Поиск по этому блогу

Загрузка...

Закон Израиля о бойкоте прошел тест в США

Евгений Конторович

В июле 2011 израильский парламент принял закон «против бойкота», который позволяет
«гражданам подавать гражданские иски против лиц и организаций, которые требуют экономического, культурного или академического бойкота Израиля, израильских учреждений или областей, находящихся под израильским контролем». 
Если до создания Израиля, бойкоты были главной составляющей войны арабов против любого еврейского присутствия на Святой земле, то сегодня экономические бойкоты стали одним из основных инструментов делегитимации, запугивания, подрыва и несправедливого выделения Израиля.
В настоящее время Верховный суд оспаривает этот закон. Один из главных аргументов против закона является то, что он нарушает свободу слова и западные демократические ценности. Поэтому полезно рассмотреть, как выстоял закон перед Верховным судом США, учитывая, что Америка имеет, пожалуй, самый либеральный режим свободы слова в мире (многие израильские законы, регулирующие политические кампании и подстрекательство, были бы неконституционными в Соединенных Штатах Америки).

Закон против бойкота Израиля может вполне принять вызов Конституции США. В прошлых судебных делах Верховный суд позволял правительству регулировать высказывания, которые противоречили жесткой государственной политике в отношении предотвращения дискриминации граждан, которая вызывается бойкотом.

В деле университета им. Боба Джонса Верховный суд США постановил, что правительство может законно проводить дискриминацию в отношении определенных выражений, а именно тех, которые направлены против государственной политики. Дело касалось частной расовой дискриминации, так как университет им. Боба Джонса фактически бойкотировал некоторые расовые группы. Это означало, что из-за этой политики правительство может приказать лишить университет им Боба Джонса освобождения от налогов. Теперь кто-то может возразить, что поселения плохие, а черные - хорошие, однако, такие судебные оценки являются недопустимыми в контексте свободы слова.

Правительство может разумно определить, что бойкот Израиля является незаконной формой дискриминации, которая решительно направлена против интересов государства, так же как и дискриминация, проводимая университетом им. Боба Джонса. Возможно также определение, что дискриминация в отношении граждан Израиля, проживающих в районах, находящихся под контролем Израиля с разрешения правительства Израиля, является точно такой же незаконной формой дискриминации.

Кроме того правительство имеет больше прав полностью ограничить в общем законные высказывания в контексте национальной безопасности или международных отношений, как поступил Верховный суд США несколько лет назад в деле Гольдера против Гуманитарного проекта. В этом деле США определили как преступление «материальную поддержку» иностранных террористических организаций. Подобные организации не должны затрагивать США никоим образом, поэтому заинтересованность США в их деятельности очень слабая, и это вопрос чисто внешней политики.

Кроме того террористическая деятельность может быть только небольшой частью работы этих организаций. Тем не менее, Статут запрещает гражданам США поддерживать такие группы, даже если в целом они действуют целиком законным образом, используя полностью защищенные высказывания, как например, публикации в своих газетах, предоставление медицинских консультаций, или даже юридических консультаций о том, как не быть террористами. В таких случаях суд определил, что соответствующие мероприятия были четко выражены, и даже политические высказывания (некоторые истцы просто пытались сообщить целевым группам, как заключить мирное соглашение) имеет самый высокий уровень конституционной защиты.

Тем не менее, козырем является интерес правительства в принятии определенной линии относительно таких групп. Исходя из этого, суд позволил правительству запретить чисто политические высказывания без непосредственной связи с каким-либо актом насилия, а просто из-за сильного дипломатического императива. Это сильно напоминает закон против бойкота, но с поддержкой еще более ограничительного права.

Кроме того внутренние израильские бойкоты должны рассматриваться в контексте иностранных усилий по достижению той же цели, особенно, если учитывать, что некоторые сторонники внутренних бойкотов получили прямое финансирование от иностранных правительств. Министр юстиции Ципи Ливни и министром финансов Яир Лапид сказали, что иностранные бойкоты будут разрушительными для Израиля. Так что, можно было бы придти к резонному выводу, что прекращение внутренних мер, которые могли бы стимулировать иностранные бойкоты, были бы сам по себе в больших государственных интересах.

Некоторые полагают, что Верховный суд может запретить закон против бойкота только в той мере, в какой это относится к бойкотам поселений. Для этого нет никакой принципиальной правовой основы: этим будет создан новый статут, который Кнессет не писал. Законодатели намеренно не желали проводить различие между различными районами под израильским контролем. Было был, возможно, предпочтительнее вовсе не иметь закона, чем режим, который неявно предложил бы меньшую защиту бизнесов за «зеленой чертой», или тех, которые находятся внутри зеленой черты, но могут работать там. Это было бы равносильно приглашению узаконить аналогичные бойкоты, и именно поэтому совершенно незаконно для таких различий быть записанными в законе судом, а не Кнессетом.

Возвращаясь к примеру США, следует сказать, что сам факт, что запрет высказываний распространяется за пределами суверенных границ, не делает его менее законным. В частности Гольдер привлек речевую деятельность, полностью имевшую место в зарубежных странах. В той мере, в какой территории являются не полной частью Израиля, конституционные права там будут носить ограничительный характер.

Кроме того, любое подобное «компромиссное решение» суда должно будет определить, что считается «поселением», которое может быть подвергнуто бойкоту: банк с Банкоматом за «зеленой чертой»? Будет ли это закон Израиля, где Восточный Иерусалим или Голаны являются частью государства, или мнение мира, где никто с этим не согласен? Фактически суду придется переписать закон в соответствии со своими собственными предпочтениями.

Перевод:  +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё