Поиск по этому блогу

Загрузка...

Шароновская стратегия компромисса, тогда и сейчас.

Рон Ягер

Наследие Шарона – это принятие идеи стратегического компромисса под давлением США.

Когда Гуш-Катиф был уничтожен 9 лет назад, четыре общины в Северной Самарии были также под корень уничтожены и очищены от всякого еврейского присутствия. Эти четыре общины, наряду с общинами Гуш-Катифа, расположенного в секторе Газа, были за одну ночь просто стерты с лица земли.
Для многих из нас в Израиле отказ от Гуш-Катифа - это не только история уничтожения и насильственного перемещения еврейских общин, и даже не только история 8000 личных трагедий, но воплощение вера в ложную и обманчивую политическую повестку дня, которая носила название «территории в обмен на мир».

В ретроспективе, спустя 9 лет, и в свете текущих переговоров между Израилем и Палестинской арабской администрацией под эгидой явно навязчивого секретаря Керри, важно придти к пониманию, что ничто не может оправдать размежевание. Это случилось, несмотря на многочисленные предупреждения правых политических лидеров и привело к одной из величайших стратегических просчетов Израиля.

Размежевание было, по сути стратегическим компромиссом, осуществленным премьер-министром Шароном в 2005 с благословения и молчаливого согласия президента Буша. Ариэль Шарон был избран премьер-министром в 2001, в разгар войны против террора палестинских арабов, известного как «вторая интифада».

Шарон знал, что мир с палестинскими арабами не предвидится ни тогда, ни в обозримом будущем. Единственным реалистичным и действенным решением для палестинского арабского террора – это управление конфликтом таким образом, чтобы оставить Израилю де-факто контроль над Иудеей и Самарией.

Между 2003 и 2005, до выхода из Гуш-Катифа, Шарон приказал Армии Обороны Израиля во всех крупных палестинских арабских городах и деревнях, расположенных в Иудее и Самарии, уничтожать инфраструктуру террора, созданную Арафатом, который контролировал эти районы после подписания соглашений в Осло.

Как потом мог Шарон повернуть назад стрелку часов на соглашении Осло, ничего не сказав об этом, не поставив в неловкое положение предыдущую американскую демократическую администрацию, не сделав посмешищем организованное Голливудом подписание соглашений Осло на лужайке Белого дома?

Стратегическую цену должен был заплатить Израиль.

В те ужасные дни мы в Израиле почти ежедневно сталкивались со множеством случаев террора смертников, что делало нашу жизнь невыносимой. Именно в этот период , когда Израиль уже восстанавливал свой военный контроль над всей Иудеей и Самарией, премьер-министр Шарон принял решение и начал строительство разделительного забора, который международный суд признал незаконным по международному праву в 2004.

Решение о строительстве разделительной стены было продано израильской общественности и мировому общественному мнению как ответ, необходимый для предотвращения свободного проникновения в Израиль террористов-самоубийц и порождения паники среди израильской общественности.

Хотя это разозлило многих израильских правых, которые выступали против сдачи евреев за пределами разделительного забора, идея приобрела народную поддержку в Израиле.

В октябре 2003 опрос показал, что более 80% израильтян сказали, что они считают, что строительство заборов и стен значительно уменьшит или предотвратит нападения смертников на израильские кафе и автобусы. Количество израильских граждан, убитых палестинскими террористами, снизилось после того, как началось строительство разделительного забора, с 264 в 2002 до 7 - в 2007. Правые утверждали, что это было обусловлено АОИ, которая снова вошла в арабские города Иудеи и Самарии.

Восстановление израильского контроля над всей Иудеей и Самарией, грубое нарушение соглашений Осло и строительство разделительного забора вокруг Иудеи и Самарии, не были решениями, которые могли быть применены премьер-министром Шароном без того, чтобы Израиль заплатил высокую стратегическую цену Америке, которая в то время была единственной сверхдержавой, действующей на Ближнем Востоке.

Как мы все знаем, не бывает бесплатных обедов, а в глобальных стратегических условиях суверенные государства не содействуют друг другу, а действуют, исходя из своих национальных интересов.

Стратегические компромиссы, которые возникли в результате ухода из Гуш-Катифа, дали Израилю право вновь получить контроль над Иудеей и Самарией и построить разделительный забор вокруг этого района. Они привели к местным и региональным событиям, которые были бы немыслимы раньше, хотя никогда не были связаны с другими решениями премьер-министра Шарона.

Мог ли Израиль пойти на стратегический компромисс, помимо размежевания, предполагавший трансфер 8000 еврейских поселенцев из Гуш-Катифа и прекращение израильского контроля в секторе Газа - в обмен на стену и контроль в Иудее и Самарии? Возможно.

Как видим, о результатах стратегических компромиссов Шарона мы можем судить сами.

Отрицательные стороны: Не считая принудительного трансфера 8000 граждан Израиля, размежевание привело к коллапсу Палестинской арабской администрации и к захвату Газы Хамасом (радикальной исламский террористической организацией, которая определяет всех не мусульман как неверных, и несогласна с существованием государства Израиль). Оно привело к войне против Хамаса в 2006 и к ракетным обстрелам всех крупных городов на юге Израиля. Ашкелон, Ашдод, Беэр-Шева и близлежащие общины - все были в пределах ракетного огня, и все должны были терпеть постоянные ракетные удары с 2005.

Положительные стороны: Палестинский арабский террор уменьшился с трехзначного показателя - до однозначного. Израиль де-факто получил контроль над Иудеей и Самарией и будет поддерживать военный контроль всей этой области в обозримом будущем. Произошел беспрецедентный рост еврейского населения, проживающего за пределами разделительного забора, которое достигло 700 000 - 750 000 жителей и по прогнозам, достигнет одного миллиона к концу десятилетия. Земли к западу от разделительного забора и к востоку от зеленой линии 1967 стали исходной недвижимостью для развития с правом крупномасштабного жилищного строительства по соседству с центром страны.

Кроме того, большинство израильтян теперь считают, что стоит Израилю потерять военный контроль над Иудеей и Самарией, как Хамас тут же захватит их с теми же последствиями.

За 9 последних лет в Израиле произошел беспрецедентный экономический рост. Это делает страну мировой экономической державой, особенно - в индустрии высоких технологий.

Поскольку мы сомневаемся в мудрости нынешних переговоров между Израилем и Палестинской администрацией, мы должны иметь в виду параллельные переговоры с Ираном – страной, которая неоднократно призывала к уничтожению Израиля. Мы должны задать себе вопрос, на какой стратегический компромисс будут США пытаться толкнуть Израиль, чтобы гарантировать, что Иран согласен отказаться от своего ядерного потенциала.

Автор прослужил в АОИ в течение 25 лет и был полевым офицером в области психического здоровья. До выхода на пенсию в 2005 году, он служил командиром Центральной военной психиатрической клиники для солдат резервистов в Тель-Хашомер. После ухода на пенсию с действительной службы, он работал консультантом для НПО, осуществляющих программы по психотравмам и психологическому образованию для общин на севере и юге Израиля. В настоящее время, он является стратегическим советником в Канцелярии главного иностранного посланника в Иудее и Самарии.

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё