Поиск по этому блогу

Загрузка...

Что ожидает ОПЕК?

Перспектива активизации нефтедобычи в Ираке и Иране может способствовать напряженности между этими двумя странами и Саудовской Аравией по вопросу экспортных квот. 4 декабря в Вене встретятся представители Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), чтобы обсудить ряд тем. ОПЕК сталкивается с двумя проблемами: Во-первых, исторически крупнейший потребитель ОПЕК – это Соединенные Штаты, которые быстро развивают свое собственное производство (нефти – прим. пер.). В то же время ОПЕКу приходится иметь дело с планами расширения добычи нефти, предусмотренными как Ираком, так и Ираном, что может привести к большему снижению цен, чем желает картель. В конечном итоге, однако, формирующиеся рынки в Азии установят мировой спрос, и их потребность в энергии определит масштабы проблемы, с которыми сталкивается ОПЕК.
Анализ

ОПЕК был организован в начале 60-х Саудовской Аравией, Ираном, Ираком, Кувейтом и Венесуэлой с основной целью – объединить экспортную политику пяти стран с надеждой диктовать высокие цены на нефть. Когда картель был только сформирован, .пять стран безусловно обладали властью, и, хотя картель по-прежнему производит около 40% мировой нефти, доминирование ОПЕК с годами ослабло. Сегодня, только Саудовская Аравия и, до некоторой степени, Объединенные Арабские Эмираты, Катар и Кувейт удерживают возможность волюнтаристски регулировать уровень производства. Другие члены ОПЕК - Индонезии, Ливия, Алжир, Нигерия, Эквадор, Габон и Ангола - должны поддерживать производство для пополнения своих национальных бюджетов. Фактически это означает, что ОПЕК больше не орудует так властно, как это было раньше... Даже такой крупный производитель, как Саудовская Аравия едва ли в состоянии изменить цену на нефть за счет повышения или понижения производства.

Новая волна добычи нефти за пределами картеля уже пошла. Производство в Соединенных Штатах увеличилось до примерно 8 миллионов баррелей в день, что самый высокий уровень с 1980. В других местах производство идет на взлет: в Канаде и, возможно, в Бразилии. В то же время, увеличение производства помимо ОПЕКа искусственно задерживается честолюбивыми экспансионистскими планами, выдвинутыми членами ОПЕК, Ираком и Ираном. Если производство помимо картеля является управляемым, то вместе с планами Ирана и Ирака это может представлять значительную угрозу для цен на нефть во второй половине десятилетия.

Амбиции Ирака и Ирана

Сектор энергетики Ирака был активизирован в последние пять лет, и в настоящее время производит почти 3,5 миллиона баррелей в день. Его Министерство нефти поставило несколько амбициозных целей, в том числе – повышение производства до 9 -10 миллионов баррелей в день к 2020. Иран тоже видит перспективы увеличения производства на горизонте. Дополняя переговоры с Соединенными Штатами о возможном долгосрочном сближении, президент Ирана Хасан Рухани начал кампанию за проведение серьезных реформ, надеясь довести добычу нефти до уровня, который был до введения санкций - 4,2 миллионов баррелей в день в течение шести месяцев, и увеличить ее до уровня, который был до революции - 6 миллионов баррелей в день в течение 18 месяцев. Чтобы было ясно, обе цели не достижимы в рамках отведенных сроков, поэтому возможно значительное удлинение.

Реальный объем производства в Ираке во многом будет зависеть от двух факторов:

Прежде всего, политическая система и насилие будут определять темпы инвестиций и регулирование процедур, таких как выдача договоров и разрешений. 
Второй и более важный – это реальные материально-технические ограничения на этот реальный уровень производства в такой короткий период времени. Некоторые из этих ограничений можно преодолеть при соответствующей координации между международными нефтяными компаниями, поставщиками нефти, шиитами, живущими в районе Басры, и различных политических группами интересантов в Багдаде. Ловкое сотрудничество между всеми этими сторонами маловероятно, а это означает, что Ирак скоро попадет в далеко идущие цели Багдада, но Ирак сможет достигнуть 5 – 6 млн баррелей в день к 2020 и ближе к 6 - 6,5 млн баррелей в день в течение десятилетия.

Проблема Ирана несколько более упрощенная, поскольку его ограничения вызваны главным образом международными санкциями. Как это видно по друним странам, обычно, когда добыча нефти была прервана сменой режима, санкциями и другими причинами, уровень производства редко достигал уровня, который был до срыва. Однако при снятии санкций, Иран сможет быстро возродить около половины своего прошлого производства в течение 12-18 месяцев -- от 500 000 до 750 000 баррелей в день. В долгосрочной перспективе есть некоторые основания полагать, что Иран может преодолеть такую тенденцию и увеличить свое производство до ранее достигнутого уровня, а, возможно, даже превысить его, но сроки будут измеряться годами, а не месяцами.. Все это, конечно, зависит от геополитических событий, которые могут замедлить этот процесс или остановить его полностью. Среди них - неблагоприятная внутренняя реакция в Иране и медленный ход переговоров с Вашингтоном. После введения законсервированного производства обратно в оперативный режим, Иран (как Ирак) начнет постепенно повышать ежедневное производство нефти до 250 000 – 300 000 баррелей в год, протягивая цели Рухани за 2020-й год.

Продвижение ОПЕКа

ОПЕК сталкивается с краткосрочными и долгосрочными проблемами. В ближайшее время рост производства в США и Канаде будет неожиданно быстрым, увеличив производство на 1 млн баррелей в день в каждый из ближайших двух лет. Хотя большая часть увеличения в США была компенсирована производством в автономном режиме из-за нестабильности в Ливии, добавочный американский экспорт уже вынудил Саудовскую Аравию снизить уровень производства в разы, чтобы поддержать цены. Производство США должно вырасти к 2014 еще на 1 млн баррелей, потенциально растягивая льготные ценовые баллы ОПЕКа .

В долгосрочной перспективе производство Ирана и Ирака является ключевым вопросом. Если только Иран и Ирак вместе увеличат производство до разумно достижимого уровня в 11 млн баррелей в день к 2020 году, это будет представлять собой прирост на 5-6 миллионов баррелей в сутки выше нынешнего уровня. Экспортные квоты ОПЕК уже являются источником напряженности между его членами, но производители всегда находили способы, чтобы избежать этого. В дальнейшем это будет уже невозможно. В то время как внутреннее потребление Ирана значительно возрастет, потенциальный рост экспорта по-прежнему будет слишком высоким, чтобы Саудовская Аравия могла его компенсировать. Это вызовет стресс внутри организации между региональными соперниками Ираном, Ираком и Саудовской Аравией. Саудовская Аравия может попросить Иран и Ирак волюнтаристски ограничить рост экспорта, но при отсутствии привлекательных стимулов нет никаких оснований полагать, что они это сделают, когда в их краткосрочных экономических интересах увеличивать экспорт, как можно больше.

Увеличение экспорта из Ирана и Ирака также вызовет более широкое соперничество между Саудовской Аравией и Ираном по таким вопросам, как гражданская война в Сирии и Иранское влияние в пограничных районах Саудовской Аравии, а также ее нефтедобывающие Восточные провинции с шиитским большинством. Исторически Саудовская Аравия выступает за увеличение производства картеля для сохранения доли в рынках ОПЕК, поскольку высокие цены помогли стимулировать развитие альтернативной энергетики в других странах, тогда как Иран и Ирак выступают за умеренное производство и высокие цены. Кроме того, если Саудовская Аравия может позволить себе продавать нефть по $85 за баррель, многим правительствам вокруг нее нужны цены на уровне или выше $100 за баррель, а Эр-Рияд не хочет, чтобы его соседи погрязли в еще большем хаосе, чем они уже имеют из-за снижения нефтяных доходов. Иран и Ирак взяли курс на долгосрочное увеличение производства и считают, что они могут сделать это без снижения цен, опираясь на повышение спроса со стороны развивающихся рынков Азии.

В настоящее время Азия представляет собой крупнейшей в мире сетью импортеров, больше, чем Европа и Северная Америка, вместе взятые. Естественно, что это привело к усилению взаимозависимости между ОПЕК и развивающимися странами Азии, прежде всего - Индией и Китаем. Китай имеет крупные проекты с Саудовской Аравией, Ираком и Ираном. След Китая резко протянулся в Венесуэлу, где он импортирует около 15% своей нефти от члена ОПЕК, Анголы. Индия также углубила свои связи со странами ОПЕК и стала крупнейшим потребителем у Нигерии.

Как крупнейший клиент ОПЕК, Азия сохранит высокий спрос в ближайшем будущем, и поэтому стресс ОПЕКа не обязательно будет означать снижение цен на нефть. Воздействие на долгосрочные цены еще менее определены, однако:

Цена будет определяться не только ростом спроса в Азии в будущем, но и мировыми поставками нефти также в страны, не входящие в ОПЕК. Хотя ОПЕК исторически был использован как политический инструмент для увеличения цен на нефть или наложения эмбарго на экспорт, как можно видеть из взлета цен в 2008, теперешняя проблема ОПЕК больше связана с удержанием разумно низких цен на нефть без искусственного завышения или наложения нефтяного эмбарго. Для того, чтобы сохранить свое здоровье достаточно долго, ОПЕКу нужно будет сохранять относительно низкие цены на нефть, чтобы развивающиеся рынки Азии могли позволить себе ее покупать , и предотвратить такую альтернативу, как сланцевая нефть, электрические автомобили или технологии сжижения природного газа, которые становятся все более экономически целесообразными. Кроме того, умеренные цены на нефть для азиатских потребителей только усилят экономический рост в регионе, способствуя увеличению спроса на нефть ОПЕК.

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё