Поиск по этому блогу

Загрузка...

Чем эта оккупация отличается от всех других оккупаций?

ЕС настаивает на том, что турки на Кипре и марокканцы в Западной Сахаре «не могут быть сравнимы» с израильтянами на Западном берегу. Два ученых правоведа вступили в проигрышную битву, чтобы выяснить, почему.

Многие израильтяне давно считают, что Европейский союз является предвзятым против них. Два ученых юриста – бывший посол Израиля и американский еврейский профессор международного права считают, что нашли идеальный случай для доказательства претензии:
Новая сделка по рыболовству, подписанная европейцами и Марокко, которая распространяется за пределы международно признанных границ Марокко и включает территорию Западной Сахары, даже несмотря на то, что Марокко вторгся в эту область в 1975 и с тех пор ее оккупирует.

Оба ученых в настоящее время побуждают главу внешней политики ЕС Кэтрин Эштон объяснить, почему соглашение, не исключающее оккупированную территорию Марокко, не доказывает, что ЕС подвергает Израиль двойному стандарту.

Алан Бейкер
ЕС настаивает на том, что любое соглашение, которое оно подписывало с Израилем, явным образом исключает поселения на «оккупированном» Западном берегу, отметили ученые в письме, направленном в прошлом месяце в министерство Эштон в Брюсселе. Так почему те же ограничения не применяются в отношении Марокко? Это вопиющее несоответствие показывает «официальный двойной стандарт, практикуемый в ЕС», говорят профессор Евгений Конторович из Северо-Западного университета и бывший посол Израиля в Канаде, Алан Бейкер.

На прошлой неделе ЕС ответил на письмо, заявив, в основном, что израильская оккупация отличается, но без подробного описания как и почему.

ЕС считает, что присутствие Израиля на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме является, юридически говоря, уникальным. Однако он неизменно отказывается объяснить, чем оно отличается от, скажем, турецкой оккупации северной части Кипра или от присутствия Марокко в Западной Сахаре? В то время как Рабат утверждает собственность территории, ни одна другая страна не признает эти притязания.

В своем письме к Эштон, ученые юристы утверждали , что
«Соглашение о партнерстве в рыболовстве, одобренное в начале месяца Европарламентом, прямо противоречит тому, что ЕС назвало обязательностью международного права в его отношениях с Израилем».
«В действительности, ЕС вел переговоры по этому соглашению с Марокко даже притом, что он налагает на Израиль беспрецедентные руководства по финансированию и правила о происхождении, которые говорят противоположное»,
Евгений Конторович
- пишут Конторович и Бейкер, ссылаясь на широко обсуждаемую рекомендацию, которая с 1 января запрещает всякое европейское финансирование израильских учреждений, находящихся за пределами «зеленой линии» или тех, кто связан с учреждениями за пределами зеленой линии. Ожесточенное сопротивление Иерусалима этим руководящим принципам здорово угрожают участию Израиля в Horizon 2020 - программа весьма прибыльного научного сотрудничества; участие в Горизонте было, в конечном итоге, сохранено.
«Что бы они ни выявили в своих «анализах», они, очевидно, не очень гордятся этим. Если бы это было чем-то значительным, они бы не колеблясь дали больше подробностей».
Ответ ЕС, составленный от имени Эштон управляющим директором внешнеполитической службы отдела внешней деятельности ЕС на Ближнем Востоке и Южном окружении, Хьюго Мингарелли, гласил: 
«Что касается утверждения о применении двойных стандартов для Израиля и Марокко, наш анализ показывает, что эти два случая разные и их нельзя сравнивать». 
Без дальнейших разъяснений.
«Что бы они ни выявили в своих «анализах», очевидно, что они не очень гордятся этим. Если бы это было что-то значительное, они бы наверняка не колеблясь, предоставили больше подробностей», - сказала Конторович газете Тайм оф Исраэль на этой неделе.
«Лаконичность заявления Эштон отражает общее моральное превосходство чиновников ЕС в отношении Израиля, с которым я столкнулся в моих попытках обсудить эти вопросы с ними»,-добавил он. «Позиция такова, что они судьи, а мы являемся подозреваемыми. Как мы смеем их обвинять или судить? Как один высокопоставленный чиновник ЕС сказал, когда я поднял эти вопросы с ним: "Мы здесь говорим о вас [Израиле], а не о нас". Вот почему они не должны давать своих причин, они не должны объясняться. Мы должны».
Делегация ЕС в Израиле отказалась официально комментировать данный вопрос для этой статьи. В частном порядке местные источники ЕС сказали Таймс оф Исраэль, что, по данным ООН, Западная Сахара является 
«спорной не самоуправляемой территорией под де факто марокканской администрацией. Этим она отличается от правовой ситуации на Западном берегу и в секторе Газа».
Одна ситуация отличается от другой ситуации, допускает Конторович. 
Вопрос заключается в том, имеются ли юридически значимые отличия”.
Согласно его анализу того, как международное право применяется к военной оккупации, Конторович говорит, что притязания Израиля на Западный берег в настоящее время сильнее, чем притязания многих других стран, правящих завоеванной территорией, главным образом в силу исторических причин. Кроме того сказал он, случай Западной Сахары является на самом деле очень похожим на Западный берег, потому что в обоих случаях никакое суверенное государство не существовало на спорной территории до того, как она была оккупирована.

Ответ Мингарелли представляет собой первое допущение ЕС о том, что он рассматривает Израиль по-иному, утверждает Конторович. 
«Однако», - добавляет он, «они хранят полное молчание о «различиях», которые показал их «анализ». Разумеется, наша позиция заключается в том, что ЕС действительно относится к Израилю, как к иному случаю, но не на основании каких-либо признанных или законных критериев. До настоящего времени они больше подтверждали это, чем отрицали».
Конторович, в настоящее время профессор Еврейского университета в Иерусалиме, говорит, что юридические позиции ЕС, на которых он основывает свои руководящие директивы по финансированию Западного берега, и другую ближневосточную политику, коренятся в интерпретации Женевских конвенций, которые делают деятельность по созданию поселений Израилем, «незаконными по международному праву» и военным преступлением.

Статья 49, пункт 6, четвертой Женевской конвенции говорит, что оккупирующая держава 
«не должна депортировать или перемещать часть своего собственного гражданского населения на оккупированную ею территорию». 
Нарушения Конвенции считаются военным преступлением по международному праву. Израиль является участником Конвенции и поэтому юридически связан ею.
«Основной аргумент ЕС, что присутствие Израиля на Западном берегу является оккупацией в соответствии с положениями четвертой Женевской конвенции, и это навлекает множество последствий от такого толкования международного права. Однако по Женевской конвенции,у оккупации нет различных вкусов»,
- утверждает Конторович.
«Поэтому чем отличается оккупация Западного берега от любой другой оккупации»?
Ученый правовед говорит, что его исследования показали, что ни одна другая страна, никогда не была обвинена на международном уровне в нарушении Женевской конвенции 49,6. 
«ООН осудила Марокко [за оккупацию Западной Сахары], но никогда не говорила, что страна совершает военное преступление», перемещая туда часть своего населения. 
По словам Конторовича и Бейкера, который, помимо того, что работал дипломатом, используется в кчестве юридического советника министерства иностранных дел Израиля, Рабат, после вторжения 1975, преследовал 
"агрессивную поселенческую политику, в результате которой поселенцы теперь составляют большинство на территории".
Точный правовой статус Западной Сахары является предметом многих научных дискуссий. Одни считают Марокко лишь «де факто административной властью», тогда как другие рассматривают его как настоящего оккупанта. ЕС не считает Западную Сахару оккупированной, а Израиль не имеет официальной политики по данному вопросу.

Другой ситуацией, которая часто сравнивается с Западным берегом, является ситуация Северного Кипра, которую ЕС рассматривают как оккупированного Турцией. И, тем не менее, сказал Конторович, этот орган поддерживает турецких «поселенцев» этой территории.
"ЕС сознательно и целенаправленно дает прямые гранты, финансирование и т.д. оккупированному Турцией Северному Кипру", 
согласно доладу, написанному Конторовичем в соавторстве в октябре
«Официальная политика ЕС, что Турция должна прекратить оккупацию, а турецкое вторжение было осуждено международными органами от Совета Безопасности до самого низа. Тем не менее, ЕС поддерживает целую программу прямого финансирования турок в северной части Кипра».
Эштон и Абу Мазен
Одно дело, если ЕС говорит, что израильтяне не должны строить поселения на Западном берегу, по такой-то причине, но, когда союз утверждает, что его позиция закреплена в международном праве, то этот орган должен ответить на вопрос, как оккупация Израиля отличается от других стран, сказал Конторович. Позиция ЕС запретить любые налоговые поступления в пользу израильских учреждений, базирующихся за пределами зеленой линии, имеет целью, согласно руководящих принципов финансирования поселений. «обеспечить уважение к позиции ЕС и его обязательствам в соответствии с международным правом».

Заявления о европейских двойных стандартах являются разменной монетой в политическом истеблишменте Израиля, особенно справа. 
«ЕС должен также задаться вопросом, а получает ли Израиль равное и справедливое отношение, как и все другие государства», 
- заявил в ноябре заместитель министра иностранных дел Зеэв Элькин (Ликуд) в присутствии посла ЕС в Тель-Авиве, Ларса Фоборг-Андерсена на сессии Кнессета, посвященного европейско-израильским отношениям. Имеется «отсутствие равенства, предоставляемого конфликту здесь по сравнению с другими конфликтами в мире», - сказал Элькин.
ЕС «позволяет себе инвестировать в Кипр, регион конфликта, но просит нас не вкладывать никаких денег в Иудею и Самарию».
Ларс Фоборг-Андерсен
Однако в прошлом месяце Фоборг-Андерсен сказал газете Таймс оф Исраэль, что, хотя критика двойного стандарта никогда не поднималась в его беседах с израильскими должностными лицами, а, если бы она поднялась, то он бы ее отверг, указывая на уникальность израильско-палестинского конфликта. Северный Кипр, например, нельзя сравнивать с Западным берегом, так как это «совершенно иная ситуация»,- сказал он.

«Нет никаких юридических параллелей с ситуацией на оккупированных территориях и любой другой ситуации, будь то Северный Кипр или Западная Сахара»,
 продолжал он. 
 «Единственная параллель, которая существует, по словам адвокатов в Брюсселе, является Нагорно-Карабахский конфликт»
 – добавил он, ссылаясь на регион в самом сердце территориальной вражды между Арменией и Азербайджаном. ЕС недавно заключил соглашение с Арменией, которая занимает Нагорный Карабах, и позаботился указать, чтобы спорный анклав был исключен, отметил он.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё