Поиск по этому блогу

Загрузка...

На первой полосе: Кончина Pax Americana

Каролина Глик

США по-прежнему остаются самыми мощными в мире. Но на прошлой неделе американский авторитет был разрушен.
То, что произошло в Женеве на прошлой неделе, было наиболее значительным международным событием с момента распада Советского Союза в 1991 году. Крах Советского Союза сигнализировал о подъеме Соединенных Штатов Америки как единственной глобальной сверхдержавы. Ход шестисторонних ядерных переговоров с Ираном в Женеве на прошлой неделе сигнализировал о конце американского мирового лидерства.

Глобальное лидерство базируется на двух вещах – мощи и доверии. Соединенные Штаты по-прежнему самое мощное государство в мире, но на прошлой неделе американский авторитет был разрушен.

Государственный секретарь Джон Керри первую часть прошлой недели потратил на то, чтобы врать лидерам Израиля и арабских стран Залива и угрожать израильскому народу. Он лгал премьер-министру Биньямину Нетаньяху и саудовцам о содержании сделки, которую заключили Соединенные Штаты и европейские переговорщики с иранцами.

Керри сказал им, что в обмен на временное замораживание Ираном своей программы разработки ядерного оружия, США и их союзники освободят им не более $5 млрд из иранских фондов, захваченных и замороженных в иностранных банках.

Керри угрожал израильскому народу терроризмом и убийством и, таким образом, призывал к ним обоим, если Израиль откажется признать его требования о сдаче территории террористам ООП, которые отвергают право Израиля на существование.

Угрозы Керри были пронизаны фанатичными инсинуациями.

Он утверждал, что израильтяне слишком богатые, чтобы понимать свои собственные интересы. Если вы не проявите мудрость и не будете делать то, что я говорю, вещал он, европейцы заберут ваши деньги, а палестинцы начнут вас убивать. Да и кроме того, ваше присутствие в историческом сердце еврейской цивилизации от Иерусалима до Алон Морэ нелегитимно.

Трудно отделить подъем террористической активности после замечаний Керри от самих этих замечаний.

Какой больший карт-бланш на убийства могли получить палестинские арабы, чем легитимация их преступлений главным дипломатом ближайшего союзника Израиля? И, разумеется, партнер Керри по переговорам, Кэтрин Эштон, не могла получить более четкого сигнала для усиления экономического бойкота еврейских израильских предприятий, чем послание-шантаж Керри всего за два дня до 75-летия "Хрустальной ночи".

Угрозы Керри были настолько непристойны и беспрецедентны, что израильские официальные лица порвали с традицией и стали спорить с ним открыто и прямо, пока он был еще в стране. Обычно оказывающие поддержку крайне левые комментаторы начали сообщать историю Керри по пропаганде против Израиля, включая его письмо в поддержку про-хамасовских активистов, организовавших флотилию в Газу в нарушение международного права и американского законодательства.

Что касается вранья Керри главным ближневосточным союзникам США, - это были британцы и французы, которые сообщили израильтянам и саудовцам что проект соглашения далеко не ограничивался ослаблением санкций путем выплаты нескольких миллиардов долларов замороженных средств, а включал полную отмену санкций на иранский нефтегазовый сектор и другие отрасли промышленности.

Иными словами, проект соглашения показал готовность Вашингтона эффективно закончить экономические санкции против Ирана в обмен на согласие Ирана на косметические уступки, которые не замедлят программы создания ядерного оружия.

Как позиция США, так и тот факт, что Керри лгал по поводу этой позиции главным союзникам США, прикончили то, что оставалось от американского авторитета на Ближнем Востоке. Этот авторитет и так уже был подмочен беспомощностью США в Сирии и поддержкой братьев-мусульман в Египте.

Правда, в конце концов, Керри не смог подписать соглашение, ради которого он бросился в Женеву в прошлую пятницу.

Разумеется, не Иран отклонил американскую капитуляцию, и не Америка поспешно бежала от предложения. Это была Франция. Неспособная спрятаться за американскую мощь и признавая свои национальные интересы в предотвращении приобретения Ираном ядерных вооруженных сил на Ближнем Востоке, Франция запретила сделку, которая прокладывала путь ядерному Ирану.

Неспособность Керри достичь долгожданного решения, нанесла огромный удар по Америке и стала двойной победой для Ирана. Один лишь факт, что Вашингтон был готов подписать сделку и лгал об этом своим ближайшим союзникам, стоил США потери своего авторитета на Ближнем Востоке. Даже без сделки, США заплатили свою цену за умиротворение Ирана и сдачу лидерства в свободном мире Франции и Израилю.

Только тем, что американцев удалось убедить взять на себя обязательство снизить санкции, в то время как Иран продолжил бы свое шествие к ядерному оружию, Иран уничтожил всякую оставшуюся возможность невоенного нанесения ущерба ядерным военным планам Ирана. В то же время американцы повысили авторитет Ирана, подтвердили иранскую мощь и недооценили Израиль и Саудовскую Аравию – главных противников Ирана на Ближнем Востоке. Таким образом, Иран прикончил Пакс Американа на Ближнем Востоке, устранив самое серьезное препятствие на пути к региональной гегемонии. И он это сделал без всякой необходимости каких бы то ни было уступок Великому Сатане.

Как написал Уолтер Рассел Мид на прошлой неделе, страх потерять Пакс Американа ставил границу перед всеми предыдущими администрациями США на пути достижения соглашения с Ираном. Как он выразился, «предыдущие администрации вообще заключали, что цена, которую Иран хочет за особые отношения с Соединенными Штатами, является неприемлемо высокой. По существу, чтобы заключить сделку с Ираном, нам придется продать всех наших союзников. Это не только моральная проблема. Предательство давних союзников снижает доверие, которое союзники Америки в мире проявляют к нашей поддержке».

Администрация Обамы просто заплатила неприемлемо высокую цену и даже не получила особых отношений с Ираном.

Большинство анализов того, что произошло в Женеве на прошлой неделе, сосредоточено на том, что означает провал переговоров в будущей внешней политике Обамы.

Конечно, Обама, который теперь повсеместно подвергается оскорблениям союзниками Америки на Ближнем Востоке, будет дипломатически ослаблен, что не окажет какого-либо воздействия на его внешнюю политику, потому что умиротворение и отступление не требуют сильной дипломатии.

Но реальная история о том, что произошло на прошлой неделе, предстает гораздо более существенной, чем будущее внешней политики Обамы. На прошлой неделе это Америка потеряла доверие, а не Обама. Это Америка растратила важный компонент глобального лидерства. И это переломное событие начала этого века.

Государства действуют согласованно из-за предполагаемых общих интересов. Если Израиль и Саудовская Аравия объединятся, чтобы атаковать ядерные объекты Ирана, это произойдет из-за их общей заинтересованности в предотвращении Ирана от приобретения ядерного арсенала. Но такое согласованное действие не сделает их союзниками.

Союзы основаны на предполагаемой длительности общих интересов, а такое восприятия, основаного на взаимном доверии международных субъектов.

Пока президентом не стал Обама, консенсусным мнением во внешней политики США и обеих главных сторон было, что США проявляют постоянный интерес к тому, чтобы быть гегемоном на Ближнем Востоке. Гегемония США обеспечивала три постоянных интереса национальной безопасности США: предотвращение вражеских режимов и террористических групп от приобретения средств нанесения катастрофического ущерба; обеспечение бесперебойного потока нефтепродуктов через Персидский залив и Суэцкий канал и поддержка доверия к американской власти путем обеспечения безопасности союзников США, как Израиль и Саудовская Аравия. Третий интерес был в создании американского сдерживания Советов во время холодной войны, и китайцев в последнее десятилетие.

Независимо от того, кто был в Белом доме, лучшие годы из 70 лет каждое правительство США поддерживало эти интересы. Эта согласованность создала авторитет США, который, в свою очередь, позволил США пользоваться своим весом везде.

Обама безотзывным образом отошел от этой внешней политики консенсуса на прошлой неделе. Поступив таким образом, он уничтожил авторитет США.

Не важно, кто придет на смену Обаме. Если в 2016 году будет избран консервативный интернационалист образца Гарри Трумэна, Джона Ф. Кеннеди, Рональда Рейгана, наследие Обамы сделает невозможным для него восстановить структуру альянса США. Союзники США будут готовы купить у США военные платформы, хотя и не исключительно.

Они будут готовы действовать согласованно с США на временной основе для достижения конкретных целей.

Но они не будут готовы делать какие-либо долгосрочные обязательства на основе гарантий безопасности США.

Они не будут готовы класть свои стратегические яйца в американскую корзину.

Обама преподал миру, что те же США, которые избрали Трумэна и создали НАТО, избрали Джорджа Буша и выбросили Саддама Хусейна из Кувейта, смогли избрать человека, который предает союзников США и американские интересы во имя продвижения радикальной идеологии, основанной на отказе от морали американской мощи. Любой союзник США в настоящее время знает, что обещания США – даже если они основаны на интересах США – не являются надежными. Американские обязательства могут исчезнуть в следующий раз, когда Америка выберет радикала в Белый дом.

Американцы, не заинтересованные в передаче своей роли мирового лидера аятоллам Тегерана, российскому государству КГБ или преемникам Мао Цзэдуна, должны принять незамедлительные меры для смягчения того ущерба, который причинил Обама. Конгресс может выступить, чтобы подрезать его радикальные крылья.

Если достаточно демократов можно будет убедить порвать с Обамой и донорами Демократической партии, Конгресс сможет провести дополнительные санкции на Иран, не подлежащие вето. Эти санкции могут только заслужить доверие у отвергнутых союзников Америки, если они не содержат какого-либо отказа президента, который позволит Обаме игнорировать закон.

Они также могут принять решение ограничить способность Обамы шантажировать Израиль, шаг, который имеет решающее значение для возможности США восстановить свой международный авторитет.

Для всех, от Анвара Садата до демократов Южной Америки, за последние 45 лет альянс Америки с Израилем был главным якорем американского стратегического авторитета. Вид Америки на стороне еврейского государства перед лицом моря арабской ненависти, убеждал сомневающихся во всем мире, что Америке можно доверять.

Ужасное американское предательство Иерусалима при Обаме также является соломиной, которая сломала хребет американского стратегического авторитета от Тайпея до Сантьяго. Если Конгресс заинтересован в исправлении или ограничении ущерба, он также может отменить отказ президента, который позволяет Обаме продолжать финансировать ООП, несмотря на ее участие в терроризме и неизменную приверженность уничтожению Израиля. Конгресс может также отменить президентский отказ от закона, требующего от госдепартамента переместить посольство США в Израиле в Иерусалим. Наконец Конгресс может обновить свои законы против бойкота для охвата новых антиизраильских бойкотов и экономических санкций против еврейского государства и израильских компаний, принадлежащих евреям.

Эти шаги не смогут полностью восстановить авторитет Америки.

В конце концов, дважды избранный президент Соединенных Штатов Америки направил своего госсекретаря угрожать союзникам США и обманывать их во время капитуляции перед врагами США. Теперь, это неоспоримый факт, что правительство США может использовать свою власть для подрыва своих собственных интересов и друзей во всем мире.

Однако что могут сделать эти шаги Конгресса, так это отправить сообщение союзникам, а также противникам, что радикальные действия Обамы не являются пожеланиями американского народа и не останутся без ответа его представителями в Конгрессе.

caroline@carolineglick.com


Перевод: Мириам Аргаман

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё