Поиск по этому блогу

Загрузка...

Проблема бедуинов и единственное ее решение

Мордехай Кейдар

6 декабря 2013

В конце прошлой недели, Израиль пережил серию демонстраций в арабских районах, некоторые из которых носили насильственный характер, в рамках «Дня гнева» за решение правительства осуществить план «Прауера» для решения проблемы, связанной с землей в пустыне Негев. Арабские представители, которые все являются гражданами Израиля, несли такие лозунги, как «третья интифада», «День земли II» и «Восстание бедуинов», которые были предназначены для разжигания арабской общественности, которая представляет собой пятую часть граждан государства. Политики и лидеры исламского движения пытались разжечь эмоции против государства и его решения в отношении бедуинов, осевших на государственной земле в пустыне Негев.
Создается впечатление, что проблема земли возникла из-за того, что бедуины, разбросанные по району, строят дома на земле, которая принадлежит государству, без разрешения на строительство, без общего плана и инфраструктуры. Теперь государство хочет навести порядок в этих делах, потому что возникают вопросы, например, сколько должен получить каждый бедуин в рамках договоренности, и какую денежную компенсацию он получит за территорию, которую он отдает, несмотря на то, что у бедуинов нет никаких доказательств прав собственности на землю, которую они утверждают своей. Из-за этого, до сегодняшнего дня все юридические претензии бедуинов, которые поступили в суды, потерпели неудачу, и теперь государство заинтересовано в решении вопроса о незаконных поселениях бедуинов юридическим путем.

Однако суть дела - в том, что проблема заключается не только в вопросе земли и незаконных поселений бедуинов на государственных землях, но шире и глубже. Шире – потому что есть еще серьезные проблемы между государством и бедуинами и глубже – потому что все эти различия проистекают из огромного разрыва между бедуинской культурой и культурой государства.

Еще одна проблема, связанная с бедуинами - это проблема полигамии. Примерно, четыре года назад (21 апреля 2009), в газете The Marker, экономическом приложении к газете Гаарец, Мейрав Арлозоров опубликовала информацию о том, что в то время в Негеве насчитывалось 5829 матерей-одиночек, которые имели 23,855 детей. На то время 155 женщин имели по 10 детей, и были две женщины, которые имели по 17 детей. Каждый может легко понять, что они не были никакими одиночками, а каждая женщина являлась второй, третьей или четвертой женой, согласно исламским законам Шариата, одного мужчины и проживали вместе с ним в одном доме. Если таково было положение четыре года назад, то какова ситуация сегодня?

Нынешняя ситуация стала возможной из-за двух факторов: культурного и экономического. Культурный фактор относится к традиционной бедуинской культур, где мужчина должен жениться на более, чем одной женщине для того, чтобы доказать свою мужественность. Человек, который живет с одной женщиной, считается слабым и бесполезным. Кроме того, мужчина стремится сделать свою семью как можно больше, так, чтобы она имела больше экономического, социального и политического веса в системе бедуинского общества. Например: количество голосов на выборах в местный совет будет больше, поэтому все кандидаты придут к нему, чтобы заручиться его поддержкой.

Экономический фактор в полигамии – это то, что социальное правительственное учреждение предоставляет субсидии, в соответствии с пособиями на детей каждой женщине отдельно, независимо от ее семейного положения, поэтому производство детей – это выгодный бизнес. В этом году (26 Июль 2013), в газете Цедек, приложении к газете Макор ришон, Иегуда Итфрах предал гласности тот факт, что семьи бедуинов получают сотни миллионов шекелей в год от государственных программ социального обеспечения с помощью фиктивных разводов в судах шариата, выплачивая незначительные алименты «разведенным» (которые обычно продолжают жить со своими мужьями), а социальное правительственное учреждение обязано платить им надбавки.

Вся история полигамии в Негеве очень загадочна, поскольку полигамия противоречит закону в Израиле. Поэтому сразу возникает вопрос: почему государство не применяет этот закон к бедуинам, и почему оно финансирует полигамию среди них путем предоставления пособий на детей и социальных добавок? Ответ очевиден: государство понимает, что этот вопрос является культурным вопросом, связанным с бедуинами, поэтому им предпочитают платить, используя ресурсы, которые предназначены для других секторов, лишь бы сохранить спокойствие бедуинов, чтобы они не демонстрировали и не перекрывали дороги.

Еще одним вопросом, связанным с браком, являются родственные браки. Большинство супружеских пар в Негеве являются родственниками, и в результате получается, что многие дети страдают от генетических заболеваний, некоторые из которых являются серьезными и опасными для жизни. Высокий уровень младенческой смертности в бедуинском секторе частично проистекает от этой причины. Государство должно выделять большие ресурсы, чтобы заботиться о детях, которые страдают от генетических дефектов. Брак между родственниками - это также культурный вопрос, связанный с племенным договором.

Еще одним вопросом, связанным с культурой, является вопрос убийства чести и кровной мести. В этом вопросе государство также предпочитает закрывать глаза и не видеть серьезных нарушений, которые совершаются в бедуинском секторе, из-за трудности в их расследовании ( ни один бедуин не будет свидетельствовать против другого бедуина) или снисходительности, с которой правоохранительные органы (полиция, государства прокурор, суды, тюрьмы и механизм помилования) относятся к этим актам убийства. Исследователь, Манар Хасан вскрыл эту снисходительность в важной и болезненной статье, которая была опубликована в книге «Секс, гендер и политика», под редакцией Д. Израэли.

Дополнительные проблемные вопросы, связанные с бедуинами, которые высветились в последние годы, относятся к культуре «денег для защиты» при строительстве жилья и промышленных площадей, например, индустриальная зона Эмек Сара в Беэр-Шеве и контрабанда наркотиков, оружия, женщин и иностранных рабочих из Иордании и Синая. Все эти вопросы – незаконное строительство на государственной земле, полигамия, брак между родственниками, убийства, кровная месть, защита и контрабанда, связанные с бедуинами, доказывают, что, не будучи случаем нескольких изолированных инцидентов, проблема заключается в том, что культура бедуинов видит закон государства как закон, который не является частью их культуры. В этом бедуины в Израиле не отличаются от бедуинов во всем арабском мире, живущих параллельно и отдельно от остальной части государства и в рамках другой правовой системы - «обычаев и традиций», которая основана на чувстве «мы здесь и есть государство». Группа дает им власть, потому что государство – по соображениям удобства – не имеет дела с каждым отдельным бедуином, а с консолидированным и насильственным племенем, которое не стесняется прибегнуть к насилию, если чувствует, что его интересы находятся под угрозой.

Племенная культура лежит в основе всех проблем, связанных с бедуинами, не только в Израиле, но и на всем Ближнем Востоке: в Ливии, Ираке, Йемене, Сирии, Алжире, Египте (Синай) и во многих других местах. Племена борются с государством в целях сохранения их культуры, законов, обычаев и традиций, которые, как правило, противоречат законам государства и его правилам. Племя имеет свое собственное руководство и свою собственную правовую систему и во многих вопросах, оно ведет себя как независимое образование, отделенное от государства. У бедуинов государство считается враждебным образованием, поскольку стремится распространить с вои законы на племя.

Ситуация бедуинов в Негеве не отличается в принципе от их положения на всем Ближнем Востоке. Со времени создания государства Израиль 65 лет назад оно неправильно занималось этим вопросом. В начале в 1968 году государство Израиль предпринимает попытки поселить бедуинов в городах, которые были построены для них: Рахат, Тель-Шева, Кузейфа, Лакия, Хура, Ароэр и Сегев Шалом. Значительная часть бедуинов действительно двинулась в эти города и существенно изменила свой образ жизни, но трибализм также переехал из пустыни в город: расселение происходит, согласно племенному коду, и поведение людей по-прежнему имеет традиционные племенные черты: в одном из бедуинских поселений в Негеве, ребенок был сбит членом другого племени, и все дети, принадлежащие к племени водителя, прекратили посещать районную школу, т.к. каждый ребенок стал потенциальным кандидатом на убийство как месть за сбитого ребенка. Они требовали, чтобы государство построило для них отдельную школу, потому что путь к этой школе проходит через квартал, где проживал убитый ребенок, и поэтому они больше не могут ходить в общую школу сообщества.

Переезд в город не решает вопроса полигамии, так как в городах также есть семьи, в которых один мужчина проживает с несколькими женами, согласно исламскому шариату, несмотря на нарушение законов государства. И многие бедуины в городах продолжают зарабатывать себе на жизнь незаконным путем. Государство не решается ужесточить соблюдение законов в бедуинском секторе, и это выражается в отсутствии соблюдения законов планирования и строительства. Местная политика в бедуинских городах основана на племени, а межплеменные конфликты затрудняют функционирование местных органов власти. Во многих случаях министр внутренних дел вынужден распускать городской совет бедуинского города, увольнять мэра и назначать комитет и мэра со стороны для управления городом.

Заключение: основой проблем в бедуинском секторе является то, что он был брошен на платформе, тогда как поезд государства ушёл в 21-й век. Большая часть бедуинов по-прежнему живет племенной жизнью, согласно правилам, которые противоречат законам государства. Племенная жизнь влияет на все сферы жизни – тип жилья, образование, род занятий и семейные отношения, и нарушает способность государства решать проблемы граждан бедуинского сектора. Государство никогда не пыталось решать эту проблему комплексно, а, скорее, пытались решать проблему жилья независимо от борьбы с другими проблемами.Вот, откуда происходят трудности в решении проблемы земель и жилищного строительства. В отсутствие государственной политики, дверь открыта для участия иностранных органов, таких как исламское движение, которое эксплуатирует неразбериху в государственных учреждениях и производит бум незаконного строительства на государственных землях в проекте, включающем тысячи людей, которых привезли в Негеве для этой цели. Эти проекты осуществляются открыто со множеством рекламы до и после, и государство ничего не делает. Оно становится парализованным, как только сталкивается с решительностью исламского движения.

Решение задачи

Ниточка, которая связывает вместе все проблемы бедуинов, ведет к бедуинской культуре, которая основана на племени. Племенная культура становится высоким барьером, отделяющим бедуинов от жизни современного государства, которое ведет себя в соответствии с законом о равенстве всех своих граждан. Если государство желает привести бедуинов к ситуацию, когда они станут законопослушными гражданами, оно должно не только извлекать их из пустыни, но оно должно извлечь пустыню из них. Решение проблем бедуинов в Негеве не должно ограничиваться рассмотрением вопроса о жилье, так как проблема жилья является лишь небольшой частью племенной культуры. Если государство хочет решить проблему коренным образом, оно должно позаботиться о решении проблем, которые являются результатом племенной культуры.

Лечение бедуинов должно носить целостный, всеобъемлющий характер и касаться всех областей жизни: жилья, рода занятий, образования и семейных отношений. Кроме того, государство должно относиться к бедуинскому нарушителю закона, как к любому другому нарушителю закона, и если он нарушает закон, то государство не должно относиться к нему снисходительно только потому, что он родился в большом и мощном племени бедуинов, которое может оказать давление на правоохранительные органы.

Жилье для бедуинов должно быть спланировано, с наличием инфраструктуры: воды, канализации, электричества и связи. С государственными учреждениями, промышленными зонами, службами занятости и социальными услугами. Государство должно инвестировать все необходимые ресурсы в эти усилия для того, чтобы поселения бедуинов в Негеве были равны любому другому городу государства Израиль. С другой стороны, частные здания, рассеянные за пределами общин, необходимо рассматривать как серьезные нарушения законов государства, и нарушители должны быть осуждены и наказаны. Государство должно вести себя в отношении граждан в Негеве, точно так же, как в отношение граждан Тель-Авива или Герцлии, потому что, если так не сделать, то создастся тяжелая дискриминация между гражданами государства: создастся ситуация, при которой гражданам Тель-Авива будет запрещено строить незаконно на государственной земле, в то время как гражданам Негева - разрешено.

В бедуинских городах государство должно создать рабочие места и промышленные районы с целью разработки стимулов, и предоставить своим гражданам бедуинам возможность жить достойно с помощью законных профессий. Учреждения высшего образования в государстве должны быть открыты и доступны для любого бедуина, мужчины или женщины, которые заинтересованы и способны к обучению в них. С другой стороны, государство должно применять закон в его полном объеме к тем, кто занимается контрабандой, «защитой» или любым другим незаконным занятием.

Государства должны использовать системы образования, чтобы привить молодому поколению бедуинов концепции гражданства, которые заменят племенные законы. Девушка-бедуинка должны знать, что согласно закону государства, а также исламского права, она имеет право на выбор спутника жизни для себя, даже если он из другого племени и что она может выйти за него замуж с условием, что он не возьмет еще одну жену после нее. Системы образования должны дать молодежи бедуинского сектора информацию о генетической опасности, связанной с браком между родственниками, и что каждый человек – женщина или мужчина, имеет право учиться, прогрессировать в жизни и развивать профессиональную карьеру.

Системы образования должны прививать молодежи этого сектора обязанность подчиняться законам государства, особенно, если они противоречат законам племени. Запрещение насилия должно быть руководящим принципом для каждого гражданина, включая бедуинов. Образование должны быть связано с полигамией как с чем-то, что противоречит закону и поэтому запрещено. Образовательные сообщения должны дать новому поколению мужчин бедуинов понимание, что их мужественность не проистекает от количества жен, которых они имеют, а от того, как каждый человек относится к своей единственной жене, и что количество детей менее важно, чем их образование и уверенность, что каждый ребенок получает все то, что любой современный ребенок должен получать от своих родителей.

Педагоги в бедуинском секторе должны действовать в соответствии с принципом, что их задача состоит в том, чтобы внушить молодому поколению желание и способность быть гражданами с равными правами и обязанностями, что каждый отдельный человек имеет право самостоятельно принимать решения и не является подчиненным у любой группы.

Государство должно применять закон национального страхования таким образом, чтобы он не субсидировал нарушение закона, который запрещает многоженство. Государство должно ограничить пособия на детей, в соответствии с каждой семье таким образом, чтобы каждый мужчина мог получать пообие только на одну жену, с которой он состоит в законном браке, и ее детей. Государство должно прекратить выплачивать пособия на жен, которые были привезены в пустыню Негев с горы Хеврон, Иордании, Саудовской Аравии или сектора Газа, включая сестру Исмаила Ханийе. Нет никаких оснований, чтобы государственные деньги тратились на граждан иностранных государств.

Политика правительства в отношении бедуинов должна быть последовательной с годами, независимо от изменений в правительстве. Культурные изменения не происходят, за одну ночь и требуют больших и долгосрочных инвестиций. Государство должно выделить необходимые ресурсы, чтобы произвести эти культурные изменения в секторе бедуинов для приведения его в двадцать первый век, в противном случае, этот важный сектор останется в культурной пустыне Ближнего Востока.

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё