Поиск по этому блогу

Загрузка...

Что есть Газа. Международное право о боли и вероломстве.

28 января 2008

Профессор Луи Рене Береш

Легко жалеть палестинцев в Газе. Телевизионные и печатные изображения их беспросветной нищеты наводят на мысль о жестокости Израиля, создании им дефицита и применении вооруженной силы. На самом деле, все ровно наоборот. В тот момент, когда прекратятся грубые и незаконные ракетные атаки ХАМАСа на израильское мирное население, Израиль не сделает никому абсолютно ничего плохого.

ХАМАС совершает и другие грубые нарушения международного права. Это систематические военные преступления по использованию гражданских лиц в качестве "живого щита". Этот трусливый акт даже имеет точное юридическое название - "вероломство". Упорно подставляя своих самых бедных женщин и детей под опасность, особенно в те места, из которых они запускают свои террористические ракеты в Израиль, палестинские террористические лидеры намеренно создают палестинские жертвы.


Это серьезнее, чем кажется на первый взгляд. Несколько палестинских террористических групп, в том числе ХАМАС, поддерживают концептуальные и тактические связи с Аль-Каидой. Эти преступные организации сейчас активно планируют мега террористические акты против Израиля. Если они не будут остановлены, возможно, из-за продолжающегося одностороннего и селективного освещения в печати страданий палестинцев в Газе, такие атаки будут включать (как минимум) химическое и/или биологическое оружие массового уничтожения. Со временем, особенно если Иран начнет передавать часть своего растущего арсенала ядерных материалов отдельным террористическим группам, Израиль также может столкнуться с палестинским ядерным терроризмом.

Что может ожидать правительство, которое пассивно сидит, сложа руки, и делает свое население уязвимым для мгновенного массового убоя? Сидели бы мы тихо здесь, в Соединенных Штатах, если бы на американские города сыпались ракеты из убежищ террористов, расположенных где-то на наших южных границах? Позволили бы мы такому кровавому побоищу продолжаться безнаказанно? Может ли капитуляция быть надлежащей и простительной реакцией суверенного государства, поклявшегося защищать свое население? Потому что пока политические философы пишут о существенных обязательствах суверенитета, нет большей и более важной ответственности государства, чем основная гарантия защиты.

Хотя это и не получило широкого освещения и признания, Израиль всегда был готов проводить свою деятельность по борьбе с терроризмом в секторе Газа в соответствии с устоявшимися стандартами международного гуманитарного права. Палестинское насилие, с другой стороны, по-прежнему нарушает все цивилизованные правила ведения боевых действий. И все это после того, как Израиль очень болезненно для себя "освободил" Газу, полагаясь на обещание США, что палестинцы, наконец-то положат конец своему неустанному шквалу террора. Важно отметить, что этот террор остается стратегически бессмысленным, потому что он абсолютно ничего не дает для продвижения жизненно важных палестинских интересов.

Международное право – это не пакт о самоубийстве. Скорее, оно предлагает авторитетный свод правил и процедур, позволяющий государствам выразить свое неотъемлемое право на самооборону. Когда террористические организации отмечают "мученичество" взрывами палестинских детей, и когда палестинские лидеры, не стесняясь, обращаются к религиозному искуплению посредством массовых убийств еврейских детей, террористы не имеют юридического права требовать прибежища. Нигде.

В соответствии с международным правом, террористы всегда hostes humani generis, "общие враги человечества". Даже по наиболее древним источникам международного права, такие убийцы должны быть строго наказаны, где бы они ни находились. Юридическое основание для их ареста и судебного преследования "универсально".

Палестинский терроризм, даже во время его нынешнего "медленного" ​​периода, (когда спорящие между собой группировки ХАМАС и ФАТХ слишком заняты нападениями друг на друга), гораздо хуже, чем может себе представить большинство людей. Используя бомбы, наполненные гвоздями, бритвенными лезвиями и винтами, смоченными в крысином яде, убийцы калечат и сжигают израильских граждан под одобряющие возгласы своих соседей и теплые благословения местного духовенства. Что касается тех «командиров», которые на самом деле направляют и контролируют террористов-смертников, они, как правило, прячутся в разнообразных укрытиях. Порой они громко призывают своих жен, матерей и дочерей встать между ними и израильтянами.

Это документально подтвержденный "героизм" палестинского терроризма. При этом большинству наблюдателей совершенно неизвестно то, что тщательно подготовленные контртеррористические единицы ЦАХАЛа функционируют совершенно противоположным образом. Израильские солдаты всегда идентифицируют и поражают только лидеров террористов. Они всегда стремятся минимизировать сопутствующий урон. Есть моменты, конечно, когда такого урона просто не избежать. Даже ЦАХАЛ, следующий своему ​​кодексу "Чистые руки", гораздо более строгому, чем в армии любой другой страны, в том числе нашей, не может предотвратить преднамеренное варварство палестинского вероломства.

Обман может быть юридически приемлемым в условиях вооруженного конфликта, но Гаагские правила запрещают размещение военных сил и средств или персонала в густонаселенных гражданских районах. Дополнительное запрещение вероломства оговаривается в Протоколе I - 1977 года к Женевским конвенциям 1949 года. Широко признано, что эти правила также обязательны в обычном международном праве. Вероломство представляет собой особо серьезное нарушение Закона войны, названное "тяжелым нарушением" статьи 147 Женевской конвенции. Критические правовые последствия вероломства, совершаемого палестинскими террористическими лидерами, иммунизируют Израиль от ответственности за 
неумышленный вред, причиненный арабским гражданским лицам во время контртеррористических действий. Даже если ХАМАС, ФАТХ, Исламский джихад и их сестринские террористические группы не намерены использовать вероломство, любая связь, созданная палестинцами между гражданскими лицами и террористической деятельностью, всегда дает Израилю правовые основы для оборонительных военных действий.

Международное право – это не пакт о самоубийстве. Все воюющие стороны, в том числе палестинские террористы, связаны Законами войны международного права. Это требование отражено в статье 3, общей для четырех Женевских конвенций от 12 августа 1949 года, и двух протоколов к этим конвенциям. Протокол I применяет международное гуманитарное право для всех конфликтов за "самоопределение", заявленной цели всех палестинских борцов. Результат Дипломатической конференции по вопросу о подтверждении и развитии международного гуманитарного права, применяемого в вооруженных конфликтах (1977), этот Протокол вносит в полном объеме все нерегулярные силы в нормы международного права. В связи с этим, термины "борец" и "нерегулярный" являются снисходительными при описании палестинских террористов. Эти фанатики явно преступники, намеренно нападающие на гражданское население, чья характерная "борьба"– не целенаправленные военные действия, а первичная религиозная жертва.

В конечном счете, Израиль сталкивается с палестинским террористическим врагом, осуществляющим насилие не для завоевания земли и не для национального самоопределения, но для Бога. Для этого определенного как джихадист врага, терроризм –явно священное выражение поклонения. Израиль, как и любая другая страна, имеет неоспоримое право и обязательства, в соответствии с международным правом, на защиту своих граждан от такого врага.

Международное право – не пакт о самоубийстве. 



Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё