Поиск по этому блогу

Загрузка...

Горькие плоды ошибки Биби в Бар-Илане

Нетаньяху и Аббас. Фото: REUTERS
Мартин Шерман, JPost

13 марта, 2014

Недавнее интервью Обамы ясно показывает, что продолжающиеся уступки Нетаньяху снискали ему только осуждение, а не одобрение, привели к еще большему давлению, а не к похвалам.
«С каждым следующим годом, возможность заключения мирного соглашения между израильтянами ... и палестинцами снижается... потому что Аббас стареет ... [Он] доказал, что он ... против насилия и за дипломатические усилия ... Мы не знаем, каким будет преемник Аббаса». 
Барак Обама, в интервью Джеффри Голдберг Блумбергу, 2 марта 2014
«Весьма тревожно, что международное сообщество все меньше обеспокоено угрозами Ирана уничтожить Израиль и все больше – возможностью Израиля воспрепятствовать этому» ...
Комикс Dry Bones, 22 ноября 2013

14 июня 2009 года в университете Бар-Илан в Рамат-Гане Биньямин Нетаньяху, с момента переизбрания которого премьер-министром на второй срок тогда прошло чуть более трех месяцев, отказался от своих предвыборных обещаний и согласился принять то, чего он клялся не допустить: создание палестинского государства.

Измененная тема дискурса

Правда, он выдвинул для этого жесткие условия, действительно нереалистичные, недостижимые условия, заявив:
"Если мы получим гарантию демилитаризации этого государства и осуществления безопасности Израиля, и если палестинцы признают Израиль как государство еврейского народа, то мы будет готовы ... к принятию решения, по которому демилитаризованное палестинское государство будет существовать рядом с еврейским государством".
Но это слабое утешение. В арабо-израильском конфликте слова, единожды произнесенные, имеют свою собственную динамику, и их влияние часто выходит далеко за пределы контроля и намерений тех, кто их произнес.

Согласившись с возможностью палестинской государственности, Нетаньяху резко изменил стратегическую структуру дискурса. Вопрос о возможности создания палестинского государства был раз и навсегда закрыт, осталось только обсудить характеристики этого государства.

Независимо от того, что Нетаньяху имел в виду и на что он надеялся, в общественном сознании зафиксировался незыблемый факт: Даже Биби признал, что создание палестинского государства неизбежно.

Какие функции, особенности, черты должно иметь это государство, подлежит рассмотрению и разрешению в последующих переговорах.

Джин вышел из бутылки ...

К примеру: Что может считается демилитаризацией? Какие разумные требования к своей безопасности может выдвигать Израиль? Кто будет отвечать за внешнюю безопасность палестинцев? ЦАХАЛ? Арабские военные силы? Пока Израиль придерживался давней позиции Ликуда, отрицающей возможность палестинской государственности, все эти вопросы не возникали.

Но как только вопрос о создании палестинского государства был признан Израилем, они приобрели значение, а их обсуждение – политическую актуальность.

Соответственно, как только Нетаньягу, которого считают (возможно, зря) бескомпромиссным ястребом, уступил по этому вопросу, джин был выпущен из бутылки.

Сопротивление уступкам в вопросе суверенитета арабского режима над значительной частью Иудеи и Самарии (в отличие от ограниченной автономии) уже давно является определяющим признаком, если даже не смыслом, партии Ликуд. Даже лидер Лейбористской партии Ицхак Рабин после подписания соглашений в Осло выступал против создания палестинского государства, настаивая на том, что в любом постоянном решении палестинская организация должна быть "лицом, меньшим, чем государство».

После того, как решимость правительства, возглавляемого Ликудом, по этому кардинальному вопросу была сломлена, были неумолимо открыты ворота для стремительного потока дополнительных требований беспрецедентных израильских уступок, каждая из которых еще возмутительнее и нелепее, чем предыдущие.

Давление, а не одобрение

Крутой разворот Нетаньяху в Бар-Илане не принес ему одобрения международного сообщества или администрации Обамы.

Как раз наоборот.

Однажды проявленная слабость подвергается все возрастающему давлению с требованием новых уступок снова и снова. И каждый раз уступив, он не получал одобрения за свою «умеренность», а получал все большее осуждение за невыполнение следующего требования.

Таким образом, через пять месяцев после фиаско Бар-Илана, он капитулировал в очередной раз.

В ноябре 2009 года он объявил о беспрецедентном 10-месячном замораживании строительства в еврейских общинах за линией 1967 года. Несчастный и жалкий, он заявил:
"Я надеюсь, что это решение поможет запустить конструктивные переговоры ... чтобы, наконец, положить конец конфликту между Израилем и палестинцами",
добавив еще более обреченно,-
"Многие наши друзья говорили нам, что как только Израиль сделает первые значительные шаги в направлении мира, палестинцы и арабские государства отреагируют соответственно", -
как будто Израиль не сделал множество "значительных шагов » за предыдущие полтора десятилетия после соглашений в Осло.

Примечательно, что он изо всех сил старался оговорить, что замораживание строительства не распространяется на Иерусалим, заявляя, что
"Мы не признаем никаких ограничений на строительство в нашей суверенной столице".
Мелкий шрифт опускается

Это никак не спасло его от злобного разноса со стороны администрации Обамы за рутинное бюрократическое решение во время визита вице- президента Джо Байдена в Израиль – утверждение промежуточного этапа планирования будущего строительства в существующем районе Иерусалима.

Фундаментальный урок, который нужно вынести из шумихи Байден – Биби, это то, что написанное мелким шрифтом ничего не значит. После того, как было принято замораживание строительства, все детали и всякие оговорки, касающиеся его, стали несущественными. Так же, как и признание возможности палестинской государственности.

После признания принципа детали не представляют интереса. Любые прилагаемые ограничения на принцип попросту отметаются.

Нетаньяху, похоже, не в состоянии понять этот важный аспект дипломатического процесса на Ближнем Востоке.

Вместо поощрения за то, что он смело отказался от давней позиции, рискуя вызвать гнев своей политической силы, он получил еще более резкие требования еще более опасных и унизительных уступок и подвергается еще более резкой критике за то, что не капитулирует перед ними.

Каким бы решительным ни был его первоначальный отказ, раз за разом ему приходится соглашаться, создавая еще больший стимул для следующего раунда требований все новых невообразимых уступок.

Кавалькада уступок

За половину десятилетия после той роковой ошибки в Бар-Илане Нетаньяху согласился на ряд далеко идущих, ранее немыслимых уступок, подтверждая, что в любом вопросе, каким бы губительным и опасным он ни был для Израиля, он, в конечном итоге, пойдет на уступки.

Вслед за его драматическим разворотом в вопросе палестинской государственности, вскоре последовало его вышеупомянутое, беспрецедентное и в значительной степени бесполезное решение о замораживании строительства в Иудее и Самарии, не вызвавшее ответной реакции со стороны палестинцев и недооцененное США и международным сообществом.

Это был всего лишь предвестник грядущих событий.

К примеру, говоря об освобождении похищенного солдата Гилада Шалита в июле 2010 года, Нетаньяху решительно объявил:
"Я понимаю, что необходимо освободить Шалита, но не ценой жизней детей, стариков и других людей, которые умрут, если освобождаемые террористы вернутся к совершению терактов".
Но уже через год он сделал именно это, выпуская почти 1030 палестинских заключенных, в том числе 280 приговоренных к пожизненному заключению за теракты и коллективную ответственность за гибель 569 израильтян.

Потом настало турецкое фиаско.

Кавалькада (продолжение)

2 июля 2010 года The Jerusalem Post написала в статье, названной "ПМ: Никаких компенсаций Турции":
«Нетаньяху опроверг сообщение о том, что Израиль заплатит компенсацию … Турции за гибель девяти турецких граждан на судне Мави Мармара, когда оно пыталось прорвать блокаду Газы ".
Затем в начале сентября 2011 года многочисленные источники СМИ цитировали слова Нетаньяху:
"Мы не должны извиняться [перед Турцией] за действия, направленные на защиту нашего гражданского населения, наших детей и наши общин".
Тем не менее, 22 марта 2013 года, по-видимому, в ответ на давление Обамы во время его визита в Израиль, Нетаньяху вновь уступил. Он не только извинился перед оскорбившим его антиизраильски настроенным турецким премьером Реджепом Эрдоганом за действия морского спецназа ЦАХАЛа, защищающего себя от нападения бешеных исламистов, но и принял участие в переговорах о выплате щедрых компенсаций «жертвам» оборонительных действий израильтян.

Но самый гнусный акт капитуляции был еще впереди. Решение уступить давлению госсекретаря Джона Керри и освободить десятки убийц, осужденных за жестокие террористические акты, в обмен на более чем сомнительную привилегию уговаривать палестинцев вести переговоры, направленные на достижение того, к чему они стремятся: к собственной государственности.

В свете этой мрачной череды бесхребетных уступок, трудно представить, что кто-то, союзник или противник, может воспринимать позицию Израиля серьезно.

Цена неограниченной пластичности

Проявление отсутствия решимости и безграничная пластичность израильтян обошлась стране дорого, серьезно подрывая жизненно важные национальные интересы, как в палестинском вопросе, так и в вопросе иранской ядерной программы.

Что касается первого, становится все яснее, что подчиняясь каждому невероятному требованию, Нетаньяху сделал неизбежными последующие неправомерные требования, как, например, совершенно невозможные требования Обамы, изложенные им в этом месяце в откровенно предвзятом интервью Блумберга Джеффри Голдберга.

Как проницательно отметил блоггер Commentary Рик Рихман, Обама призвал Нетаньяху поспешить с договором с Махмудом Аббасом,
"стареющим 'президентом', чей срок полномочий истек более пяти лет назад, преемник которого не известен, процесса перевыборов которого не существует, как нет и органов проведения выборов ... возглавляющего общество, пропитанное антисемитизмом и подстрекательством, не желающее даже поддержать идею о «двух государствах для двух народов» (не говоря уже о признании еврейского государства)".
И в этих условиях Обама выдвигает причину непродуманной спешки с заключением соглашения:
«Мы не знаем, каким будет преемник Аббаса».
Безусловно, именно по этой причине соглашение не должно быть заключено.

Однако есть тревожные признаки того, что Нетаньяху снова уступит.

Связь между палестинским и иранским вопросами

Слабость Израиля в решении палестинского вопроса серьезно подорвала доверие к нему, к его заявляемым позициям по каждому вопросу и к его решимости защищать их действием. Это, в свою очередь, резко сократило возможности Израиля выстраивать эффективные международные акции против иранской ядерной программы, в частности, после рокового временного соглашения P5 +1, достигнутого в Женеве в ноябре прошлого года.

За многие годы Израиль и, к его чести, Нетаньяху, убедили международное сообщество в необходимости предотвратить достижение Ираном ядерного потенциала, достаточного для изготовления бомбы. При этом Нетаньяху попытался отделить иранский вопрос от палестинской проблемы.

В этом он был прав. Но и неправ.

Он был прав, настаивая на том, что прогресс в решении палестинской проблемы не поможет предотвратить ядерные амбиции Ирана, который больше стремится достичь персидской гегемонии, чем обеспокоен отсутствием палестинского государства.

Но он был и не прав, будучи не в состоянии признать совершенно иную ирано-палестинскую связь.

Палестинское повествование, то есть изложение основ национальных притязаний, и еврейское повествование являются, несмотря на представления наивных поборников мира, явно взаимоисключающими. Справедливость одного отрицает действительность другого.

И постоянные уступки Израиля транслируют сообщение, подтверждающее легитимность палестинского повествования. Иначе, зачем бы Израиль, как более сильная сторона, соглашался на них? Как неизбежное следствие этих уступок, возникает эрозия легитимности сионистского повествования.

Dry Bones и горькие плоды

Все это явно влияет на отношение мира к Израилю и на мотивацию помочь ему устранить любые угрозы, с которыми он сталкивается. Увеличивающаяся делегитимация Израиля позволяет все больше рассматривать его в качестве легитимной мишени. Вследствие этого, увеличивается международное нежелание эффективно бороться с опасностями, угрожающими Израилю

Известный комикс Dry Bones подвел черту, криво усмехнувшись:
"Международное сообщество, кажется, менее обеспокоено угрозами Ирана уничтожить Израиль, чем возможностью Израиля не дать Ирану сделать это"…
Это те горькие плоды, что выросли из семян, посеянных ошибкой Биби в Бар-Илане.


Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё