Поиск по этому блогу

Загрузка...

Кровь течет в реках Эденского сада

Мордехай Кейдар

Две из четырех рек Эденского сада, согласно книге Бытия, находятся в Ираке. Тигр и Евфрат берут начало в горах Турции, через Сирию - в Ирак, они соединяются с Шатт-эль Араб, и все остальные воды впадают в Залив.
Множдество каналов или артерий (на арабском языке, «артерия» -"Аль Ирак") - были вырыты между реками, чтобы обеспечить орошение для сельского хозяйства в горячей, сухой пустыне.
Без рек и каналов между ними Ирак будет сухой, засушливой пустыней. Любой, кто хочет выжить в жгучей иракской пустыне, должен стать частью сплоченной вооруженной и насильственной группы, готовой вступить в сражение для того, чтобы защитить свой источник воды и свои средства к существованию.


За многие поколения такие группы во множестве селились в Ираке, и сегодня они составляют население государства. Существуют четыре этнические группы: арабы, курды, туркмены и персы, которые делятся на более чем 70 племенных групп, восемь религий (мусульмане, христиане, евреи, зороастрийцы, сабеяне, мандейские общины, езиды и бахаисты) и бесчисленные секты. Мусульмане делятся на: суннитов, шиитов, салафитов, суфиев и других. Христиане делятся на секты католиков: халдейскую, сирийскую, армянскую, римскую и византийскую. Православные секты: арамейская, армянская, древние восточные, ассирийская, византийская, коптская (египетских беженцев). Протестантские секты: ассирийская национальная, помимо адвентистов седьмого дня и субботников..

Для наших темы важно отметить, что многие иракцы-мусульмане рассматривают другие религии как ложные, и наказанием за членство в них является либо жизнь в статусе зимми или «охраняемых людей» («ahl dhimma»), что считается приемлемым решением для евреев и христиан, либо на выбор переход в ислам или убивают как неверных.

Скудное проживание в условиях пустыни привели к распространению племенных, сектантских этнических групп, что вызвало раскол и поляризацию населения, привело к сварливому и насильственному характеру людей с древней традицией сражений и кровной междоусобной вражды. Это источник всех бед Ирака.

Англичане, которые держали мандат на Ирак, короновали Фейсала как короля Ирака в 1921, а его брата Абдуллу - назначили Эмиром эмирата Трансиордания, чтобы дать сыновьям Шарифа Хуссейна из Хиджаза «рабочие места», в награду за его поддержку в первой мировой войне против Османской империи. Тот факт, что Фейсал говорил с саудовско-аравийским акцентом, а народ Ирака говорит на арабском с иракским акцентом, не имело значения для англичан. Иракцы никогда не принимали Королевский дом, который англичане им установили, или как британцы определили границы государства, исходя из британских нефтяных интересов, а не в соответствии с потребностями его населения.

На протяжении всей истории Ирака там шли бои между его арабским правительством и курдским регионом, и наблюдалась постоянная напряженность между суннитским меньшинством и шиитским большинством. Это был неизбежный результат демографии Ирака. И вот почему за последние 9 лет в этой стране доминируют диктаторские группы, и каждая из них грубо и жестоко угнетает тех, кто не принадлежит к группе, имеющей власть.

Вследствие узкого правительства, некоторые слои населения оставались лояльными своей традиционной группе, потому что это предоставляло ее членам своего рода оборону против ярости правительства, поскольку сводные традиционные коллективы могут лучше защитить себя и вести переговоры с центральным режимом относительно разделения власти.

Во избежание непрерывных конфликтов с различными группами, центральное правительство нашло способы успокоить руководителей групп посредством экономической франшизы и государственных должностей. По западным стандартам такое поведение считается коррумпированным, но на Ближнем Востоке, оно необходимо и считается естественным.

Два правителя, которые сформировали иракскую историю второй половины XX века были Ахмед Хасан аль Бакр (1968-1979) и Саддам Хусейн (1979-2003). Идеологически и организационно они оба правили на основе идеи партии Баас и партии, которая была создана для их реализации, но в действительности, их правление основывалось на системе противовесов между жестким притеснением и умиротворением потенциальных противников, в то же время создавая соперничество во избежание формирования коалиции против центрального правительства.

Все незаконные государства, управляемые незаконными правительствами, должны иметь внешнего врага для объединения оппозиции с правительством и приведения ее под его эгиду. Ирак нашел такого врага в Иране, и на протяжении ряда лет вел кровавые войны против него: первую - в1974-1975 и вторую - с 1980 по 1988. Первая была против шаха, а вторая – против правления аятолл.

С целью укрепления экономической и политической силы Ирака за счет своих соседей, Саддам завоевал и оккупировал Кувейт в 1990. Хотя он ожидал, что мир осудит вторжение, он считал, что в конечном итоге, он примет это как свершившийся факт. Однако он ошибся. За пять недель войны, которая велась в январе-феврале 1991, его армии и гражданской инфраструктуре государства был нанесен такой ущерб, что он был вынужден уйти из Кувейта. Но война и режим санкций, которые были введены против Ирака, не привели к падению режима Саддама, потому что диктаторы умеют направить трудности на свое население, в то время как сами остаются невредимыми.

В 2003 была сформирована международная коалиция, во главе с США, для нападения на Ирак. Саддам исчез, а в 2004 был арестован и предан суду, а затем – повешен в 2006. Но трагедия Ирака состоит в том, что, несмотря на освобождение населения страны от диктаторского правления, гражданские и политические механизмы, основанные на моделях мышления и поведения, отличных от традиционной лояльности племени, этнической группе, религиозной группе и секте, не были разработаны.

На поверхности имеются политические партии, проводятся выборы, кажется, что есть действенный парламент и функциональное правительство, но, если глубоко посмотреть, как работают эти современные механизмы, то можно обнаружить, что все они, в той или иной форме, представляют обычные рамки и ведут обычные сражения, но уже с помощью современных инструментов, которые были получены после освобождения от Саддама. Однако самое худшее, что система, главным образом, после вывода американских войск в конце 2011 - не имела никакого баланса власти, который мог бы навязать свою повестку дня всем конфликтующим силам. И получилось, что правительство оказалось нефункциональным, части страны - главным образом курдская - ведут себя как независимые государства, организации суннитского джихада стали взрывать автомобильные бомбы в шиитских кварталах, и в ответ, банды шиитского джихада стали взрывать бомбы в грузовиках на рынках суннитских городов.

Социальные беспорядки, политический хаос и вакуум власти делают Ирак подверженным влиянию иностранных держав, и два соседа Ирака по самые шеи увязли в кровавых делах на земле двух рек: Саудовская Аравия финансирует, вооружает и тренирует суннитских ополченцев, в то время как Иран финансирует, вооружает и тренирует шиитских боевиков. В широкие реки Тигр и Евфрат - две реки, которые орошают Эдемский сад своими водами, вливается иракская кровь, делая его похожим на ад.

В 2013 ежемесячно в Ираке несколько сотен человек погибали в терактах. Силы безопасности нашпигованы агентами организаций, которые являются врагами государства, а потому имеют ограниченные способности эффективно бороться против взрывов бомб и террористов. У многих политиков руки в крови своих соперников, но их ярая приверженность своим группам - это то, что делает их избранными в первую очередь, «демократически», конечно.

И поскольку шиитов в Ираке – большинство, То там и правит шиитская коалиция под эгидой Ирана, при полной маргинализации суннитского меньшинства, политически, экономически и социально. Суннитских политических активистов арестовывают, и они исчезают в подземельях пыток, не менее ужасных, чем при Саддаме Хусейне, но внутри этих подземелий перевернуты столы: тогда суннитские тюремщики Саддама Хусейна подвергали пыткам шиитов, а сегодня шиитские тюремщики Нури аль Малаки, шиитского премьер-министра, пытают суннитов. Несколько суннитских лидеров, которые в прошлом присоединились к партии Баас, и которые сегодня пребывают в тюрьме, могут еще быть казнены путем повешения.

Между тем, Сирия, сосед Ирака на западе, присоединилась к списку государств, участвующих в «арабских беспорядках», которые начались в Тунисе в декабре 2010 года, и Тунис тоже был втянут в это кровопролитие. Сунниты- ваххабиты Саудовской Аравии, поддерживают суннитов - салафитов джихадистских организаций, действующих в Ираке против шиитского режима, с деньгами, оружием и бойцами, и в Сирии против алавитского диктатора под влиянием Аль Каиды, даже если они не произносят имя этой конкретной группы.

Американцы удивленно и беспомощно смотрят на то, что происходит в Ираке. С одной стороны, Обама хвастается, что он вывел американскую армию из Ирака, а с другой - он видит, что иракская «демократия» - это подземелье пыток, кровь на улицах и растущее влияние Ирана, и у него нет никакого желания укреплять такой иракский режим.

С другой стороны, если режим в Ираке является слабым, то боевики Аль Каиды и Исламское государство Ирак и Сирия могут занять части государства, особенно, регион Аль Анбар на западе, который управляется суннитскими племенами, и превратить этот район в новый Афганистан, вместе с регионом в Цур Дир в восточной Сирии после распада государства.

Именно в связи с этим, Нури аль Малаки, премьер-министра Ирака, находится с визитом в Вашингтоне. Он прибыл рассказать Обаме о том, чего добились за последние годы правительства Ирака - и особенно его - в улучшении добычи нефти и результирующем росте дохода; в снижении показателей нищеты и безработицы; в расселении беженцев, которые бежали от государства в ходе прошедшего десятилетия; в улучшении качества питания для детей и взрослых вместе со снижением младенческой смертности; в улучшении качества питьевой воды; стало больше детей, организованного образования; улучшился статус женщин, которым стала предоставляться возможности быть избранными в парламент, почти полная победа над малярией, проведение демократических выборов в парламент и в местные правительства.

Для того чтобы поддерживать эти достижения и прогресс с перспективой на дальнейшие достижения, Аль Малаки нуждается американском оружии, которое позволит ему эффективно бороться с силами, угрожающими превратить Ирак в суннитский Джихадистан под влиянием Саудовской Аравии. Проблема заключается в том, что если американское оружие поступит шиитскому правительству, это может помочь превратить Ирак в шиитский Джихадистан под шиитским иранским влиянием..

Аль-Малаки заинтересован, главным образом, в дронах Predator, которые позволят режиму атаковать джихадистских суннитских боевиков без ущерба для пилотов. Эти беспилотники зарекомендовали себя в Йемене, Пакистане и Афганистане. Но что произойдет, если аль-Малаки позволит своим друзьям в Иране изучить эти беспилотники, чтобы они могли разрабатывать оружие для борьбы с ними? Как американцы смогут использовать это оружие против Ирана, если и когда они решат сделать это в будущем? И что произойдет, если иранцы передадут эти секреты своим русским и китайским друзьям?

Соглашение о стратегическом сотрудничестве, которое было подписано между Ираком и Соединенными Штатами, как раз перед американским выводом, дает основание для таких обсуждений, потому что Соединенные Штаты обязаны обеспечить стабильность режима в Ираке, даже если его поведение не является совершенным и он не отражает демократических ценностей Соединенных Штатов Америки и их региональные интересы. Аль-Малаки придется применить всю свою силу убеждения, чтобы получить согласие от Соединенных Штатов, которые устали от войн и своего участия в кризисах на Ближнем Востоке, предпринять действенные шаги, которые могут снова завлечь Соединенные Штаты в иракское болото.

Кризис в Сирии также будет частью разговора с Обамой. Аль-Малаки представляет иранскую позицию, и его присутствие на второй Женевской конференции, если она будет проводится, может склонить чашу весов в пользу Асада. С одной стороны, Обама не выражает энтузиазма по поводу участия ирано-иракского дуэта в конференции, потому что он видит Иран как основную часть проблемы, но не обязательно часть решения. С другой стороны, каждый знает, что нет никакого смысла в резолюциях, которые будут приняты на Конференции, если эта пара государств не только не собирается их соблюдать, но действует против них.

Основным вопросом о событиях в Ираке является: когда кровь перестанет литься в Тигр и Ефрат из Сирии и Ирака, и будут ли воды двух рек снова орошать Эденский сад, как это было когда-то?

Перевод: Мириам Аргаман

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё