Поиск по этому блогу

Загрузка...

Почему Израиль влюблен в Курдистан?

Пепе Эскобар

«Ближний Восток» изобретенный британскими и французскими колониальными державами почти столетие назад, быстро растворяется, поскольку ISIS вырезал огромный кусок недвижимости от пригородов Алеппо до Тикрита и от Мосула до иордано-иракской границы.

Искусственная география, созданная в разгар первой мировой войны по соглашению Сайкса-Пико в 1916, подвергается риску. Не случайно исламское государство Ирак и сам Аль-Шам (ISIS), хотя и мечтают о Халифате, наглядно подчеркивают этот момент. Все государства, созданные на обломках Оттоманской империи, сейчас подвергаются риску. В этом геополитическом водовороте следующий свободный электрон – это , безусловно, понятие великого Курдистана.
“На наших глазах распадается Ирак, и, по-видимому, создание независимого курдского государства будет следующим аккордом”. 
Кажется, будто такое высказывание исходит от ISIS, но на самом деле его сделал выскочка и неисправимй сионист, министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман.

То, что постоянно агрессивный Либерман сказал госсекретарю США Джону Керри на этой неделе, касалось, главным образом, регионального правительства КРП Курдистана в Ираке, автономного региона, из которого он очень удобно экспортирует нефть в Израиль (хотя КРП гневно отрицает это).

Сейчас практически курдские пешмерги целиком контролируют очень спорный, богатый нефтью Киркук после позорного вывода Багдадом по преимуществу шиитской армии по мере продвижения сил ISIS. Хитрый президент курдского регионального правительства (КРП) Mасуд Барзани был непреклонен: 
«Мы приложим все наши силы для сохранения Киркука».
Переговоры о передаче – это большой приз на блюде. Твердое намерение КРП контролировать Киркук любыми средствами, начиная с 2003, повергло всех в шок и трепет. В любом будущем сценарии Киркук будет совершенно сказочным месторождением, которое принесет богатства процветающему курдскому государству.

Багдад сталкивается с еще одной трясиной. На Ближнем Востоке не секрет, что Тель-Авив и курды имеют плодотворные рабочие отношения в области разведки, бизнеса и вооружения с 1960. Нет ничего удивительного в том, что Израиль немедленно признает новое курдское национальное государство. Не удивительно, что президент Израиля Шимон Перес, также на этой неделе, сказал Президенту США Бараку Обаме, 
«курды де-факто, создали свое собственное государство, которое является демократическим. Одним из признаков демократии — это предоставление равенства женщинам».
Они, по крайней мере, не арабы.

Так почему такой внезапный интерес к обеспечению благополучия курдских женщин? Здесь что-то кроется. Газета Руперта Мердока Wall Street Journal сильно распространяется по поводу курдской независимости. Что Тель-Авиву здесь нужно?

По общепринятому согласию израильских СМИ, независимость курдов - это «хорошо для Израиля» потому, что курды – не арабы, персы или турки. Курдистан, по крайней мере, иракский Курдистан, не рассматривается Тель-Авивом как «вражеское образование». Что самое главное, оно не озабочено бедственным положением палестинцев.

Строго говоря, с точки зрения Израиля, курды рассматриваются как умеренные, светские мусульмане, которые стали жертвами – и это ключевое понятие – арабского шовинизма, будь то в исламских националистических терминах или в чисто исламистских. По крайней мере, в теории курды не против понятия «еврейское самоопределение».

Более важно в перспективе, что Великий Курдистан станет идеальным буферным государством, действующим в более крупных стратегических интересах Израиля, т.е. он одним махом ампутирует Турцию, Иран, Ирак и Сирию.

Даже независимый иракский Курдистан станет не только вошедшим в поговорку «другом Израиля», но также и жизнеспособным, процветающим государством. К примеру, Ирбиль, который в настоящий момент не является арабским, желает предъявить себя в качестве арабской столицы для туризма. И весь этот регион Тель-Авив рассматривает со своей паранойи, как корзину провальных государств. Так что же не нравится?

Двойная игра Анкары

Таким образом, с этого дня следует ожидать всяких теневых действий Израиля, чтобы ускорить превращение Ирака в суннитское государство, шиитское государство и иракский Курдистан. Нет никаких сомнений, что КРП практически, начиная с первой войны в Персидском заливе в 1991, было независимым государством, имеющим собственную армию (Пешмерга), а теперь - экспорт собственной нефти, которую Багдад оспаривает.

Тем не менее, вся эта сага перегружена мифом о якобы непримиримых отношениях между арабами и курдами в Ираке. Почти 10 лет не было ни единого опроса о том, хочет ли большинство иракских курдов независимости. Поскольку есть сильное желание независимости, то курды также входят в правительство в Багдаде.

Правда, КРП посредничало в шатком перемирии между правительством Турции и партией Курдистана (РПК). Однако курдский вопрос в Сирии и Турции более сложный. Сирийские курды стали пользоваться большей степенью автономии после сделки с Дамаском, хотя в настоящее время они воздерживаются от требования независимого государства в Сирии. Иракские курды помогают им , используя свой опыт, своими автономными средствами.

Курдский вопрос становится все более взрывоопасным, поскольку империя хаоса предпочитает стратегию «разделяй и властвуй», стравливая суннитов и шиитов, что вылилось в блицкриг ISIS.

Недовольных молодых курдов в Турции, спровоцированых саудовской религиозной риторикой, оружием и деньгами, особенно привлекает сирийский джихад. Похороны в преобладающих курдских районах по всей Анатолии, привлекают большие толпы джихадистов ISIS и являются для него прекрасной возможностью для вербовки боевиков..

Это происходит только потому, что, как утверждают многие курды, ПСР делает вид, что ее это не касается. Снимки сцен джихада, свободно проникающие через турецко-сирийскую границу, как минимум терпимо воспринимаются в Анкаре (потому что это против Ассада), а также еще и потому, что ISIS в Сирии борется также против сирийских курдов. И большая часть оружия ISIS также приходит прямо из Турции.

Святой Грааль для Анкары заключается в предотвращении всеми возможными средствами требований турецких курдов автономии. Единственный их план заключался в обвинении сирийских курдов в связях с РПК.

Все это происходит на фоне торгового бума. Более 70% в год, $12 млрд торговля между Ираком и Турцией происходит через иракский Курдистан, где находятся более 1500 турецких деловых компаний.

Гора противоречий растет : Анкара на словах поддерживает КРП, но даже во сне не станет поддерживать автономных сирийских и турецких курдов.

Очевидно, что принятие желаемого за действительное – от Тель-Авива до Вашингтона – будет поддерживать просачивающиеся сообщения по курдскому вопросу, как и предположение, что Турции будет разрешено вступить в ЕС (не будет), и тогда Курдистан станет де-факто восточной границей ЕС. Границей с кем? С Суннистаном через весь Левант? И разумеется с пентагоновской коллекцией трупов.

То, что большая нефть США, а также – Израиль видят в долгосрочной перспективе - это прежде всего мираж экспорта нефти дружественным западным странам. Вот почему балканизация звучит так сочно. Это не имеет ничего общего с благосостоянием исторически обиженного курдского народа. Это жесткий бизнес. И еще одна мощная игра разделяй и властвуй. Впереди ожидает много жестких действий.

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё