Поиск по этому блогу

Загрузка...

Кипр как часть Ближнего Востока


Республика Кипр оказалась в водовороте самого нестабильного региона в мире благодаря недавно найденным в ее водах запасам газа и нефти, безрассудной внешней политике Турции и гражданской войне в Сирии. Лидеры средиземноморского острова пока справляются с новыми угрозами и возможностями, но они нуждаются в поддержке сильного военно-морского флота США. Сейчас эта поддержка отсутствует.

Солон Кассинис: человек, ответственный за газовую стратегию Кипра.



Открытие кипрских подводных газовых и нефтяных месторождений последовало непосредственно за разведанными ранее израильскими месторождениями, расположенными рядом с ними и обнаруженными теми же американскими (Noble) и израильскими (Delek, Avner) компаниями. Текущие оценки составляют 5 трлн. куб. футов (TCF), в том числе нефти на 800 млрд. долл. США – огромная сумма для небольшой страны, чей текущий ВВП насчитывает всего 24 млрд. долл. США.

Подавляющее большинство этих энергоносителей, вероятно, будет предназначено на экспорт в Турцию или Европу. Трубопровод в Турцию был бы дешевым и простым, но поскольку турецкие войска продолжают оккупировать 36 процентов территории Кипра, этот вариант отпадает. Недавнее судебное решение, разрешающее израильскому правительству принимать решение, какое количество энергии направить на экспорт, предоставляет другие возможности: Кипр может обменяться газом с Израилем, который затем пойдет в Турцию или два союзника могли бы совместно построить терминал сжиженного природного газа на Кипре.

Со временем, если Египет, Газа, Ливан и Сирия найдут нефтепродукты и присоединятся к современному миру, они тоже смогут принять участие, обогатив весь регион между Египтом и Кипром. По данным Геологической Службы США (U.S. Geological Survey), прилегающие бассейны дельты Нила и Леванта вместе содержат приблизительно 345 TCF природного газа и 3,44 млрд. баррелей нефти.

Бассейны дельты Нила и Леванта вместе содержат приблизительно 345 TCF природного газа и 3,44 млрд. баррелей нефти.

Эти новообретенные резервы смогут помочь либо разрешить, либо разжечь кипрскую проблему. Кипрское правительство мудро разграничило свои территориальные воды с Египтом в 2003 г., с Ливаном в 2007 г. и с Израилем в 2010 г. Оно заключило контракты на разведку новых месторождений с французской компанией Total, итальянской Eni и южнокорейской Kogas. Однако Турция, испытывающая голод в отношении энергоресурсов, нависает над этим богатством. Анкара желает, чтобы ее марионеточное государство на севере Кипра получило часть дохода, а турецкое вторжение на остров в 1974 г. все еще вызывает опасения, что премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган – задира, известный своей непредсказуемостью – может вторгнуться на территорию республики.

Эрдоган и министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу преследовали амбициозную внешнюю политику под названием "ноль проблем с соседями", которая, по иронии судьбы, привела к нулю друзей. Напряженные отношения с Грузией, Арменией, Азербайджаном, Ираном, Ираком, Сирией, Израилем, Палестинской Автономией, Саудовской Аравией, Египтом и Сербией вызывают перспективу возврата Анкары к старой турецкой модели, характерной враждебностью к Кипру и Греции. Оба случая могут вызвать потоки беженцев.


Оценки численности сирийских беженцев в июле 2013 г. показывают, что Кипр до сих пор избежал притока.

Проблема усугубляется, если учесть продолжающуюся жестокую гражданскую войну в Сирии, всего в 70 милях (110 км). До сих пор конфликт не оказал большого влияния на Кипр, но близость острова, его минимальный оборонный потенциал и членство в Европейском Союзе (в том смысле, что нелегальному иммигранту, ступившему на землю Кипра, будет легче достичь Германии или Франции) делают остров чрезвычайно уязвимым. С 2011 г. и по сей день 2,2 млн. сирийских беженцев обходили Кипр в пользу (в порядке убывания) Ливана, Иордании, Турции, Египта и Ирака, однако ситуация может быстро измениться, если значительное число алавитов, живущих близко к Кипру, доберется до него морским путем. Или если Анкара будет поощрять сирийцев эмигрировать в северную часть Кипра с тем, чтобы пересечь границу и пробраться в республику.

В отличие от близлежащего Израиля, который также находится в окружении, Кипр не имеет ни военной мощи, ни надежной защитной ограды: численность личного состава вооруженных сил Турции, около 700 тыс., приблизительно равна количеству всего населения в Республике Кипр, около 850 тыс. Иными словами, численность турецкого населения превышает кипрское почти в 100 раз. Но в целях повышения безопасности Никосия может вступать в альянсы, особенно с Израилем. В свою очередь, Израилю выгодны совместные разработки газа, увеличение стратегической глубины для ВВС и дипломатический союзник. Как сказал мне помощник президента Кипра Никос Анастасиадес:
"Мы являемся послом Израиля в Европейском Союзе".
Пока обошлось без проблем. Но отсутствие военно-морского флота США в Средиземном Море позволило бывшему сотруднику ВМФ Сету Кропси (Seth Cropsey) заметить, что 6-й флот насчитывает лишь флагман в Италии и несколько эсминцев, вооруженных баллистическими ракетами, в Испании. Эта сила срочно нуждается в оживлении для поддержки левантийских союзников Америки по мере дальнейшего повышения напряженности в этом регионе.

Перевод: И. Эйдельнант

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё