Поиск по этому блогу

Загрузка...

Не самый удачный план

Кэролайн Б. Глик

20 марта, 2014

Израильский план о едином государстве –это жизнеспособное решение, в отличие от других предлагаемых идей.

Председатель ООП Махмуд Аббас, вероятно, получил удовольствие в понедельник, когда в Белом доме президент США Барак Обама отозвался о нем как о том,
"кто последовательно отказывается от насилия, стремится к дипломатическим и мирным решениям, позволяющим существовать бок о бок двум государствам в мире и безопасности".
После этого, в тот же день, когда они встречались, режим Аббаса продолжил недельное празднование самого смертоносного на сегодняшний день палестинского теракта против Израиля.

11 марта 1978 года террористы ООП захватили пассажирский автобус на прибрежном шоссе и с особой жестокостью убили 37 человек, в том числе 12 детей.

Возглавляла операцию террористка Далаль Муграби. С тех пор ООП прославляет ее.

Во время своей встречи с Обамой советник Аббаса Султан Абу аль-Эйнен провозгласил, что Муграби – это образец для подражания всем палестинским женщинам.

По словам Эйнена (в изложении палестинской Media Watch),
"В марте [мы отмечаем] Палестинский Женский день, в марте также и День Палестинской матери, в марте ... [мы вспоминаем Далаль Муграби], которая не согласились бы ни на что другое, кроме создания ее особым способом палестинского государства между Яффо и Ливаном".
Эйнен призвал палестинскую молодежь последовать примеру массовых убийств Муграби.
"Пусть молодые люди услышат меня: Аллах оказал нам честь мученичества! Аллах, дай нам честь быть частью процессии мучеников".
Израильским правым не нужно фестиваля Муграби, чтобы понять, что утверждение Обамы о стремлении Аббаса к миру, смешно. Как объяснил в прошлую субботу министр обороны Моше Яалон, Аббас «понимает только слово «взять» и не знаком с понятием «дать».

Даже израильские левые, рабски отстаивающие Аббаса, наконец, уловили, что к чему. В прошлом месяце, в обзорных статьях Haaretz, давний поборник ООП Шломо Авинери признал, что продвижение модели двух государств и то, как Аббас использует ее, не идет на пользу Израилю.

Авинери пишет, что неправильно утверждать, что Аббас
"не партнер в переговорах. Он отличный партнер в переговорах, но только в таких переговорах, в которых Израиль должен делать все больше и больше уступок и фиксировать их в письменной форме. После этого, под тем или иным предлогом, он отказывается подписывать документы и заводит переговоры в тупик, чтобы они могли быть перезапущены в будущем "с того места, где остановились", включая все прошлые израильские уступки и никаких уступок с палестинской стороны".
Другими словами, Аббас ведет переговоры не для достижения мира, но чтобы ослабить Израиль.

Но американцы продолжают не замечать всего этого. И сейчас трудно не прийти к выводу, что непонимание Обамой поведения Аббаса преднамеренно. Его явно преднамеренная слепота, очевидно, показывает, что для Обамы поведение и цели Аббаса нормальны.

Урок, который необходимо извлечь из игры Аббаса и явной поддержки его Обамой, – это то, что статус-кво разрушителен для Израиля.

В последние 20 лет Израиль ограничил себя парадигмой двух государств. Согласно этой модели, с 1994 года он поделился с ООП контролем над Иудеей и Самарией.

Как ясно дают понять заявления Яалона и Авинери, опыт внедрения этой модели доказал израильтянам всего политического спектра, что главная цель палестинцев не построить палестинское государство. Сегодня она в том, в чем была всегда – в уничтожении еврейского государства.

Для палестинцев стратегия двух государств состоит не в получении земли Израиля в обмен на мир. Стратегия двух государств направлена на подрыв отношений Израиля с США и другими западными союзниками и на ослабление способности израильского общества защитить себя, давая возможность ООП строить свою террористическую инфраструктуру для использования в удобный им момент.

Уникальный вклад Аббаса в эту стратегию в том, что он на первый план выдвигает экономические, дипломатические и правовые атаки на Израиль, а не терроризм.

Это не значит, что он против терроризма. Так же, как и его предшественники, Аббас считает, что все средства уничтожения Израиля законны. И Израиль помогает ему.

Из-за того, что Израиль продолжает соглашаться на модель двух государств, он продолжает делиться с ООП контролем над Иудеей и Самарией. Этот совместный контроль поощряет пропаганду ООП, утверждающую, что Израиль – это иностранный оккупант на территориях, которые принадлежат палестинцам, находящимся под властью незаконной израильской оккупации.

Продолжение следованию этой парадигме делает невозможным для Израиля защищать страну от посяганий ООП на его легитимность. Поэтому большинство израильтян справедливо полагают, что Израиль не в силах защитить себя в политической войне с ООП в ООН и Международном Суде.

Единственным способом, которым Израиль может защитить себя от оскорблений ООП, и единственным способом прекратить разрушение ООП союза Израиля с США и дружественной ему частью Европы, может быть только прекращение поддержки Израилем статус-кво. Одновременно единственным способом, которым Израиль может остановить превращение сил безопасности ООП в полноценную военную силу, вооруженную и обученную США и Европой, может быть только отказ от совместного контроля и от модели двух государств.

В моей новой книге «Израильское решение: План о едином государстве ради установления мира на Ближнем Востоке» я выступаю за то, чтобы Израиль покончил с нынешней ситуацией, при которой он неспособен выжить, и распространил свои законы на Иудею и Самарию, обеспечив палестинцев, живущих там, статусом постоянных жителей и правом претендовать на израильское гражданство.

Понятно, что я осознаю и подробно обсуждаю проблемы, создаваемые такой политикой. А также я подробно поясняю, почему опасностей, связанных с этой несовершенной политикой, меньше, чем грозят Израилю от статус-кво.

Критики моего предложения, как Джонатан Тобин из Commentary, отвергли его, назвав "фантазией" и утверждая, что самый лучший вариант для Израиля – это статус-кво совместного с ООП контроля над территориями.

Среди прочего, Тобин и другие настаивают на том, что план должен быть проигнорирован, поскольку возможность Израиля распространить свои законы на Иудею и Самарию сегодня не найдет никакой поддержки в США.

Но это далеко не несомненно. Лучшим вариантом было бы убедить США и Европу поддержать эту единственно жизнеспособную альтернативу парадигме двух государств, которую не удалось осуществить на протяжении 90 лет и не удастся по-прежнему в обозримом будущем, потому что палестинцы отвергают право иудеев на самоопределение.

Сегодня, в связи с признанием формулы двух государств, Израиль признается оккупантом собственной исторической родины, без которой его границы не защищаемы, а его существование находится под вопросом.

Единственная возможность Израилю защитить себя в полной мере на международной арене – это настаивать на своих законных исторических и юридических правах на территории; то есть, прекратить соглашаться с тем, что эти территории принадлежат палестинцам, и начать отстаивать свой суверенитет над ними, на что Израиль имеет достаточно оснований.

Другие критики израильского плана одного государства, как Гилель Халкин, утверждают, что если Израиль применит свои законы на территориях, все палестинцы сразу будут претендовать на израильское гражданство и примут участие в выборах в Кнессет.

Этот аргумент не учитывает опыт Израиля с реализацией политики единого государства в объединенном в 1967 году Иерусалиме и на Голанских высотах после 1981.

Я поясню это положение.

Как я показываю в своей книге, арабы Иерусалима претендуют на израильское гражданство только тогда, когда боятся, что Израиль передаст их кварталы ООП. А друзы, живущие на Голанских высотах, начали массово претендовать на израильское гражданство только тогда, когда разразилась гражданская война в Сирии.

Поскольку распространяя свои законы на Иудею и Самарию, Израиль намерен четко заявить, что не собирается уходить с этих территорий, как видно из истории, нет никаких оснований предполагать, что требования палестинцев израильского гражданства будут происходить в массовом порядке.

Есть еще одно критическое возражение: уже слишком поздно Израилю прекращать правление ООП в Иудее и Самарии. Кот, так сказать, уже выскочил из мешка.

У этого замечания тоже имеется два слабых места.

Во-первых, предполагается, что Израиль навсегда останется прикованным к политической модели, подрывающей его способность выживать и приговаривающей его к вечному конфликту национальных интересов и отношений со свободным миром, а также будет вынужден создавать военный потенциал противника, желающего его уничтожить.

Во-вторых, предполагается, что распространение израильского гражданского права на территории –это возвращение к прошлому.

Но израильский план единого государства – это не возвращение к военному правительству. Это движение вперед, к гражданскому правовому правлению, в соответствии с которым палестинцы и израильтяне на территориях будут жить, как и остальные граждане Израиля, по либеральному правовому кодексу, обеспечивающему полную правовую защиту для всех.

Критики экстраполируют текущую дипломатическую беспомощность Израиля, вызванную тяжестью парадигмы двух государств, считая, что Израиль обязательно и навсегда останется не в состоянии защитить себя. Они предполагают, что Израиль будет бессилен компенсировать экономическую разруху от европейских экономических санкций, обязательно последующих, по их мнению, за израильским решением ввести свое законодательство в Иудее и Самарии.

Это утверждение игнорирует три важных момента. Его сторонники предполагают, что США поддержит европейскую торговую войну против Израиля. Действительно ли это наиболее вероятный сценарий? Во-вторых, они игнорируют тот факт, что Европа начала свою экономическую войну против Израиля как раз теперь, когда Израиль сохраняет свою верность парадигме двух государств.

Очевидно, продолжающееся поддержание этой идеи не изменит положение Израиля к лучшему.

Изменив свою позицию на позицию, основанную на утверждении прав Израиля, а не на игнорировании их, Израиль будет иметь возможности защищаться против политической и экономической войны с Европой.

Наконец, они предполагают, что Израиль не сможет противостоять европейской экономической войне. Но эта оценка не учитывает растущей торговли Израиля с Азией. Китай строит железную дорогу между Красным и Средиземным морями через Израиль в качестве альтернативы Суэцкому каналу. Израиль является крупнейшим военным поставщиком Индии. Энергетическая независимость Израиля и становление в качестве крупного экспортера природного газа аналогично снизит его зависимость от европейских рынков.

Перефразируя Уинстона Черчилля, израильский план единого государства – это не самый удачный план разрешения палестинского и пан-арабского конфликта с Израилем, но любой другой план, который уже был опробован раньше, еще хуже. Он связан со значительными угрозами и вызовами Израилю. Но в итоге, как я показываю в моей книге, эти угрозы менее остры и менее опасны, чем те, с которыми Израиль сталкивается сейчас. Кроме того, этот израильский план единого государства жизнеспособен, чем выгодно отличается от всех других идей решения этой проблемы.

Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё