Поиск по этому блогу

Загрузка...

Интервью Нафтали Беннетта на CNN у Аманпур

Прежде всего, представлю израильского министра экономики и лидера ястребиной партии «Еврейский дом» Нафтали Беннета. Он приехал в США, чтобы лоббировать мнения Конгресса и общества против всякого смягчения санкций на Иран в настоящее время.


- Господин Беннет, добро пожаловать на нашу программу и спасибо, что присоединились к нам.
- Это замечательно быть здесь, Кристиан
- Теперь, Вас представили или я Вас представила, как господина «НЕТ», потому что Вы против заключения сделки прямо сейчас и Вы не хотите, чтобы США или Европа или ООН облегчали Ирану санкции. Неужели Вы думаете преуспеть в этих лоббистских усилиях?
- Как раз наоборот, мы хотим сделки, но мы хотим правильной сделки, а правильная сделка предусматривает демонтаж машины по производству ядерного оружия. Позвольте мне объяснить. У Ирана имеется магистраль для производства урана. Там есть 18 000 центрифуг, которые каждые 6 недель могут производить достаточное количество урана для одной атомной бомбы. Их план состоит не в том, чтобы выходить сегодня с атомной бомбой, они не хотят сейчас бомбы, потому что весь мир на них смотрит, а им не нужны экономические санкции. В действительности, их план - это сохранить машину, облегчить санкции и ждать – возможно, 6 месяцев, 12 месяцев, 18 месяцев, пока мир не отвлечется на одно или другое, и тогда за 6 недель выйти с этим. Таким образом, хорошая сделка, Кристиан, - это такая сделка, которая демонтирует всю их магистраль полностью, а плохая сделка – это только временное выключение вентиля, оставляя всю машину в их руках. И тогда мы уверенно можем сказать, что позднее они возникнут.
- Как Вы считаете, секретарь Керри достойный посредник, и готовы ли Вы, поскольку все выглядит так, будто премьер-министр Нетаньяху … , я имею ввиду, действительно ли мы должны усилить борьбу против администрации Обамы до очень выраженной степени, начиная по-настоящему бороться с вашим самым сильным союзником?
- Кристиан, Америка действительно наш самый сильный союзник, и Америка – самый большой друг, как и администрация Обамы, за прошедшие несколько лет мы укрепили наши связи в области безопасности, разведки, однако, существует некоторая степень несогласия . Мы согласны с возражениями против недопущения Ирана к получению ядерного оружия, однако существует некоторая степень нашего несогласия с тем, как вы относитесь к тому, что мы чувствуем, что вот прямо сейчас Иран стоит перед ультиматумом - или-или: или вы продолжаете вашу ядерную программу, или сохраняете экономику. Вы не можете сохранить то и другое. Мы сейчас чувствуем, что есть какой-то третий путь, который позволит Ирану отвертеться от санкций, ослабить санкции, сохранить машину и ждать удобного момента, и я хочу подчеркнуть,что сейчас наступают судьбоносные дни, потому что лет через 5 или 10 в Нью-Йорке взорвется ядерный чемоданчик, а нити приведут к этим судьбоносным дням, потому что, если Иран доберется до ядерного оружия, то точно также поступят и Сайдовская Аравия, и Сирия, и Ливия, и весь Ближний Восток станет ядерным кошмаром, и никто не сможет контролировать все это, так что … поэтому мы должны поставить Иран перед выбором – или-или.
- Теперь, господин Беннет, Вы знаете, что администрация Соединенных Штатов, Администрация Обамы, секретарь Керри сказали: «послушайте, мы хотим все же попробовать этот вариант, потому что считаем, что у нас есть лучший шанс, чем у нас был в прошлом», и президент не настроен быть долгим (не настроен тянуть резину), собрать членов Сената, лидеров демократической партии и других лидеров завтра и потребовать больше пространства для продолжения этих переговоров. Я думаю, что следующим моим вопросом к Вам будет: каков вариант, я имею ввиду, что Вы, вероятно, тоже читаете опросы и знаете, что американский народ выступает сейчас против военного вторжения куда бы то ни было на Ближнем Востоке, и как сказал один из бывших представителей администрации Буша, единственно, что лидеры Конгресса испытывают больше, чем любовь к Израилю – это отвращение к какой бы то ни было военной акции прямо сейчас. Так неужели Вы действительно думаете, что добьетесь успеха в своем лоббировании?
- Кристиан, мы меньше всех хотим войны. Мы получим сто тысяч иранских ракет Хисбаллы по нашим городам, если начнется война, так что мы не хотим войны. У меня позади участие в нескольких войнах против врагов и я потерял друзей, так что мы не хотим войны. Я знаю, что это значит. Однако это один из тех случаев, когда плохая сделка приведет к войне, а хорошая сделка предотвратит ее. Потому, что, если мы заключим плохую сделку, и Иран сохранит ядерную машину, что будет означать, что потребуется военное действие, чтобы не дать Ирану добраться до атомного оружия. И, вы знаете, если мы говорим об Индии и Израиле…
- Не хотите ли Вы сказать, что Израиль готов идти в одиночку, как сказал бывший советник по вопросам безопасности?
- Послушайте, в прошлом Израиль, когда столкнулся с враждебным государством, которое создавало ядерное оружие в 1981, и которое мы атаковали, был Ирак, и все считали Ирак ядерным центром, а мы его разрушили, и если бы мы этого не сделали, то Саддам Хуссейн стал бы ядерной державой. В 2007 Израиль атаковал ядерный центр Башара Ассада, и если бы мы этого не сделали, то Башар Ассад сегодня обладал бы ядерным оружием. Представьте себе этого парня, который убил 110 000 своего собственного народа, обладающим ядерной бомбой. Так что у Израиля есть способность защитить себя, и Израиль при необходимости будет себя защищать, однако, лучшим выходом было бы предотвратить это, стоя твердо. Вы знаете, Иран сейчас находится в положении, при котором рефери считают 6789, и было очень близко к тому, чтобы Иран отказался от своей ядерной программы, и в этот самый момент последняя вещь, которую вам надо сделать – это сказать партнеру «знаешь, что, мы ослабим санкции».
- Господин Беннет, я думаю, что ни Соединенные Штаты, ни Р+5, не верят, что Иран собирается прекратить свою ядерную программу, однако, хочу Вас спросить по другому вопросу, который Вы только что затронули, относительно мирной сделки между Израилем и палестинцами. Здесь, в Нью-Йорке, Вы сказали, что Вы выступаете решительно против палестинского государства , а до этого Вы говорили, что Вы даже не думаете, что такое будет создано. Неужели Вы действительно считаете, что … я хочу сказать, та часть правительства, которая привержена переговорам по данному вопросу?
- Я думаю, что в отношении палестинцев, что нам надо сделать, поскольку мы – соседи, это построить все наоборот: инвестировать в экономику, в совместные бизнесы … Ситуация на земле весьма позитивная. Я думаю, что насильное создание искусственного государства в самом сердце Израиля, в Иерусалиме, - это большая ошибка. И примите во внимание один момент. Прямо сейчас Абу Мазен представляет всего около 40% палестинцев. Есть другое т еррористическое государство в Газе, принадлежащее Хамасу. Давайте представим, что произойдет, если мы подпишем сделку с Абу Мазеном, хотя полмиллиона арабов в Газе тоже должны принимать участие, а они говорят, что никакой сделки не удастся им навязать, и я чувствую, что все мы тратим слишком много усилий на дипломатической арене, что не очень многообещающе, в то время как мы должны концентрироваться на мире наоборот, что я и делаю как министр экономики.
- Вы высказались против израильского переговорщика Ципи Ливни и сказали опять, что Вы даже не думаете, что мирная сделка когда-либо случится , но мне хотелось бы знать, считаете ли Вы мудрым высказывание вашего министра жилищного строительства , который объявил о новой массовой застройке на оккупированном Западном берегу? Даже премьер-министр не знал об этом и был очень сердит по этому поводу.
- Ну, прежде всего, Кристиан, Вы говорите об «оккупированном», но я хочу подчеркнуть одно…
- Ответьте, пожалуйста, на мой вопрос!
Да, я знаю, но поскольку Вы употребили термин «оккупированный», я должен подчеркнуть, что… вот я держу монету из Иерусалима…
- Это международный термин, это международный термин, мистер Беннет…
- Да, я знаю, но я с ним не согласен, потому что на этой монете написано «Свобода Сиону» на иврите, и такие монеты были в ходу у евреев 2 000 лет назад в государстве Израиль, на территории, которую вы называете «оккупированной». Никто не может оккупировать свой собственный дом.
- Теперь, что касается Вашего вопроса… За «зеленой чертой» проживает 700 000 израильтян. Там есть обширные города, и им надо жить. Мы всегда говорили, что будем продолжать обслуживать это население, однако, строительство общин там не является помехой миру, Там сегодня застроено всего 7% территории. 93% - свободно, так. что никто не останавливает мир. Если палестинцы хотят мира, им надо сделать одну простую вещь: признать Израиль как еврейское государство и все. Но, если они этого не сделают, если они не признают Израиль еврейским государством, то пусть не надеются на мир.
- Нафтали Беннет, спасибо, что были со мной.
- Большое спасибо, Кристиан.
Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё