Поиск по этому блогу

Загрузка...

Миф об израильском коллективном наказании

Даниэль Гринфильд

Самая постоянная критика Израиля в борьбе против исламского терроризма — повторяющееся обвинение в «коллективном наказании». Каждый раз, когда убивают израильтян, еврейское государство обвиняется в наказании мусульман на Западном берегу и в Газе за действия нескольких лиц.

Израиль борется с врагом, который настаивает на том, чтобы иметь все преимущества государства, не имея при этом гражданства и каких-либо неблагоприятных условий.Правительство национального единства ООП/Хамас – это государство, когда ему что-то нужно от Организации Объединенных Наций или Соединенных Штатов Америки, однако, оно – не государство, когда дело доходит до принятия ответственности. Мусульмане, живущие в секторе Газы и на Западном берегу, считаются гражданами, когда речь заходит о политических правах, но не тогда, когда речь заходит об ответственности за последствия принимаемых ими политических решений.

Их голоса должны приниматься всерьез, но если эти голоса привели к войне, то они снимают с себя всякую ответственность.

Палестинская администрация – государство, когда речь идет о ее территориальных притязаниях, но не государство, когда она настаивает на открытых границах с Израилем, утверждая при этом, что всякая израильская пограничная безопасность нарушает ее права.

Террористы постоянно действуют в таких зонах правовых сумерек, но Палестинская администрация – уникальна в том, что она имеет структуру государства, не неся при этом никакой государственной ответственности. Если Израиль рассматривает ее как государство, ответственное за военные действия, он обвиняется в коллективном наказании, даже, несмотря на то, что Палестинская администрация является продуктом коллективной политической воли, а нападение на нее является не коллективным наказанием, а просто войной.

Когда правительство национального единства Палестинской администрации: Хамас и ООП хочет обратиться в ООН, то они говорят, что представляют политическую волю населения, но когда Хамас атакует Израиль – это уже не коллективный акт, а отдельное преступление. Если Израиль делает мишенью лидеров Хамаса, то он атакует политических представителей. Но если Израиль блокирует район, которым управляют террористы, утверждающие, что они государство, он обвиняется в коллективном наказании. Террористы требуют политического иммунитета как лидеры коллектива и иммунитета от коллективной атаки как личности, а не как руководители и граждане политического образования.

Критики Израиля хотят не только иметь и то, и другое, они хотят иметь то и другое любыми возможными путями, к выгоде террористов и к невыгоде Израиля, так, чтобы при любом сценарии Израиль был неправ.

Парадокс усугубляется, когда дело касается Израиля.

Политические лидеры ООП и Хамаса в Палестинской администрации не несут никакой ответственности за свои террористические нападения, но Израиль несет ответственность за действия своих отдельных граждан. Между тем, все движение БИС (бойкот, изъятие, санкции) является одним большим коллективным наказанием израильтян всех религий и этнических групп, осуществляемым активистами, утверждающими, что они против коллективного наказания.

Однако коллективное наказание всегда было приемлемым, когда дело доходило до израильтян.

Когда террористы Хамаса убили израильских подростков, то вместо того, чтобы определить это как величайшее участие государства в рандомном терроре в качестве коллективного наказания, это списали на популистский импульс в результате оккупации. Однако когда Израиль поражает Хамас, это внезапно становится коллективным наказанием, если убит кто-либо из гражданского населения, поддерживающий террористические группы и охотно выступающий в качестве живого щита. И уж конечно коллективное наказание, если Израиль закрывает доступ к территории, управляемой Хамасом.

Коллективное наказание, как и все остальное в конфликте, работает только в одну сторону. Все, что делает Израиль ООП и Хамасу, можно считать коллективным наказанием. Все, что они делают Израилю, включая беспорядочную стрельбу ракетами по школам и жилым домам – нет.

Если бы Израиль был единственной властью в Газе и на Западном берегу, он бы функционировал как полицейская, а не военная сила. Но Израиль находится в состоянии вооруженного конфликта с государством Палестинской администрации. Этот вооруженный конфликт продолжается уже на протяжении почти двух десятилетий.

Руководство Палестинской администрации совершенно открыто в этом конфликте даже, несмотря на то, что Аббас, его лидер, научился быть более сдержанным, чем его предшественник, Ясир Арафат. Палестинская администрация поощряет терроризм и политические группировки, которые его запускают и в нем участвуют.

Однако международное сообщество делает вид, что на дворе по-прежнему 1985, а не 2014. Оно ожидает от Израиля действий, как если бы он имел полный контроль над Западным берегом и сектором Газа, а его города не были подвержены обстрелам дождем ракет. И если он отреагирует на акты войны – войной, то будет виновным в коллективном наказании.

Когда полмиллиона израильтян вынуждено бежать в бомбоубежища, это не отдельное преступление. Это война.

Весь ход мирного процесса был направлен на то, чтобы дать ООП и Хамасу власть и инфраструктуру для ведения полномасштабной войны без обязательства следовать каким-либо правилам войны и без предоставления их жертвам права отвечать, рассматривая их как вражеское государство.

Израиль рассматривает это как военный конфликт. Его враги имеют поддержку гражданского населения, за которое они прячутся. Несмотря на принадлежность государству, они также имеют иммунитет от последствий войн, которые они начинают.

Единственный путь, которым Израиль может избавиться от этого военного конфликта – это восстановить свой контроль над Западным берегом и Сектором Газы и изгнать представителей всех властей, в том числе ООП и Хамас. В этом случае он будет осуществлять полицейскую власть над гражданским населением, а не военную власть против вражеского государства.

В противном случае, военные действия Израиля против этого государства – это не коллективное наказание, а низкая шкала норм ведения войны, которая выливается в минимальные бомбардировки вражеских объектов и отказ противнику в свободе передвижения.

Нельзя ожидать, чтобы Израиль относился к Палестинской администрации как к политическому образованию, но и не как к военному образованию, когда ракеты падают на его города. Либо Палестинская администрация есть то и другое, либо ни то и ни другое. Если она то и другое, то это бесспорно война против Израиля. Если она ни то и ни другое, то Израиль должен восстановить контроль над беззаконной Газой и Западным берегом.

Основная проблема - не коллективное наказание, а коллективная незрелость.

Западные либералы романтизируют жителей третьего мира путем присвоения им прав без обязанностей. Мусульмане Газы и Западного берега, как предполагается, имеют право избирать политических представителей без обязанности нести ответственность за то, что эти представители собираются делать от их имени.

Они обладают политической властью, но не политическими обязанностями. Это не просто бесчестно - это допущение, что они считают, что мусульмане Газы и Западного берега не готовы к своей государственности.

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё