Поиск по этому блогу

Загрузка...

Иранская бомба в подвале

7 февраля 2014

Кэролайн Глик

Конечно, это происходит  медленно.

Но мы свидетели того, как вооруженный ядерным оружием Иран меняет облик Ближнего Востока.

В течение многих лет американские лидеры, включая президента Барака Обаму, предупреждали, что Иран, имеющий ядерное оружие, вызовет гонку вооружений в регионе.

И это происходит.

Как отметил на этой неделе Брет Стивенс из The Wall Street Journal (бывший ранее главным редактором Jerusalem Post), Турция подписала соглашение о сотрудничестве в ядерной сфере с Японией. Соглашение включает "положение, позволяющее Турции обогащать уран и получать полоний – потенциальный материал для ядерного оружия".

Саудовская Аравия уже давно заключила сделку о ядерном сотрудничестве с Пакистаном, чья ядерная программа вооружения финансируется саудовцами.

Иордания и Египет оба рассматривают перспективу развития своих ядерных программ.

А в 2007 году Израиль разбомбил сирийский ядерный реактор, построенный для него Северной Кореей и оплаченный Ираном.

Стивенс в своей статье процитировал недавний доклад Совета научной обороны Пентагона о том, что мир вступает в «новую ядерную эпоху», что , как мы видим, касается всех, включая негосударственных субъектов, стремящихся развивать и распространять ядерные возможности.

Ядерный статус Ирана открыл шлюзы для эпохи ядерного хаоса.

Кроме того, отвечая на ядерный прогресс Ирана, страны Персидского залива и другие относятся к нему с неподдельным уважением. Кувейт, Катар и Оман, по-видимому, нарушают свои связи с Саудовской Аравией, выражая поддержку и явное повиновение перед Ираном.

Вскоре после того, как в конце ноября США и их партнеры достигли промежуточной ядерной сделки с Ираном, министр иностранных дел Ирана Мухаммед Джавад Зариф совершил победоносное турне в Кувейт и Оман.

На пресс- конференции со своим коллегой из Кувейта Зариф сказал: 
"Мы считаем, что началась новая эра в отношениях между Ираном и государствами региона. Усилиями всех стран региона должна начаться новая глава в наших дружественных отношениях"
Зариф также посетил Ливан, Иорданию и Ирак. В Бейруте он взял на себя роль, ранее исполняемую США и Францией, став посредником между Хизбаллой и движением 14 марта для формирования нового правительства.

Тот факт, что Хезболла отказалась от согласия подписать сделку, не означает, что Иран оказался слабее, чем думал . Хезболла – это заместитель Ирана. Ее отказ войти в правительство означает, что Иран теперь требует более выгодных условий, чем принятые ранее. Его новые условия требуют полного господства Хизбаллы в стране.

Как сообщал на этой неделе Майкл Рубин в Commentary , иракские курды, в течение многих десятилетий бывшие союзниками США, теперь согласны на посредничество Ирана в своем кризисе руководства.

Все это вновь обретенное уважение к Ирану объясняется только его новым ядерным статусом.

В Вашингтоне администрация Обамы задействовала весь свой вес и престиж Белого дома на усилия сорвать широко поддерживаемый законопроект Конгресса о введении дополнительных санкций против Ирана в течение шести месяцев, если он не выполнит своих обязательств в промежуточном совместном Плане Действий. За прошедшую неделю, в связи с давлением администрации, Сенат похоронил законопроект о санкциях.

Совсем не чувствуя необходимости защитить свой договор с аятоллами, администрация, видимо считает своей главной целью ослабление и дискредитацию AIPAC, организации, поддерживавшей законопроект о санкциях.

Как отметил на этой неделе Ли Смит в Tablet, ослабление пропагандистской про-израильской группы стало одной из основных целей администрации в ее втором сроке.

Мишенью кампании администрации стала AIPAC, а не сами санкции, потому что режим санкций против Ирана, создаваемый за более, чем десять лет, распался в ноябре прошлого года. Когда стало известно о временной сделке, европейские предприниматели бросились в Тегеран.

Только на этой неделе делегация из ста французских бизнесменов в Иран в поисках сделок, способных принести в страну $ 20 млрд, стала лишь одним из доказательств того, что вся дискуссия о санкциях является неуместной интермедией.

Лидеры Ирана всегда верили, что их новый ядерный статус станет их экономическим спасением.

Большинство наблюдателей считает , что роста Ирана недостаточно для статуса регионального гегемона, потому что иранский режим до сих пор не попробовал свою новую силу против Израиля. Иран и его ставленники из Сирии и Хезболлы, связанные своим джихадом с Ираком и Сирией, все еще не могли повернуть свое оружие против Израиля. Но когда стихнут боевые действия на тех сценах, не может быть никаких сомнений в том, что Израиль займет верхнюю часть списка их целей.

И, как отметил на этой неделе Джонатан Чанцер в Foreign Policy, Ближний Восток в настоящее время переполнен современным оружием, что ставит под сомнение военное превосходство Израиля над его противниками.

В арсеналах Хезболлы и Хамаса имеется 60 тысяч ракет, в три раза больше, чем их было в 2006, в конце Второй ливанской войны. И, как отметил Чанцер, эти ракеты гораздо более мощные и точные, чем те, что были восемь лет назад. Ракеты Хизбаллы Яхонт могут поразить военные корабли на расстоянии 120 километров от побережья Ливана. ХАМАС выдвинул зенитные ракеты, угрожающие воздушным силам.

Что касается военно-воздушных сил, то флоту, состоящему из F-15 и F-16, уже больше десяти лет.

Сирия, несомненно, сохранила более 95 процентов своего арсенала химического оружия. И ее военные силы закалены больше, чем когда-либо прежде.

Ирак - сейчас, в основном, иранский приспешник, получает передовые дроны из США. И нет оснований доверять, что эти беспилотники не будут доведены до Ирана и Хезболлы.

В прошлом месяце Фарид Закария от CNN взял интервью у президента Хасан Роухани, в котором тот недвусмысленно заявил, что вопреки претензиям администрации Обамы, Иран никогда и "ни при каких обстоятельствах" не уничтожит ни одной из своих центрифуг.

Закария сказал, что это означает, что переговоры по окончательному ядерному соглашению с Ираном завершатся "крушением поезда", поскольку между представлениями сторон о принятом решении «расстояние в мили».

Но Закария ошибался. Переговоры не закончатся крушением поезда. На самом деле, они могут вообще никогда не закончиться.

Кэтрин Эштон, глава внешнеполитического ведомства ЕС, заявила в воскресенье, что переговоры с Ираном вполне могут продолжаться и после окончания в июле оговоренного шестимесячного срока.

Более того, независимо от того, продолжатся ли переговоры вечно или закончатся в определенный момент, крушение поезда не будет их результатом. Результатом будет Иран с ядерной бомбой или с ядерным арсеналом в подвале, ожидающий благоприятного момента для проведения ядерных испытаний или нападения.

Весной прошлого года Роухани дал телевизионное интервью, в котором он объяснил, как он использовал свое положение главного ядерного переговорщика Ирана в 2003 году, чтобы облегчить программу разработки ядерного оружия Ирана. Роухани хвастался, что под прикрытием переговоров они массово расширили обогащение урана в Натанзе, построили ядерный реактор в Бушере и завод по производству тяжелой воды в Араке.

Свидетельствуя перед комитетом по разведке Сената США, директор национальной разведки Джеймс Клэппер в прошлом месяце заявил, что Иран уже достиг точки прорыва, где он может собирать ядерное оружие по своему желанию. По его словам, иранские 
"технические достижения подтверждают нашу оценку, что Иран имеет научный, технический и промышленный потенциал для производства ядерного оружия"
Обама и его советники утверждают, что разведка США имеет возможность знать, если и когда иранцы перейдут от возможности к фактическому производству бомбы.

Но, как сообщил Стивенс, отчет научного совета обороны опровергает этот вывод. В соответствии с отчетом, США не имеют возможности знать , когда страна переходит от возможности к фактическому изготовлению оружия.

Поэтому, учитывая предыдущие уловки Роухани, есть все основания предполагать, что Иран использует свои текущие переговоры для перехода от возможности изготовления непосредственно к самому изготовлению ядерного арсенала.

Такое положение дел имеет серьезные последствия для Израиля.

Сегодня это уже не очевидно, что Израиль обладает способностью эффективного удара по ядерным объектам Ирана.

Словом и делом Белый дом неоднократно давал понять, что он предпочитает ядерный Иран израильскому удару, способному помешать Ирану стать ядерной державой. Как уже не раз делалось в течение последних шести лет, администрация Обамы продолжит использовать все средства, имеющиеся в ее распоряжении, чтобы помешать Израилю осуществить такой удар.

Более того, успешно атаковать ядерные объекты Ирана становится с каждым днем все труднее и труднее. Технологические возможности Ирана были значительно расширены за последнее десятилетие . Сегодня Иран может заменить поврежденные или разрушенные центрифуги намного быстрее, чем это могло быть сделано в прошлом.

Союзник Ирана – Северная Корея также расширила свои ядерные возможности и свой ​​арсенал. Пхеньян готов и хочет продать Ирану любые ядерные компоненты, которые могут быть уничтожены в результате военного удара.

Наконец, Иран понимает, какие последствия имеет растущая в Европе и США враждебность по отношению к еврейскому государству. Он знает, что если Израиль открыто нападет на Иран и помешает его ядерной программе, то ЕС и США накажут Израиль и выразят сочувствие Ирану, помогая ему быстро восстановить потерянные возможности.

Достижение Ираном критического объема урана и свободного пути к бомбе в подвале, а также его последующее возвышение в роли регионального гегемона, стали возможными из-за величайшего провала израильской внешней политики в 1993 году с заключением в Осло соглашения с ООП.

Наши правые лидеры подвели нас. Они были слишком слабы, чтобы заплатить дипломатическую цену за нападение на ядерные установки Ирана, когда Израиль мог бы легко задержать программу на десятки лет.

Наши левые лидеры подвели нас. Их мессианская вера в то, что Америка защитит нас от Ирана, если мы просто сдадимся палестинским террористам, усыпила нас как раз тогда, когда мы должны были быть наиболее бдительными.

Сегодня, в связи с непреодолимым давлением администрации на право Израиля иметь оправданные границы и владеть сердцем своей страны, мы посвятили себя бесплодной и не относящейся к делу дискуссии, сколько нашей земли и нашей безопасности мы должны отдать для успокоения палестинцев, которых никто и никогда не сможет успокоить.

Наши лидеры по-прежнему надеются, что правильное сочетание уступок ООП убедит Обаму исполнить его пустое обещание помешать Ирану стать ядерной державой.

Обама не сделает ничего подобного. Уступки палестинцам ослабят нас в военном и политическом аспекте. И они не дадут нам никаких преимуществ над Ираном. Хотя важно справиться с враждебным давлением администрации заставить нас делать уступки ООП, мы не можем игнорировать Иран.

Иран либо уже имеет бомбу, либо вот-вот получит ее. И будучи брошенными Белым домом, мы остаемся один на один с этой угрозой.

Мы должны сейчас же, немедленно и последовательно делать все, что еще можно сделать, чтобы уменьшить иранскую угрозу.


Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё