Поиск по этому блогу

Загрузка...

Как понимать альянс между Израильем, Египтом и Саудовской Аравией

Кэролайн Глик

Война Хамаса с Израилем – не отдельное мероприятие. Оно происходит в контексте с огромными изменениями, которые разбрасывают в разные стороны старые модели поведения и стратегические договоренности по мере того, как актеры в регионе начинают осознавать угрозы, с которыми они сталкиваются.

Хамас когда-то финансировался Саудовской Аравией и был задействован Египтом. Теперь правительства этих стран рассматривают его как часть большой оси суннитского джихада, который угрожает не только Израилю, но и им самим.Мусульманское братство в Египте и его спонсоры, Катар и Турция, являются главными членами этой структуры альянса. Без их поддержки Хамас рухнул бы вместе с режимом Мусульманского братства в Египте летом прошлого года. Поскольку он выстоял, все видят его войну с Израилем как средство восстановления власти Мусульманского братства в этой стране.

Для достижения победы Хамаса, Турция, Катар и Мусульманское братство используют поддержку Западом Хамаса против Израиля. Если США и ЕС смогут вынудить Египет и Израиль открыть свои границы с Газой, то тогда западные державы припишут оси джихадистов стратегическую победу.

Есть еще вопрос об Иудее и Самарии

Последствия такой победы будут тяжелыми.

Хамас идеологически неотличим от любого исламского государства. Как исламское государство, Хамас поставил массовые убийства и психологический террор в качестве основных средств в своей военной доктрине. Если США и ЕС вынудят Израиль и Египет открыть границы с Газой, это позволит Хамасу достичь стратегической и политической стабильности в Газе. Как следствие, послевоенная Газа быстро превратится в локальную версию контролируемого исламского государства Мосул.

В первую очередь, такое развитие событий подвергнет невероятной опасности жизнь жителей южной части Израиля. Скорее всего, что западный Негев, а возможно, и Беэр-Шева, Ашкелон и Ашдод станут непригодными для жизни.

Есть еще Иудея и Самария. Если, как требуют Соединенные Штаты, Израиль позволит соединить Газу с Иудеей и Самарией, то через короткое время Хамас возьмет весь район под свой контроль. С военной точки зрения, передача в Иудею и Самарию даже небольшой части от нескольких тысяч реактивных гранат, имеющихся у Хамаса в секторе Газа, будет угрожать вооруженным силам и мирным жителям.

Бронетехника армии и бронированные гражданские автобусы будут взорваны. В то время как Хамас, действующий из Газы, нуждается в помощи администрации Обамы и Федеральной авиационной администрации для разрушения аэропорта Бен-Гурион, все, что требуется для Иудеи и Самарии – это пара ручных минометов.

Под непосредственной угрозой окажется также Иордания. Рейд на центральный банк Мосула окажется недостаточным для длительного финансирования его операций.

Для египетской перспективы, победа Хамаса в войне с Израилем, которая соединит Газу с Синаем, укрепит Мусульманское братство, его исламское государство и других союзников. Такое развитие событий представляет серьезную угрозу для режимов.

И это подводит нас к самому исламскому государству. Оно не могло бы вырасти до своих нынешних чудовищных размеров, не будь поддержки Катара и Турции.

Исламское Государство очевидно заинтересовано в расширении своих завоеваний. Так как оно рассматривает себя как государство, его следующим шагом должен быть такой, который позволит ему захватить национальную экономику. Рейд на Мосул в Центральный банк будет недостаточным для длительного финансирования его операций.

На данный момент исламское государство желает избежать тотальной конфронтации с Ираном, поэтому вторжение в южную часть Ирака маловероятно. Силы США в Кувейте и сила и единство цели иорданской армии, вероятно, снимают на данный момент оба Королевства с плахи исламского государства.

Это делает Саудовскую Аравию, или части ее, следующей вероятной мишенью для экспансии исламского государства.

Текущие операции исламского государства в Ливане, которые угрожают тамошнему режиму, поддерживаемому Саудовской Аравией, указывают, что Ливан, как минимум, также находится в серьезной опасности.

Теперь Иран. Иран не является членом оси суннитских джихадистов. Но когда дело касается не джихадистских режимов, то он сотрудничает с ними, если они против Израиля.

Иран финансировал, обучал и вооружал Хамас в последние десятилетия. Восемь лет назад он рассматривал Хамас в войне с Израилем точно так же, как и своего ливанского прокси -- Хезболлу.

Как в Ираке, так и в Сирии, Иран и исламское государство проявляют мало интереса в том, чтобы делать друг друга основной целью. Турция и Катар часто были сторонниками Ирана в суннитском мире.

Таков контекст, в котором Израиль ведет свою войну с Хамасом. И в силу этого контекста, с началом войны произошли два взаимосвязанных стратегически важные события.

Первое из них касается США.

Решение администрации Обамы встать на сторону членов джихадистской оси против Израиля, приняв их требование открыть границы Газы с Израилем и Египтом, стало последним гвоздем в гроб стратегического доверия к Америке среди ее традиционных региональных союзников.

Поскольку США взяли сторону Хамаса, они поддержали также его стремление к ядерной сделке с Ираном. Позицией США в этих переговорах – это позволить муллократии следовать по пути Северной Кореи к ядерному арсеналу. Не джихадистские суннитские государства разделяют убежденность Израиля, что они не могут пережить вооруженный ядерный Иран.

В силу нарушения США своей лояльности при Обаме, суннитские не джихадистские режимы начали пересматривать свои связи с Израилем.

Наконец, отказ президента Барака Обамы на сегодняшний день предпринять наступательные действия для разрушения исламского государства в Ираке и Сирии демонстрирует Саудовской Аравии и другим государствам Персидского залива, что при Обаме, США скорее позволят исламскому государству расширится в их территории, чем вернут свою армию в Ирак.

Иными словами, политика Обамы на поддержку оси Хамас – Иран – Мусульманское братство, а также его отказ на сегодняшний день от принятия эффективных мер в Ираке и Сирии для уничтожения исламского государства, убедили традиционных союзников США, что в ближайшие два и с половиной года, они не только не смогут полагаться на них, но и не смогут игнорировать возможность принятия ими мер, которые нанесут им ущерб.

Перед лицом такой измены США своей лояльности при Обаме, суннитские не джихадистские режимы начали пересматривать свои связи с Израилем. До президента Обамы саудовцы и египтяне считали свой союз с США безопасным. Поэтому они не считали нужным или просто желательным рассматривать Израиль как стратегического партнера. При стратегической защите США, традиционные суннитские режимы имели роскошь оказывать поддержку палестинским террористам, отвергая само понятие стратегического сотрудничества с Израилем, будь то в отношении Ирана, Аль-Каиды или любого другого общего врага.

Так что Израиль, изолированный США, пришел к убеждению, что единственный путь, каким он может использовать выгоду от общих стратегических интересов со своими соседями – это поддаться давней обсессии США укрепить ООП. Это было связано с передачей земли, политической легитимности и денег группе террора, по-прежнему приверженной уничтожению Израиля.

Война с Хамасом изменила все это.

Стратегическое сотрудничество, возникшее в этой войне между Израилем, Египтом и Саудовской Аравией, стало прямым следствием отказа Обамы от традиционных союзников США. Признавая угрозу, которую Хамас как составная часть альянса суннитских джихадистов, представляет для их собственных режимов, и при отсутствии американской поддержки Израиля, Египет и Саудовская Аравия начали работать с Израилем, чтобы победить Хамас и держать границы Газы запечатанными.

Большинству израильтян еще предстоит осознать стратегическую значимость этого формирующегося альянса. В значительной степени это зависит от преобладания левых сил в общественном дискурсе.

Израильские слева видят это новое партнерство, но не могут понять его основы и значения. Для левых, всякое развитие ведет к одному и тому же выводу: что бы ни случилось, Израиль должен укреплять ООП путем усиления Председателя Палестинской администрации и руководителя ООП Махмуда Аббаса.

Будучи неспособными признать основание у Израиля для возникающего стратегического партнерства, левые во главе с министром финансов Яиром Лапидом и министром юстиции Ципи Ливни, выступают за использование новых связей с Саудовской Аравией и Египтом как средства для укрепления Аббаса, организуя региональные мирные конференции.

То, чего они не понимают, что такой шаг уничтожит партнерство. Стратегическое сотрудничество Израиля с Египтом и Саудовской Аравией вытекает из их общих интересов. Она не выйдут за их рамки, и у них нет общих интересов с ООП.

Находясь под угрозой оси джихада, ни одно мусульманское правительство не может публично проявить свои связи с израильтянами. Просить лидеров Египта и Саудовской Аравии сняться с израильтянами, равносильно тому, чтобы попросить их подписать свои собственные смертные приговоры.

Кроме того, требуемое Израилем окончательное урегулирование в ходе переговоров с ООП : защитимые границы и признание своих суверенных прав на Иерусалим есть то, что ни один мусульманский режим не может публично признать, особенно сейчас.

Будучи еще очень далеким от построения отношений сотрудничества, если правительство Израиля внемлет советам левых и использует зарождающиеся отношения с Саудовской Аравией и египтянами для укрепления ООП, то результатом будет выделение и углубление конфликта интересов, что, таким образом, уничтожит партнерство.

Кроме того, является фактом, что ООП не может играть конструктивную роль ни для одной из сторон в ослаблении наших общих врагов. Как это уже было в прошлые десятилетия, так и в этой войне, Аббас продемонстрировал, что он совершенно бесполезен в борьбе против сил джихада, как суннитского, так и шиитского.

По крайней мере, до конца президентства Обамы, интересы, которые разделяют Египет, Саудовская Аравия и Израиль, заключаются в том, чтобы не дать Ирану разработать ядерное оружие и не дать победить Мусульманскому братству/исламскому государству, поскольку военные и политические угрозы могут быть отражены только путем совместных действий.

Администрация Обамы вынудила бы Израиль уступить требованиям Хамаса еще недели назад, если бы египтяне и саудовцы не были против победы Хамаса. Без военных действий Израиля, Иран станет ядерной державой. В свете поддержки США ядерной программы Ирана, такая Израильская операция эффективно невозможна без региональной поддержки.

Что касается исламского государства, то прямо сейчас США заинтересованы в сотрудничестве с Ираном в борьбе с варварской силой. В обмен на такое сотрудничество Ирана США обязались уступить ему Басру и Шатт-эль Араб.

Эффективное сотрудничество между Израилем, курдами и суннитами может сдержать, а, возможно, и нанести поражение исламскому государству при одновременном снижении шансов Ирана на обеспечение стратегически важного водного пути.

Поскольку новое партнерство между Израилем, Египтом и Саудовской Аравией явилось результатом уничтожения стратегического доверия к администрации Обамы, стало довольно ясно, что если этим партнерством правильно управлять, то оно может продлиться до января 2017. До тех пор, по всей вероятности, США не пожелают, да и не будут способны восстановить свою репутацию.

И до тех пор, стороны вряд ли найдут альтернативные варианты, более эффективные, чем совместные действия.

Учитывая ставки и дополнительные возможности различных сторон, основная задача Израиля сегодня – это тихо и усердно работать с Саудовской Аравией и Египтом для расширения своих совместных действий в секторе Газа.

Альянс Египет—Саудовская Аравия--Израиль сможет гарантировать, что все его члены переживут эпоху Обамы. А, если она перейдет и на следующую администрацию, то все члены альянса будут иметь более безопасную опору в отношениях с США, независимо от того, захочет ли новая администрация восстановить структуру альянса США на Ближнем Востоке.

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё