Поиск по этому блогу

Загрузка...

Перевес юридических притязаний Израиля на Западный берег

Ари Либерман

Поборники справедливости и равенства, которые выступали против самых ярых очернителей Израиля, часто выдвигали разумные аргументы против дальнейшего выхода Израиля из Западного берега и палестинской государственности. Ключевыми среди этих аргументов было то, что палестинское руководство является отрицателем, двуличным, подстрекателем к насилию, является недемократичным и, в общем, не привержено решению двух государств, признающего права Израиля на существование в пределах надежных и безопасных границ.
Хотя все эти взгляды верны и говорят в пользу отказа от дополнительных израильских территориальных уступок, есть одна причина из всех, которая говорит в пользу израильской точки зрения: просто юридические притязания Израиля на Западный берег - намного превосходят палестинские по международному праву.

Международные законы обычно создаются государствами посредством заключения друг с другом договоров или, более неформально – через международные традиции. Резолюции Генеральной Ассамблеи не имеют обязательной юридической привязки. Устав Организации Объединенных Наций, в котором излагаются полномочия Генеральной Ассамблеи, не наделяют этот орган нормотворческими полномочиями.

Юридические притязания Израиля на Западный берег были озвучены на конференции в Сан-Ремо в 1920. Это было международное совещание Высшего Совета союзников после первой мировой войны. 24 Июля 1922 Лига Наций, предтеча Организации Объединенных Наций и орган, который, согласно своему Уставу имел полномочия принимать международные законы, подтвердила решения, выработанные в Сан-Ремо, и решила установить мандат Лиги Наций на Палестину.

В преамбуле Лига, принявшая принципы, изложенные в Декларации Бальфура, признала еврейские «исторические связи» с землей Израиля и решила помочь облегчить установление там еврейской нации.

В то время Палестина состояла из территории к востоку и западу от реки Иордан, охватывающей весь современный Израиль, Иудею и Самарию, Газу и то, что сегодня называется Иордания. Лига наделила Великобританию полномочиями мандатария с целью содействовать еврейской иммиграции в Палестину и действовать в качестве доверенного лица до тех пор, пока не станет возможным упорядоченный переход к полному еврейскому суверенитету.

Статья 5 мандата запрещает Великобритании уступать или отдавать в аренду какую-либо часть мандатной территории иностранной державе. Однако в 1923, Великобритания, действуя в нарушение статьи 5, сделала именно это и, несмотря на протест евреев, подарила Восточную Палестину Эмиру Абдалле, создав, таким образом, новое арабское образование, называемое Эмират Трансиордания.

Таким образом, Британия отдала 76% Палестины в арабское владение, оставив ничтожные 24% - для еврейской родины.

В феврале 1947 Великобритании объявила, что она в одностороннем порядке расторгает мандат , создав, таким образом, условия для вмешательства ООН. После объявления Великобритании, ООН направила группу международных наблюдателей, известную как UNSCOP, в Палестину для исследования и предложения плана для будущей территории и ее жителей. После завершения своего исследования, UNSCOP разработал план, основанный на демографических моделях, что привело к разделу Палестины на еврейское и арабское государства на основе примерно 50:50. Иерусалим и его окрестности должны были стать международными зонами.

В ноябре 1947 ООН приняла выводы UNSCOP и проголосовала в пользу раздела. План раздела Генеральной Ассамблеи ООН был лишь предложением и не имел юридически обязательного выполнения. Евреи с ним согласились, а арабы категорически его отвергли, установив сцену для первой арабо-израильской войны и вторжения арабов.

Если бы тогда арабы приняли план раздела, то были бы установлены международные границы между еврейским и арабским государствами, и вопрос был бы решен. В отсутствие такого урегулирования единственной юридической властью остался мандат Лиги Наций для Палестины, который обозначил всю Палестину, в том числе и Западный берег, как будущую еврейскую родину.

Первая арабо-израильская война закончилась в 1949 и привела к израильской победе и стратегическому поражению арабов. Израиль и Иордания провели переговоры о прекращении огня, которые были официально закреплены соглашением о перемирии. Ни одна из сторон не признала демаркационную линию перемирия официальной границей. Соглашение оставило Иордании контроль над Восточным Иерусалимом и Западным берегом, т.е. над территориями, которые она незаконно захватила во время своей агрессии. Вскоре после этого Иордания аннексировала эти территории, однако, аннексия не была признана на международном уровне, за исключением Великобритании (только в том, что касается Западного берега) и Пакистана.

Иорданская оккупация Западного берега длилась 19 лет. В это время не было ни единой резолюции ООН, осуждающей незаконную оккупацию Иордании. Хотя этот факт сам по себе не подкрепляет правовой позиции Израиля, он придает достоверность понятию, что Генеральная Ассамблея вряд ли может считаться беспристрастным органом. 22 Мая 1967 Египет, в нарушение международного морского права, закрыл Тиранский пролив для израильского судоходства. Акт сопровождался агрессивным развертыванием египетской армии, нарушением воздушного пространства Израиля и геноцидной риторикой. 5 Июня 1967 Израиль произвел превентивный удар по Египту, уничтожив большую часть его военно-воздушных сил в течение 3 часов.

Против всякой реальности, египетский Насер убедил иорданского короля Хусейна, что Израиль шатается. Хусейн, убаюканный этими ложными утверждениями, приказал своей армии напасть на Израиль. Иорданские вертолеты Хантер начали бомбить Кфар Сабу и Нетанию, в то время, как иорданская артиллерия обстреляла центры израильского населения в Западном Иерусалиме. После этого, иорданская пехота начала занимать позиции в демилитаризованных зонах. В ответ на иорданскую агрессию Израиль начал контрнаступление, заняв Восточный Иерусалим и Западный берег в течение нескольких дней.

Хотя ООН считает войну и ее последствия незаконными, статья 52 Устава ООН предусматривает исключение в незаконности войны в случаях самообороны. Израиль получил Западный берег (территорию, незаконно захваченную Иорданией в 1948) через оборонительное завоевание. Поскольку Израиль имел законное право на защиту от агрессии, его территориальные завоевания в результате оборонительной войны являются законными и юридически обязательными. Не существует ни одного случая в истории, когда бы народ был вынужден отказаться от территории, которую он приобрел путем оборонительных завоеваний.

После войны, резолюция, инициированная СССР, о выводе израильских войск со всех территорий, приобретенных во время войны, была отклонена Советом Безопасности Организации Объединенных Наций. Несколько дополнительных проектов были представлены и отклонены. Наконец, СБ ООН остановился на резолюции 242 с формулировкой, которая преднамеренно опускала слово «всех» и просто требовала от Израиля уйти с «территорий, оккупированных во время недавнего конфликта». Бездействие слова «всех» было весьма значительным в том, что оно обеспечило косвенное признание, по крайней мере, некоторых из территориальных приобретений Израиля.

Израиль полностью выполнил резолюцию 242, покинув Синайский полуостров, сектор Газа, Кунейтру (на Голанских высотах) и около 40% территории Западного берега. Тем самым, Израиль больше всего поддерживал решительные юридические притязания на Западный берег, основанные на мандате Лиги Наций для Палестины, резолюции 242 и основных принципов международного права.

Несмотря на правомерные юридические притязания, Израиль был широко осужден в различных кругах за «поселенческую деятельность» на «оккупированных» территориях. Самые резкие осуждения поступили из ЕС и мусульманского мира, хотя позиция Соединенных Штатов была более двусмысленна и менялась от администрации к администрации. Соединенные Штаты в прошлом выступали против поселений по политическим причинам, однако, за некоторым, очень небольшими исключением, отказывались называть эту активность «незаконной».

Президент Рональд Рейган ясно заявлял, что поселения не являются «незаконными». Эта позиция была подкреплена президентом Джорджем Бушем, который предоставил косвенное признание законности поселений, когда он отметил, что «в свете новой реальности на местах, включая уже существующие крупные израильские населенные центры, нереалистично ожидать, что в результате переговоров об окончательном статусе будет полное возвращение к линии перемирия 1949...».

Те, кто осуждают поселенческую деятельность, опираются на статью 49, пункт 6 четвертой Женевской конвенции, которая гласит, что «оккупирующая держава не должна депортировать или перемещать часть своего собственного гражданского населения на оккупируемую территорию».

Как уже отмечалось, утверждение, что Израиль является «оккупирующей державой», как это определено в статье 49, является, в лучшем случае, сомнительным. Израиль сохраняет правомерные юридические притязания на Западный берег, которые намного превосходят притязания палестинских арабов или любого другого субъекта. Но даже если бы Израиль можно было назвать «оккупирующей державой», то статья 49 была бы все равно неприменима.

Израиль не депортировал и не перемещал никакой части своего населения на Западный берег. Отдельные евреи по различным мотивам добровольно переехали на эти территории. Кроме того многие израильтяне родились на Западном берегу, что делает статью 49 еще более неприменимой. Статья 49 не налагает на Израиль никакой обязанность не допускать своих граждан от переезда или строительства на Западном берегу.

Посол Моррис Абрам - член делегации США на Нюрнбергском процессе, который был тесно связан с разработкой четвертой Женевской конвенции, решительно отметил, что статья 49(6)
«не была предназначена для охвата таких ситуаций, как израильские поселения на оккупированных территориях, а, скорее, насильственное перемещение, депортацию или переселение большого числа людей».
Другие выдающиеся и известные ученые как Юджин В. Ростоу - декан Йельской школы права и бывший помощник госсекретаря; Стивен М. Швебель - председатель Международного Суда; Николас Ростов - университетский советник и вице-канцлер по правовым вопросам из государственного университета Нью-Йорка; Дэвид М. Филлипс, профессор школы права Северо-Восточного университета и ученый Фулбрайта; профессор Юлиус Стоун - юрист-международник и плодотворный автор, высказывают схожие позиции и показывают абсурдность применения статьи 49(6) в контексте израильских поселений.

9 Июля 2012, Комитет, возглавляемый уважаемым бывшим судьей Верховного суда Израиля, Эдмондом Леви, пришел к выводу, что присутствие Израиля на Западном берегу не является «оккупацией» по смыслу статьи 49, и что эти поселения не являются незаконными. Недавно 1000 юристов разных национальностей подписали петицию, поддержав доводы и выводы доклада Леви, и представили ее руководителю внешней политики ЕС и ярому критику Израиля - Кэтрин Эштон.

Маловероятно, чтобы Эштон была тронута петицией, но это - демонстрация источника поддержки, которым Израиль пользуется на международном уровне, и, по крайней мере, в некоторых кругах по-прежнему преобладает здравый смысл. Поселенческая деятельность, вдохновленная первоначальной идеей сионизма о построении и освоении земель, будет по-прежнему вызывать споры, но с точки зрения международного права, она стоит на крепкой и надежной основе.

Перевод: Мириам Аргаман

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё