Поиск по этому блогу

Загрузка...

Как тот, кто собирает брошенные яйца

 Мордехай Кейдар
«Когда Господь закончил свою работу в горах Сиона и в Иерусалиме, он сказал, я накажу царя Ассирии за умышленную гордыню его сердца и надменный взгляд в его глазах. Он говорит: 
Силой руки моей я сделал это
И моей мудростью,
Потому что у меня есть понимание.
Я уничтожил границы между народами (и их будущим),
Я отдал на разграбление их сокровища
Могуществом моим я покорил царей.
Как некто, добравшийся до гнезда, так и моя рука достигла богатства народов;
Как некто, собирающий брошенные яйца, я собрал все страны
Никто не хлопнул ни одним крылом и не открыл рот, чтобы что-то прощебетать».
Исаия, в главе 10, говорит о гипотетических словах царя Ассирии, герое своего времени, который расширил диапазон своего владения, завоевав земли и народы так легко, что он хвастался, что он собрал все окружающие народы как тот, кто собирает брошенные яйца на поле.

Наблюдая, как Иран ведет себя в эти дни, ничего не остается, как сделать вывод, что режим аятолл видит страны региона не более, как брошенные яйца.

В этой колонке мы уже писали о том, как Иран подмял под себя Ирак. Имейте в виду, что иранское влияние на события в Ираке стало сказываться еще в то время, когда на земле Двух рек еще существовали коалиционные силы, и что иранское влияние возросло с приближением вывода американской армии в конце 2010. В настоящее время Ирак выступает в качестве оперативного подразделения иранской политики, особенно во всем, что касается войны в Сирии, где задействованы регулярные части Ирака и Ирана.

Однако стремительный рост иранского влияния на его окружение началось в прошлом месяце, перед подписанием Женевского соглашения, и, особенно, после того, как Запад подписал соглашение с Ираном 24 ноября. Те же, кто живет вблизи Ирана, а есть около двадцати таких стран, ощущают большую силу и уверенность, которые Иран излучает в эти дни, и понимают, что 
«если вы не можете победить их, присоединитесь к ним».
Серебряное яичко

Первой страной, с которой иранцы хотят прийти к соглашению, является Афганистан. Примерно в конце 2014 армия Соединенных Штатов планирует выйти из этой войны с разрываемой, но богатой ресурсами страной, и американское правительство пытается прийти к соглашению с режимом Хамида Карзая, президента Афганистана, которое увековечит американскую гегемонию в этой стране, и особенно, чтобы он позволил США оставить там свои военные базы.

Это как раз то, против чего протестует Иран. На прошлой неделе Карзай, президент Афганистана, был срочно вызван в Тегеран для встречи с Рухани. В ходе встречи, ему было четко сказано, что он «приглашен» для подписания с Ираном пакта о сотрудничестве, который включает дипломатическую, оборонную, экономическую и культурную сферы. Карзай давно понял, что когда Соединенные Штаты уйдут из Афганистана, они окажутся далеко за Атлантическим океаном , в то время как Иран находится через границу и никуда не уйдет. Способность Соединенных Штатов нанести ущерб Карзаю, если он разочарует США, довольно ограничена, в то время как Иран вполне способен причинить большой ущерб, особенно, если он осмелеет, став ядерной державой, или – державой на пороге становления ядерной.

Карзай - поскольку у него нет выбора - подчинился иранскому диктату, и задача составления «пакта о сотрудничестве» между Афганистаном и Ираном была передана министрам иностранных дел, то есть тем, кто будет осуществлять политику, так что он может быть подписан еще до завершения соглашения между Афганистаном и США. Можно предположить, что иранцы будут настаивать на том, чтобы Пакт о сотрудничестве не позволил Афганистану соглашаться на то, чтобы «иностранные силы», оставались на его земле, и есть три основные причины для этого:

Первая — гегемонистские устремления Ирана, чтобы доказать «близким и дальним», что он собирается диктовать в Центральной Азии и исламском мире, и никакие неверные не будут в состоянии когда-либо контролировать даже небольшую территорию в пределах иранской сферы влияния. Уход США из Афганистана будет представлен аятоллам как конечная победа ислама -и особенно, шиитского ислама, над ересью. Здесь кроется широкий намек на суннитскую Саудовскую Аравию, которая все еще находится в американском кармане.

Вторая причина – это то, что американские базы в Афганистане будут использоваться американской разведкой для хранения закладок на сеть иранских СМИ, для запуска агентов внутрь Ирана, для отправки диверсантов с целью повреждения иранской ядерной программы, и станет местом убежища и базой деятельности для тех, кто находится в оппозиции к иранскому режиму, кто бежал в Афганистан.

Третьей причиной является желание лидеров иранского режима взять под контроль наиболее прибыльную отрасль в Афганистане: индустрию опиума. Это чрезвычайно выгодно, а если экспорт увеличит количество наркоманов на Западе, это тоже будет частью иранской победы над сыновьями неверных Запада.

Важно отметить, что Карзай не в восторге от американских сил, так или иначе остающихся в его стране после вывода, потому что он знает, что, до тех пор, пока остается хотя бы один американский солдат в Афганистане, будет оправдание для различных джихадистов и их организаций продолжать борьбу с режимом «до устранения неверных, нечистых оккупантов на чистой и Святой Исламской земле».

Иранцы и Карзай видят, что с приближением вывода приблизительно в конце 2014, американцы все больше беспокоятся не о благополучии Афганистана, а о своих американских силах, которые будут подвергаться нападениям талибов, «Аль-Каиды» и остатков частей боевиков, действующих в Афганистане, не имея никакой возможности для ответа в месяцы, когда будет осуществляться вывод, а базы и оборонные посты будут демонтированы, чтобы отправить обратно в США боевое и разведывательное оборудование.

Чак Хейгел, американский министр обороны, заинтересован в этом вопросе вот уже несколько месяцев и даже готов принять соглашение между Ираном и Афганистаном, если только американские солдаты не будут возвращаться в Соединенные Штаты в гробах, потому, что их будут подстреливать, как уток в армии, когда уже будут демонтированы все системы обороны. Странно то, что Иран даже готов поддержать американцев в период свертывания лагерей, при условии, что Соединенные Штаты снимут давление на Иран, связанное с его ядерными делами. По этой причине Обама и Керри возражают против инициативы Сената наложить новые санкции на Иран, поскольку такая инициатива уменьшит шансы на иранскую поддержку США в выводе из Ирана.

Афганистан упадет, как перезревший плод, в руки иранцев из-за американского страха перед джихадистами. Разумно предположить, что это окажет большее влияние на контракты, которые Иран подпишет с Афганистаном, чем на его соглашения с западными странами, потому что Иран устремлен на эксплуатацию природных ресурсов Афганистана в будущем. Иранские успехи будут не только психологическими и политическими, но и финансовыми, и прибыль будет действительно огромной.

Золотое яичко

К западу от Ирана – на другой стороне Персидского залива – лежат тринадцать государств Аравийского полуострова: шесть отдельных государств: Саудовская Аравия, Кувейт, Бахрейн, Катар, Оман и Йемен и семь государств Объединенных эмиратов: Абу-Даби, Дубай, Аджман, Фуджейра, Рас Аль Хайма, Шарджа и Умм эль-Кайвайн. Они все дрожат от страха перед иранским господством, и все они в ярости от Запада в целом и от США в частности из-за оставления их на милость аятолл. Недавно Джон Керри пытался успокоить их при посещении некоторых государств, но он совершенно провалил свою миссию.

Иранский режим почувствовал рост напряженности в этих государствах и начал политику постепенного установления господства путем улыбок и визитов.

Долгое время Иран принимал участие в событиях Аравийского полуострова: он поддерживал шиитское восстание против власти семьи Аль Хут, против центральной власти, он призывал большинство персидских шиитов в Бахрейне восстать против меньшинства арабов – суннитов и разжигал ссоры среди шиитского меньшинства в Кувейте, Саудовской Аравии, Катаре и Объединенных Эмиратах.

Несколько дней назад, д-р Абдулла аль-Нафихи, кувейтский общественный деятель, выяснил, что он был членом парламентской делегации Кувейта, которая посетила Тегеран несколько лет назад. Делегация встретилась с Хасаном Рухани, который тогда был главой Комитета по иностранным делам в парламенте Ирана. В ходе этой встречи Рухани ясно сказал им, что все западное побережье Персидского залива, от Кувейта на севере до султанатов Оман на юге, принадлежат иранцам и настанет день, когда Иран возьмет этот район у его арабских жителей. По словам д -ра Аль Нафизи, Рухани вообще не постыдился открыто сказать эти слова делегации Кувейта. Теперь государства Персидского залива видят, что иранский план вот-вот осуществиться прямо на их глазах, и они бессильны остановить этот враждебный захват.

С их точки зрения, поведение Соединенных Штатов еще хуже: после подписания соглашения в Женеве, Джон Керри и Чак Хейгел совершили турне по странам Персидского залива и начали давить на тамошних лидеров принять иранские требования, которые были написаны в соглашении. С точки зрения лидеров стран Залива, Соединенные Штаты, в их стремлении придти к соглашению любой ценой, стали представителем иранских интересов. Со своей стороны, Иран пытается расслабить Персидский залив, отправляя высокопоставленных представителей с намерением сбить уровень давления с помощью улыбок, слепленных в мастерской Хасана Рухани, в лучших традициях шиитского takiyya – обмана. Однако лидеров государств Залива убедить не удалось: в отчаянии, министры иностранных дел стран Залива собрались в Кувейте на этой неделе для координационной встречи, и давний призыв саудовского короля Абдаллы к повышению уровня их сотрудничества до полной консолидации стал повесткой дня.

Общей обеспокоенностью Кувейта, Катара, Бахрейна и ОАЭ является то, что если они консолидируются, то будут поглощены Саудовской Аравией, после того, как им удалось сохранить свой уникальный характер за полвека своей независимости.

Министры иностранных дел на своем совещании на прошлой неделе приветствовали соглашение, которое было подписано в Женеве 24 ноября между Ираном и представителями государств 5 + 1. Это произошло не потому, что страны Персидского залива поддерживают соглашение, а потому что они понимают, что их возражения не уменьшат желание американцев разморозить отношения с иранцами, и в любом случае, это соглашение является уже установленным фактом. С их точки зрения, было бы неправильно расширительно толковать соглашение с Ираном после того, как оно получило международное признание в отношении его права на обогащение урана, сохранение реактора для тяжелой воды и разработку межконтинентальных ракет, став, таким образом, на пороге ядерного государства с американского разрешения.

Страны Персидского залива также не заинтересованы в сжигания мостов с Соединенными Штатами, потому что они по-прежнему не имеют, на кого опереться, и это может усилить стремление Соединенных Штатов к разработке независимых источников энергии, ограничив их способность влиять на Соединенные Штаты и на мировой нефтяной рынок. Именно поэтому они приняли временное соглашение между Западом и Ираном, в надежде на то, что к тому времени через полтора года, мир поймет, что Иран его обманывал, и вернется – иншалла, к режиму санкций.

Как бы то ни было, но последние две недели показали, как слабы государства Залива, и насколько они не в состоянии консолидироваться ясно и четко даже перед лицом иранской угрозы. Лидеры Ирана прочитывают ситуацию и видят страны Персидского залива как брошенные золотые яйца, которые ожидают от Ирана, чтобы он их подобрал.

Глупость Переса

Я бы ожидал от президента Израиля, Ветерана боев на дипломатической арене, что он покажет больше понимания в вопросах, касающихся Ближнего Востока, особенно потому, что в девяностых годах он исповедовал разработанный им проект «Нового Ближнего Востока», как называется и его книга.

Сейчас он уже должен бы знать, что когда лидер Ближнего Востока говорит для СМИ «Я готов приехать в некую страну Ближнего Востока» или «Я готов встретиться с неким ближневосточным лидером», то только после того, как он тайно попросит разрешения посетить или встретиться и тайно получит разрешение говорить в средствах массовой информации.

Никакой уважающий себя ближневосточный лидер не рискнет своей честью и своим именем, объявить о своих намерениях посетить какую-то страну или встретиться с каким-то лидером без предварительного получения разрешения на публичное заявление такого визита или совещания. Если он объявит о таком намерении, а позже не получит разрешения, он покроет себя стыдом и позором.

Однако Перес не понимает Ближнего Востока и продолжает жить в своем пузыре израильско-западной культуры. В начале недели он объявил, что готов встретиться с Рухани, и сразу после этого Иран объявил, что Рухани не готов встретиться с Пересом, президентом незаконного сионистского образования, которое не имеет права на существование, и что слова Переса о встрече с Рухани – это всего лишь дешевая пропаганда для того, чтобы набрать несколько очков в борьбе с иранской ядерной программой, в которой Израиль – и Перес, ее президент – потерпят решительное поражение.

Израильские СМИ, которые не устают поклоняться Пересу (взять, к примеру, грандиозные торжества в ознаменование его 90 –летия), только и знают, что преследовать премьер-министра: его жену, его дом, его имущество, его расходы, тот факт, что он не поехал на похороны Манделы и другие вопросы, среди которых есть важные и неважные, но бредовое и вредное заявление президента государства о встрече с Рухани, как если бы такая вещь находилась в пределах власти президента. Это выходит за рамки того, чем занимаются израильские журналисты. Они никогда не издадут даже звука, чтобы не поставить Переса - их кумира на протяжении многих лет – в неловкое или постыдное положение.

Перес никогда не понимал Ближнего Востока, и все его действия в этом регионе явились следствием этого непонимания. Соглашения, которые он подписал – особенно в Осло – свидетельствуют о непонимании основных психо - социальных механизмов, которые влияют на политику в регионе. Есть только одна хорошая вещь, которую он сделал в своей жизни, и которая оказывает положительное влияние на Ближний Восток: атомный реактор в Димоне. В том преклонном возрасте, в котором он пребывает, я очень сомневаюсь, если он когда-нибудь действительно поймет регион, который он так хотел создать по своему собственному образу.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё