Поиск по этому блогу

Загрузка...

Ближневосточный кошмар Обамы

Даниэль Гринфилд

Сидит человек за столиком в кафе с чашкой кофе. Вдруг он роняет чашку, и она разбивается. Все вокруг ругают его за его глупую неосторожность.

В этот момент в дверях появляется другой человек и произносит речь в защиту такого поведения в самом лучшем кафе, а потом начинает крушить чашки и тарелки, переворачивать столы, срывать занавески, разбивать светильники, сбрасывает всю еду на пол, а потом поджигает все помещение.

Первого человека зовут Джордж, имя второго – Барак. В последний месяц пребывания Буша у власти, в Ираке и Афганистане погиб 31 американец. К июню, когда Барак произнес свою печально известную речь в Каире, это число достигло 40. Ровно через год, их было уже 68.

Когда Буш оставил свой пост в конце второй каденции, регион находился еще в стороне от иранской ядерной программы. К концу первой каденции Обамы, регион был уже в состоянии не прекращающейся войны.

Это состояние продолжает оставаться таким и сегодня.
Если Буш сбросил только одного Саддама, то Обама сверг Мубарака, Бен Али, Каддафи и Салеха. Разница заключается не столько в масштабах изменений режимов, сколько в относительном влиянии на региональную стабильность.

Саддам оккупировал другие страны и культивировал терроризм, а все правительства, кроме Каддафи, которых Обама помог сбросить, не были одержимы созданием ОМУ и помогали поддерживать региональную стабильность...

Буш предполагал стабилизировать Ближний Восток, убрав Саддама. Обама же дестабилизировал его, пытаясь сменить каждое правительство, которое так или иначе было дружественным по отношению к Соединенным Штатам и не находились под эгидой Саудовской Аравии.

Ось зла Буша состояла из «наглых государств». Ось Обамы состояла из союзных стран. Буш намеревался укрепить Ближний Восток путем его очистки от бандитских стран, а Обама стал укреплять бандитские государства путем их очистки от стабильных и союзных правительств, оставляя бандитские страны в неприкосновенности.

Падение более современных прозападных правительств резко разделило Ближний Восток на саудовских суннитов и иранских шиитов. Подрыв Демократической партией усилий Буша остановить Иран, привел к региональному дисбалансу. Сунниты имели численное превосходство, но зато шииты шли к ядерному потенциалу, а ядерная бомба - это тупой инструмент для сокращения численности населения на миллионы.

Уход Обамы из Ирака подтолкнул эту страну к другому яростному сектантскому расколу, который возродил Аль-Каиду, а в сочетании с арабской весной, подпитал Сирию.

Не будучи способны поджечь Иран чисто военным путем, и видя, что США не желают делать что-либо в отношении его ядерной программы, сунниты перешли к бунту. Арабская весна стала катастрофой для таких военных суннитских стран, как Египет, но помогла оживить суннитских мятежников. Сирия со своим суннитским большинством, стала идеальной платформой для захвата шиитской оси и отчуждения ее от остальной части региона.
Саудовская Аравия подкрепила «региональные реформы» Обамы гражданской войной, изменив его видение смены популистских режимов - на сектантские конфликты с применением насилия и убийства его «арабской весны». Затем, убив вторую птицу тем же камнем, она вовлекла Иран в жестокий мятеж, сделав Ирану то, что он и Саудовская Аравия сделали Соединенным Штатам в Ираке.
Помимо того, что она больше не была справедливой к Сирии, Сирия стала точкой перелома, захватившего Ирак и Ливан.

Уход Обамы из Ирака привел к возвращению туда Аль-Каиды. Аль-Каида в Ираке всегда была самой беспощадной ближневосточной группой в семье Аль-Каиды. Самые жестокие, самые бессмысленно яростные и более всего похожие на убийства ради убийства, его члены расцениваются как социопаты даже видавшими виды лидерами Аль-Каиды. Бушу удалось успешно похоронить ее, пока Обама снова ее не выкопал.

Сектантский раскол в Ираке и Сирии превратил Аль-Каиду в Ираке из разбитой сноски в возрожденную армию с десятками тысяч бойцов, охватывающих две страны.

Когда Обама хвастается, что ядро Аль Каиды вот-вот будет побеждено, он забывает упомянуть, что самая опасная часть Аль-Каиды - теперь гораздо более мощная, чем была раньше, а также то, что Аль-Каида теперь численно разрослась, охватывает большую территорию, и у нее теперь больше опыта, чем когда-либо прежде.
Обама не может сделать ничего значимого с Аль-Каидой в Сирии, потому что он опасается расширения возможностей Асада. И он не может сделать ничего Асаду потому, что он опасается оттолкнуть Иран. Это ситуация Ловушки 22, которая заставляет его выбирать между арабской весной и информационно-пропагандистской деятельностью в Иране.

После долгой ночной душевной борьбы он выбрал Иран.
Арабская весна стала для Обамы международной ObamaCare. Это стало проектом, который больше всего отождествлялся с ним и за который он больше всех несет ответственность. Однако до того момента, когда арабская весна дошла до бомбардировки Сирии, она была примерно так же популярна, как ObamaCare. Россия, Иран и Сирия предлагали Обаме выход. Новое новое начало для замены старого нового начала, которое пошло не так в Каире.

Продав Ирак, Египет и Тунис, Обама завершил работу, похоронив оставшуюся часть своих суннитских союзников и предприняв поездку в шиитском ядерном экспрессе.
Буша часто ругали за изоляцию Соединенных Штатов Америки, но именно Обама тщательно изолировал Соединенные Штаты на Ближнем Востоке.

Соединенные Штаты Америки решили изолировать Иран, но вместо этого, ядерное потворство Ирану позволило ему изолировать США от своих союзников. Ни одна страна на Ближнем Востоке не верит, как прежде, Соединенным Штатам. Египет презирает Обаму. Саудовцы его оскорбляют. Остальные - не снизошли даже до этого. Один только Министр обороны Израиля говорит о борьбе с Ираном.
Соединенные Штаты стали исчезающей тенью на Ближнем Востоке. Вакуум власти ожидает, чтобы его заполнила гонка ядерных вооружений и смертельная война.

Обама нанес серьезный ущерб американскому влиянию и интересам и Ближнему Востоку, с уже зародившимся представлением, что исламисты, которые захватят власть, когда с ним будет покончено, перейдут от терроризма к демократии. Вместо этого, стало еще меньше демократии и больше террора, чем когда-либо прежде.

Внешняя политика Обамы стала самовыполняющимся пророчеством. Левые настаивали на протяжении десятилетий, что арабская улица огорчена из-за ущерба, наносимого нашим вмешательством в их внутреннюю политику, и он попытался «исправить эту ошибку», вмешиваясь так, что обвинение было окончательно доказано.

Только с одним могут согласиться все партии в Египте, сунниты и шииты от Сирии до Ирака и Ливана, христиане, иудеи и мусульмане, что для Ближнего Востока было бы лучше, если бы Обама заткнул свой рот и держался бы от него подальше.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё