Поиск по этому блогу

Загрузка...

"Израиль, выпей яду!"

Понедельник, 14 июля 2014

Даниэль Гринфилд

Терроризм – это игра. Правила просты. У вас есть три варианта:
1. Уничтожить террористов. 
2. Жить с терроризмом и терпеть. 
3. Уступить террористам.

Больше вариантов нет.

Первый выбор – уничтожить террористов – это выбор правых. Третий вариант – уступить им – это выбор левых. Второй выбор – это выбор политиков, не желающих принимать решение для изменения статус-кво.
Несмотря на все бомбардировки из Газы, Израиль все еще застрял на втором выборе. Воздушные удары не предназначены для уничтожения ХАМАСа. Они предназначены для разрушения его ​​военного потенциала, чем Израиль купит себе год или два относительного мира. И так будет продолжаться до лета 2016 года, пока ХАМАС не получит смертоносное оружие из Ирана и Сирии, способное поразить большую часть страны.

Хоть это звучит как бы не очень по делу, но такие войны привели к большему миру, чем мирный процесс. Мирный процесс стал причиной войн. Войны приводят к временному миру.

Этот вариант развития событий стал основным с тех пор, как израильтяне выяснили, что мирный процесс ни к чему хорошему не приводит, и что их лидеры не собираются бросить вызов ООН, США, Великобритании и другим правительствам и фактически уничтожить террористов.

Когда Нетаньяху впервые выступил против Переса, разница между правыми и левыми была в том, что кампания Нетаньяху была направлена на безопасность правых и умиротворение левых, в то время как кампания Переса стремилась умиротворить правых и обеспечить безопасность левых. Правые доминировали в израильской политике, потому что большинство израильтян считали, что безопасность Ликуда важнее, чем умиротворение лейбористов.

Жизнь с терроризмом было выбором, необходимым для выживания в 80-х. Это перестало быть им после того, как Израиль позволил создать в рамках мирного процесса террористические государства. Одно дело справляться с терроризмом на территориях под вашим контролем. И совсем другое – иметь дело с целыми террористическими государствами внутри ваших границ. Даже физического разделения не достаточно. Не тогда, когда террористические группы могут бомбардировать все ваши крупные города.

Израиль отвечает на эту угрозу легкими воздушными ударами, повреждающими военный потенциал ХАМАСа. ХАМАС теряет несколько командиров, бойцов и ракеты, но выигрывает пиар-компанию. Израиль покупает два года мира, поощряя своих врагов нападать в качестве расистских убийц детей. Потом ХАМАС восстанавливает свой запас ракет и истребителей и запускает новую операцию, и все повторяется сначала.

Левые, поддерживаемые экспертами Washington Post, израильскими левыми, Обамой, различными дипломатами, начальниками служб безопасности на пенсии, суетящимися активистами, финансируемыми радикальными миллиардерами, и всей бандой внешних и внутренних врагов Израиля, убеждают в том, что у Израиля нет выбора, кроме как по умолчанию обратиться к варианту три – сдаться и умиротворять террористов.

Израиль должен идти на умиротворение, потому что его ситуация постоянно ухудшается, утверждают они. При этом они забывают упомянуть, что ситуация ухудшается, именно вследствие их давления на Израиль, заставляющего его умиротворять террористов. Хотя и нынешние проблемы возникли именно как следствие более раннего умиротворения.
"Выпейте этот яд", -
говорят дипломаты.-
"Это излечит вас от всех болей, от которых вы страдаете, потому что вы не выпили яд раньше, как мы вам говорили»
"Если вы не выпьете еще яду, вам станет больнее, и вы умрете",
- говорят они. А если вам станет хуже после того, как вы выпьете яд, они скажут, что вы сами виноваты, что выпили недостаточно яда. Если бы вы отдали террористам весь Иерусалим и Голанские высоты, они не атаковали бы вас снова.

Израиль застрял между вариантами два и три – терпеть терроризм или уступить террористам, и он разрывается между этими вариантами. 
Люди и политики выбирают вариант, вызывающий наименьшую боль в текущий момент. Израиль выбирает умиротворение террористов в ответ на международное давление. И когда умиротворение приводит к усилению терроризма, он разрушает военные запасы ХАМАСа в качестве временного сдерживания, не приводя к слишком сильному международному возмущению, и снова выбирает наименее болезненный вариант. 

Это цикл, в который попался Израиль. Это не цикл насилия. Это цикл целесообразности.

Первый выбор – уничтожение террористов – это самый болезненный вариант в краткосрочной перспективе, но наименее болезненный в долгосрочной перспективе. Третий вариант – умиротворение террористов, вызывает наименьшую боль в краткосрочной перспективе, но самую большую боль в долгосрочной и среднесрочной перспективе. Второй вариант – жить с терроризмом и терпеть его – немного более болезненный в краткосрочной перспективе, менее болезненный в среднесрочной перспективе, но весьма болезненный в долгосрочной перспективе.

Израильтяне пошли на краткосрочную и долгосрочную боль в обмен на определенное облегчение в ближайшем будущем. Случайный теракт и более зловещая эскалация конфликта – пример, который мы видим сейчас, принимается в обмен на год или два относительного спокойствия.

Легко критиковать Израиль за то, что он не прикончил ХАМАС, но давайте посмотрим на то, что действительно стоит на его пути. Премьер-министр Израиля Ицхак Рабин депортировал 400 террористов ХАМАС, в том числе многих его лидеров. В своей речи в Кнессете он предупредил:
"Мы призываем все государства и все народы обратить внимание на большую опасность со стороны исламского фундаментализма. Миру во всем мире в ближайшие годы угрожает реальная и серьезная опасность".
В ответ международное сообщество решило, что миру во всем мире угрожает депортация террористов ХАМАСа. Средства массовой информации посвятили месяцы на описание "страданий" депортированных террористов ХАМАСа. Соединенные Штаты проголосовали за резолюцию ООН, осуждающую Израиль, и приказали ему "обеспечить безопасность и немедленное возвращение всех депортированных лиц".

Посол США в Организации Объединенных Наций заявил, что депортация террористов ХАМАСа
 «не способствует текущим усилиям по достижению мира".
В 1988 году Израиль депортировал горстку террористов ХАМАСа и ООП. Один из них, Джибриль Махмуд Раджуб, поклялся, что если Израиль не позволит им вернуться обратно, они "проникнут в качестве шахидов с бомбами на поясах".

Заместитель госсекретаря Джон С. Уайтхед предупредил Израиль, что если тот не пересмотрит депортацию, то
"нашим двусторонним отношениям будет нанесен ущерб."
Если таковой была реакция администраций Рейгана и Буша на депортацию нескольких террористов, представьте себе реакцию Обамы и ЕС на всеобъемлющие усилия выдворить ХАМАС и ООП из Израиля. И все же решение неизбежно, и оно не может быть отложено навсегда.

Если бы Израиль не пошел на мирный процесс, он мог бы быть в состоянии поддерживать статус-кво интифады. Но второй вариант больше не является жизнеспособным долгосрочным вариантом. Нападения давно прошли точку простого терроризма и происходят в военных масштабах.

Мириться с терроризмом перестало быть долгосрочной стратегией. То есть тем, с чем согласны и левые, и правые. Атаки террористов вынуждают Израиль избрать либо крупномасштабный конфликт, либо крупномасштабное умиротворение. Умиротворение террористов никогда не приводило ни к чему хорошему. Выход только в том, чтобы уничтожить их.

В Израиле есть левые, готовые пойти на разрушительную политику умиротворения, без учета последствий. Израиль нуждается в правых, способных в равной степени не обращать внимания на последствия, когда дело доходит до войны, чтобы преодолеть этот болевой порог, мешающий ему делать правильные вещи и вернуть себе будущее.


Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё