Поиск по этому блогу

Загрузка...

Израиль и смерть панарабизма


10 января 2014

Кэролайн Глик



Так называемая арабская весна разбудила силы, пребывавшие в покое на протяжении целого столетия. Как и по всему региону, арабоязычные меньшинства Израиля глубоко меняются. Но наши лидеры не понимают последствия происходящего.

Рассмотрим христианскую общину.

Отец Гавриил Надаф, греческий православный священник из Назарета, стал символом этого нового времени. Надаф является духовным лидером израильских христиан и призывает израильскую христианскую молодежь проходить службу в Армии обороны Израиля. Его заслуга в том, что призыв арабских христиан в Армию обороны Израиля за прошлый год возрос на 300 процентов.

Надаф не скрывает ни своей цели, ни мотивации. Он стремится к полной интеграции 130 тысяч христиан Израиля в израильское общество. Он рассматривает военную службу как ключ к этой интеграции.

К таким действиям его побуждают массовые гонения на христиан во всем арабском мире с начала арабской революционной волны в декабре 2010 года.

Он объяснил в своем недавнем интервью Каналу 1:
Мы видим, что происходит с христианами в арабских странах. Их жестоко убивают, ежедневно преследуют, насилуют и притесняют только потому, что они христиане. Происходит ли такое в государстве Израиль? Нет".

Работающий вместе с Надафом Шахди Халул, капитан десантников в запасе, сказал:
"Каждый христианин в государстве Израиль должен вступить в армию и защищать эту страну, и так будет всегда. Потому что, если, не дай Бог, правительство будет свергнуто здесь, как это происходило в других местах, мы будем первыми, кто пострадает ".
Эти люди, а также их сторонники, являются естественным результатом самого значительного революционного процесса, так называемой арабской весны: кончины арабского национализма.

Как объяснил в своей очень важной статье в онлайн-журнале Mosaic Офир Хаиври, вице-президент института Герцля, арабский национализм родился в панарабизме - выдумке во время Первой мировой войны европейских держав, стремившихся наделить пост-османский Ближний Восток новой идентичностью.

Основой новой идентичности был арабский язык. Религиозные, племенные, этнические и националистические устремления арабоязычных народов должны были быть подавлены и заменены новой панарабской самобытностью.

Для христиан бывшей Османской империи  панарабизм был желанным средством вырваться из-под гнета исламских законов Омара, присваивающих немусульманам, живущим под властью мусульман, статус бесправных димми, едва выживающих к удовольствию их исламских правителей.

Но теперь от панарабизма остались руины - от Северной Африки до Аравийского полуострова. Народы региона возвращаются к идентификации себя в своем племени, религии, этнической принадлежности, а в случае курдов и берберов, и к своей не арабской национальной идентичности. В эту новую эпоху христиане оказываются под угрозой, им требуются защитники и союзники.

Как отмечает Хаиври, стратегические задачи Израиля всегда противостояли панарабизму, изобретенному одновременно с возрождением среди народов мира современного сионизма.

С самого начала панарабские лидеры видели в Израиле козла отпущения, на которого всегда можно взвалить вину за невыполнение обещанных панарабизму мировой арабской власти и влияния.

Спустя годы Израиль резко изменил свою позицию по панарабизму. После того, как Израиль убедился в опасности панарабизма и арабского национализма.

Но довольно долго, с 1993 года, говорит Хаиври, национальная стратегия Израиля основывалась на умиротворении светских авторитарных панарабских лидеров. Израиль предлагал Сирии и ООП земли в обмен на мир.

Хаиври отмечает, что политическим крестным отцом такой приспособленческой стратегии Израиля, воспринимаемой как бессилие с одной стороны, и утопизм с другой, был Шимон Перес.

Чувство бессилия проистекает из убеждения, что Израиль не может влиять на свое окружение. Что арабы никогда не изменятся. Что соседи Израиля всегда будут видеть себя в первую очередь арабами, всегда желающими больше всего на свете иметь больше арабских стран.

В то же время, приспособленцы сохраняли утопическую веру в то, что израильская политика умиротворения палестинского арабского национализма победит панарабское неприятие, покончит с ненавистью к еврейскому государству и даже приведет к тому, что арабы пригласят Израиль присоединиться к Лиге арабских государств.

Так называемая арабская весна уже поставила крест на каждом из верований приспособленцев. В Египте и Тунисе, в Ираке и Сирии соседи Израиля борются друг с другом, сунниты с шиитами и салафитами, члены разных кланов и племен сражаются между собой, не думая о якобы первичности их арабской самобытности. Израильские левые, одержимые Палестинским государством, не в состоянии понять, что многие из соседей Израиля не разделяют панарабское видение в еврейском государстве козлов отпущения.

Именно потому, что израильские христиане видят, что происходит с их единоверцами на пост-панарабском Ближнем Востоке, они все больше понимают, что смогут жить более безопасной, процветающей и более полноценной жизнью как христианские граждане в единственной демократии на Ближнем Востоке, чем как панарабы, борющиеся с сионистской угрозой.

Но старые привычки отмирают с трудом. Большинство избранных арабских лидеров Израиля обязаны своим постам благодаря своей приверженности панарабизму. Эта приверженность принесла им поддержку ООП и Европы, а с 1993 года и израильских левых.

Поэтому с тех пор, как отец Надаф впервые появился на сцене, его жизнь была постоянно под угрозой. Все, начиная от арабских депутатов Кнессета до главы Греческой православной церкви (коммуниста), подстрекали против него, называя его и его последователей предателями Палестинской арабской нации.

Он также раздражает израильских левых. В их понимание входит стратегическое бессилие Израиля и вытекающая из этого необходимость умиротворения его соседей. То есть, панарабские войска в арабском мире должны восприниматься по-прежнему доминирующими, даже непобедимыми. Поэтому израильские левые отказываются признавать стратегические последствия региональных потрясений, из которых возникли инициативы Надафа.

Хуже того, официальная политика правительства Нетаньяху, оказывается, тоже основана на этом несостоятельном понимании левыми региона. Этот вывод можно сделать из пораженческой речи министра иностранных дел Авигдора Либермана на ежегодной конференции послов МИД в воскресенье.

В речи Либермана был усмотрен формальный разрыв политика правого толка с его идеологическим лагерем и переход на сторону левых. В своем выступлении Либерман дал понять, что, как и левые, отныне он основывает свою позицию на полном отрицании реальности или на уклонении от нее. Этим он заслужил поздравление за «зрелость» от Переса, сидевшего на сцене рядом с ним.

В своем выступлении Либерман признал, что план администрации Обамы о мире между Израилем и палестинцами ужасен для Израиля. Но, по его словам, это лучше, чем мирный план Европейского Союза.

Даже не рассматривая возможность сказать «нет» и тем, и другим, Либерман сказал, что предпочтительнее принять плохой американский план. Его единственным условием стало то, что ООП должна согласиться принять города Галилеи с их 300 тысячами израильских арабских жителей.

Уступка Либерманом Галилеи является ключевым компонентом его плана обмена населениями. Согласно его плану, Израиль сохранит контроль над частью Иудеи и Самарии, в которых проживает много израильских евреев, в обмен на области Галилеи с населением в 300 тысяч израильских арабов. Этот план, как сообщается, был представлен госсекретарю США Джону Керри в качестве официальной позиции Израиля.

Другими словами, правительство Нетаньяху не признает последствий смерти панарабизма. Сохраняя свою рабскую преданность формуле двух государств и рассматривая арабов Галилеи, Иудеи, Самарии, Иерусалима и окружающих государств в качестве монолитного блока, они отдают будущее Израиля в руки уже исчезнувших или исчезающих игроков. Вместо того, чтобы строить союзы с не еврейскими гражданами Израиля, такими, как друзы и христиане, которые более чем счастливы защищать Израиль от исламистов и других региональных фанатиков, правительство Нетаньяху настаивает на предоставлении будущего государства в руки националистов панарабов, хватающихся за власть, которые в любом случае никогда не пойдут на сосуществование с Израилем.
Надаф и его последователи с презрением отвечают на обвинения в предательстве палестинской арабской нации, произнесенные, в том числе, депутатами Кнессета Ханин Зоаби и Базелем Гаттасом.
"Когда кто-то говорит мне: «Мы все арабы», я отвечаю ему: "Нет, мы не все арабы. Ты араб. Я нет»,- 

 сказал Халул Каналу 1.

Самер Джозин, чья дочь Дженнифер выбрала службу в IDF вместо медицинской школы, соглашается.
"Говоря, что я палестинец, ты оскорбляешь меня. Я, слава Богу, израильский христианин и горжусь этим. И я благодарю Бога, что родился в Эрец-Исраэль",- 

сказал он.

Не может быть яснее. Мы основываем нашу национальную стратегию на мире, который больше не существует.

Сегодня наши давние союзники курды добиваются для себя практически независимых государств в Ираке и Сирии.

Христиане являются беженцами во всем регионе. Друзы из Сирии и Ливана подвергаются опасности, беззащитны, и нуждаются в помощи.

Что касается мусульман, как отмечает Хаиври, они раздроблены и разделены по религиозному и политическому признакам и находятся в состоянии войны друг с другом на полях сражений по всему региону. Хотя занимаясь этим, они не имеют времени на обвинения Израиля в своих неудачах.

Такое положение дел имеет последствия для арабского мусульманского меньшинства Израиля. Ни один из региональных враждующих мусульманских лагерей не является желанным домом для мусульманской общины Израиля. Сообщество, жившее в открытом, свободном обществе в течение 65 лет, естественно, не обратится к салафизму. Израиль гораздо больше устраивает большинство израильских мусульман.

Как минимум, никто не захочет покинуть Израиль, если тот принудит их выбирать любую из враждующих группировок в Сирии или Ливане или еще более неподходящие силы в Палестинской автономии. Там вполне могут быть сотни мусульманских аналогов отца Надафа, только и ждущих сигнала от нашего правительства о том, что мы хотим ввести их общину в наше общество.

Пост-панарабский Ближний Восток предоставляет правду, которая была скрыта в течение столетия. Евреи и их еврейское государство являются естественным компонентом разных народов нашего региона, как и курды, христиане, друзы, различные мусульманские секты и арабы. Распад панарабизма – наша возможность создать союзы в стране и в регионе для нашего выживания и процветания. Но пока наши лидеры настаивают на неуместном в настоящее время представлении о необходимости умиротворения несуществующих панарабистов, мы теряем эти возможности и убеждаем наших союзников, что Израиль ненадежен, не лоялен и временен.


Новая книга Кэролайн Глик, «Израильское Решение: План о едином государстве для установления мира на Ближнем Востоке», должна выйти 4 марта.


Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё