и ее сожителя. Им было предъявлено обвинение в убийстве, и суд без труда признал их виновными. На суде выяснилось, что полиция располагала неопровержимыми доказательствами их вины с самого начала. Они знали, что Бейлис был невиновен, когда его арестовали на глазах у семьи и посадили в тюрьму. Они знали, кто убил ребенка, в то время как вымогали у Бейлиса признание, заперев его маленького сына в соседней камере и вынуждая его слушать его плач. Почему же пришить мокрое дело заведомо невиновному еврею было важнее, чем наказать убийц? Есть ли в этом хоть какая-то логика?

Оказывается, есть. За месяц до убийства либеральные фракции Думы внесли законопроект, упраздняющий черту оседлости. Вообразите, что произошло бы, если бы закон прошел: 5,5 миллионов евреев хлынули бы в русские города, превратив жизнь 200 миллионов христиан в сущий ад самим фактом своего присутствия. Бейлиса оправдали, но обвинение против него всколыхнуло антисемитизм истинных патриотов России достаточно, чтобы провалить законопроект. Черта оседлости просуществовала в России до самой революции.

Таким образом, Бейлиса «подставили», чтобы предотвратить упразднение черты оседлости. Вас это объяснение удовлетворяет? Меня — нет, поскольку остается совершенно неясным, чем бы присутствие евреев повредило русским. Почему было так важно держать российских евреев, по сути, в гетто?

Я изложу свою гипотезу чуть ниже. Пока же давайте запомним урок дела Бейлиса: антисемиты охотно убьют собственного ребенка, чтобы навредить еврею. Помните, что сказала Голда Меир про арабов?

Кстати, про арабов. Саудовский принц Абдулла недавно заверил своих подданных и все остальное миролюбивое человечество, что недавние террористичесткие акты в его унылом королевстве являются делом рук сионистов. Правда, саудовские власти даже не попытались выдать четырех застреленных ими якобы террористов за евреев, но это противоречие ничуть не смутило ни принца, ни его обширную аудиторию. Спрашивается, почему саудовские царьки предпочитают не бороться с терроризмом, а клеветать на евреев, которым въезд в их верблюжью какашку, плавающую в большой нефтяной луже, запрещен под страхом смерти? Вам не кажется, что здесь есть странные параллели с делом Бейлиса? Дело в том, что саудовская королевская семья возглавляет секту Ваххаби, которая представляет саудовскую официальную версию ислама, несмотря та то, что, с одной стороны, Саудовская Аравия остается верным союзником Соединенных Штатов (хотя неясно, против кого), а, с другой, учение Ваххабистов как раз и является той экстремистской версией ислама, под знаменем которой идут в бой бойцы джихада и против которой, казалось бы, воюет наш с вами президент.
Ой, до чего же все запутано для тех, кто упорно не хочет видеть правду!

Для того, чтобы понять, почему человечество ненавидит евреев, представьте себе, что вам очень понадобилось кого-то убить. Неважно за что, неважно при каких обстоятельствах, но вы его убили и, само собой, закопали. А на следующий день, когда вы мирно шли себе по своим делам, вас кто-то деликатненько тронул за плечо. Вы обернулись и увидели вашу жертву. Нет, не привидение и не восставший из могилы труп, а живого. Грязные бинты поверх нанесенных вами ран, страшный кровоподтек на лице, где вы случайно саданули его лопатой, закапывая его в наспех вырытую могилу, крошки земли, застрявшие в курчавых волосах, и, хуже всего, источаемый им могильный запах, служат доказательством того, что вчерашнее убийство вам не приснилось. Но самое страшное то, что ваша недобитая жертва пришла отнюдь не сводить с вами счеты, не привлекать вас к суду. Совсем наоборот, она хочет жить с вами в мире и согласии, говорит она вам, застенчиво улыбаясь и близоруко щурясь из-под разбитых очков. Хотите, она одолжит вам денег? Хотите, она достанет вам болгарский гарнитур? Хотите, она научит вашего ребенка играть на пианино? Хотите, она напишет вам диссертацию?

Я знаю, что вы никогда в жизни мухи не обидели, и если бы тюрьма Абу Граиб была поручена вашим заботам, то даже самые отпетые злодеи, сидящие там, могли бы пожаловаться в худшем случае только на скуку. И все же напрягите свое воображение. Вот перед вами стоит ваша недобитая жертва, живой, несмотря на все ваши усилия, свидетель вашего страшного злодеяния — стоит и не держит зла против вас. Можете вы себе представить, как бы вы себя при этом чувствовали? Согласитесь, если бы ваша жертва попыталась вонзить вам в спину нож, это было бы очень больно, но вполне понятно и куда менее страшно, чем перспектива жить в непосредственном и неизбежном контакте с самым страшным своим кошмаром. И потому самой разумной линией поведения с вашей стороны, мой добрый читатель, было бы выждать момента поудобней и снова убить этого человека, на сей раз насовсем.

А теперь вообразите, что на следующий день после очередного убийства он опять едва ощутимо касается вашего плеча — не во второй раз и не в двести двадцать второй, потому что вы уже давно потеряли счет своим попыткам его убить, но все еще надеетесь, что это когда-нибудь наконец у вас получится.

Антисемиты ненавидят нас по той же причине, по которой им неизбежно приходится прибегать к клевете каждый раз, когда они пытаются объяснить причину своей ненависти к нам. Они ненавидят и боятся нас так же, как очень плохой человек ненавидит свою совесть и боится ее. Вообразите, что станет с планетой, когда на ней не останется евреев.


Перевод: Alex Taller


Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё