Поиск по этому блогу

Загрузка...

Тихая смерть иранской ядерной сделки

Протест в Лондоне против убийств 
курдских активистов в Иране.
В Иране в среднем 10 человек в день
 подвергаются смертной казни
.
Менее чем через месяц после того, как т.н. «Женевское соглашение» было названо «большим дипломатическим переворотом», который остановит ядерные амбиции Ирана, оно, как представляется, начало расклеиваться.

Официальный Тегеран повествует, что Иран ничего не подписал. 
«Нет никакого договора и никакого пакта», - сказала представительница министерства иностранных дел Марзие Афкхам, - « есть только заявление о намерениях».
Сначала официальные СМИ Ирана представили соглашение как договор (карардад), но сейчас называют его «письмом о соглашении» (тавафок намех).
Первоначальное повествование утверждало, что группа стран 5+1, которая участвовала в переговорах по сделке с Ираном, признала право Исламской Республики Иран на обогащение урана и согласилась начать отмену санкций в течение шести месяцев. В обмен на это Иран замедлит свое обогащение урана и отложит на шесть месяцев установку оборудования для производства плутония (альтернативный путь создания бомбы). Более позднее повествование утверждает, что соглашение не было автоматическим, и что обе стороны назначили экспертов, чтобы обговорить детали («условия») и определить график.

Воскресная передовица в газете Кайхан опубликовала «Высшее руководство» канцелярии Али Хаменеи, где утверждалось, что «шестимесячное» соглашение лишено всякого смысла, и что окончательное соглашение, возможно, «займет лет 20 переговоров».

Поэтому не было ничего удивительного в том, что Иран решил отозвать своих экспертов с переговоров в Женеве, чтобы точно установить, каким образом реализовать соглашение.
«Теперь мы должны говорить о возобновлении переговоров об условиях», 
- говорит заместитель министра иностранных дел Аббас Аракчи. 

В переводе на обычный язык, новое иранское повествование — это, что переговоры о реализации соглашения, которое не является юридическим, рухнули, и что, по словам главы иранского агентства по атомной энергии Али Акбар Салехи, нет никаких изменений в ритме и темпах ядерного проекта Ирана. 
«Наши центрифуги работают на полную мощность»,- заявил Салехи в прошлый четверг.
Утверждению Государственного секретаря Джона Керри, что он остановил ядерный проект Ирана, может потребоваться пересмотр. Он и его европейские коллеги, как, возможно, и многие их предшественники, опустились до дипломатической версии трех карт Монте, в которую играют муллы с тех пор, как они захватили власть в 1979 году.

Хомейнистская дипломатия никогда не была направлена на достижение соглашения с кем-либо. Вместо этого, режим считает переговоры просто еще одним оружием джихада (священной войны) для обеспечения триумфа «истинного ислама» на всей земле.
Режим не может постичь уступок и компромиссов даже с мусульманскими народами, не говоря уже о куче «неверных» держав. Если не удастся навязать свою волю другим, режим будет пытаться купить время через бесконечные переговоры.

В трех картах Монте лохи остаются в игре в надежде сыграть правильно в следующий раз. Подобные надежды обеспечивают аутсайдерам участие в хомейнистской дипломатической версии этого трюка.

Точно таким же образом, Тегеран ведет переговоры с Россией и тремя другими приморскими державами о совместном использовании ресурсов Каспийского моря с 1992. С 2004 ведутся переговоры с Ираком по реализации резолюции 598 Совета Безопасности ООН и о возобновлении границы в устье Шатт-эль Араб. Еще одни переговоры ведутся по совместному использованию водных ресурсов с Афганистаном с 2003. 25 лет продолжаются переговоры о совместном использовании газовых месторождений с Катаром.

И более 30 лет, Иран и Соединенные Штаты ведут переговоры об урегулировании взаимных претензий в соответствии с Алжирским соглашением от 1980. Серия ядерных переговоров, начатых в 1993, возобновилась с Европейским союзом в 2002, и вот уже четыре года ведется в их нынешнем формате, который открылся в 2009.

Тактика промедлений имеет следующие преимущества для мулл:
Во-первых, надежды на согласованное решение делают затруднительным для всех, кто выступает за военные действия, помешать амбициям Тегерана. До тех пор, пока длятся переговоры, «все другие варианты» (клише, которое обожает Обама) остаются на столе.
Бесконечные переговоры также вынуждают противников Ирана жертвовать политикой ради процесса. В Женевской сделке, например, США и их европейские партнеры не только отодвинули военный вариант, но также обязались не вводить дополнительные санкции.

Вместо того, чтобы нанимать дорогостоящих лоббистов в Вашингтоне, муллы могут использовать Обаму, вице-президента Джо Байдена и Керри для лоббирования в Конгрессе от их имени. Муллы собрали и другие выгоды от своего трехкарточного трюка. Понимание того, что кризис утих, уже прекратило свободное падение экономики Исламской Республики. Национальная валюта - риал потеряла 80%своей стоимости за четыре года, но теперь, похоже, стабилизировалась.

Муллы также используют перспективу нормализации, особенно с Соединенными Штатами, чтобы отвлечь внимание от их все более репрессивного правления. В то время как иранцев бомбардируют разговорами о «дипломатическом чуде» президента Хасана Рухани, в Иране в среднем 10 человек в день подвергаются смертной казни.

Вот как рупор Хаменеи выразился в воскресенье: 
«Если наши центрифуги не будут вращаться, то никакое колесо не повернется ради нашего достоинства, независимости, мощности и безопасности».
Посыл из Тегерана вполне ясен: Вы себе болтайте, а мы дело делаем.

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё