Поиск по этому блогу

Загрузка...

Туман войны рассеялся: ранние оценки конфликта

Майкл Беренбаум

Ещё слишком рано оценивать значение последней войны в Газе, но всё же выскажу  некоторые предварительные соображения.

Паника в связи с антисемитизмом

Судя по тому, что я читал в прессе, похоже, что многие евреи просто в панике от подъема антисемитизма. Люди снова спрашивают: это что, 1939? 1933? Даже такая отличная исследовательница антисемитизма, как моя уважаемая коллега, профессор Дебора Липштадт, говорит, что возможно – это 1934.

Позвольте мне это оспорить.
Фундаментально ничего не изменилось — ничего.

В Соединенных Штатах иудаизм остается наиболее уважаемой религией Америки, и иудеи приняты, уважаемы и крепки. Война в Газе не вызвала всплеска цен на энергоносители, как это было во время войны Судного дня 1973, ни нефтяного кризиса, как в 1979, ни падения на фондовом рынке. Она не угрожает глобальным конфликтом, как в 1973. Так, что никакой дестабилизации не произошло ни в американской экономики, ни в обществе. Политическая поддержка Израиля сильна, и хотя существует разногласие поколений в этой поддержке, ничто не говорит об опасности резкого роста антисемитизма. Этой осенью проблемой будет поддержка Израиля на кампусах, и усилится разрыв между вопросами прав человека и защитниками Израиля.

В Европе, проблем по-прежнему будет три:

Существует антисемитизм «в Европе», но вовсе не «Европы». Это означает, что если люди, живущие в Европе, принимают европейские ценности, в том числе плюрализм и терпимость, то независимо от их мнения о том, что делает Израиль в Газе, у них нет никаких проблем с их еврейскими соседями

Однако значительная часть мусульманского населения, проживающего в европейских странах, живет в этих странах, не разделяя европейские ценности. Они живут «в Европе», но не являются «Европой». Эти европейские мусульманские меньшинства реагируют на события на Ближнем Востоке так же, как они это делали в начале второй интифады, во время пасхальных нападений и во время второй ливанской войны — вспышками насилия в отношении евреев.

Два фактора выделяются на этот раз: Правительства стран Европы осудили, часто в очень жестких выражениях, антисемитизм в своих собственных странах, и, как правило, выражали большую поддержку Израилю, чем в предыдущих конфликтах, тем самым лишая своих местных жителей кислорода, необходимого для продвижения противостояния Израилю, и выдавая лицензию на нападения на местных евреев.

Что не изменилось, так это то, что оппозиция Израилю со стороны левых приобрела некий моральный лоск вместо прмитивной ненависти. Такие мусульманские жители европейских стран не ассимилировались в тех стрнах, в которых они проживают. Таким образом их присутствие и реакция на международные события будут оставаться прежними. Это проблема не исчезнет, хотя она выходит за рамки еврейского вопроса.

К счастью, мусульманским иммигрантам не удается найти общий язык с другими антисемитскими элементами в Европе -- ультраправыми, потому что ультраправые выступают глубоко против иммигрантов. Например, во Франции, Марина Ле Пен приглушила антисемитизм своего отца для усиления своих позиций у избирателей. (Некоторые могут увидеть в этом аналог шага сенатора Рэнда Пола (R -Ky.), хотя не следует отождествлять бывшего конгрессмена Рон Пола (R-Техас) с Жан-Мари Ле Пен).

В скобках следует отметить, что эта европейская проблема должна служить предостережением против американских предложений по разработке программ для гастарбайтеров. Выдача постоянных видов на жительство для иммигрантов в Америке, без пути к гражданству, могла бы сдержать нынешнее присутствие не американизированных иммигрантов в Соединенных Штатах.

Такая политика является плохой для Америки и еще худшей - для еврейской общины.

Оценка текущей ситуации - это не повод для самоуспокоенности, как и не повод, чтобы решительно не осуждать проявления антисемитизма. Одной из самых значительных опасностей, с которыми мы сталкиваемся - это превращение антисемитизма в некую банальность, и неспособность лишать антисемитов и их сторонников прав на участие в основной европейской или американской культуре. Политики должны честно осуждать антисемитизм, несмотря на растущую поддержку его сторонников.

Проблема левых и правых – это невозвращение к статусу-кво анте.

Война создала проблему для правых Израиля. Она показала то, о чем говорили руководители безопасности израильских сил обороны (АОИ), Моссад и Шин-Бет в прошлом и настоящем: нет военного решения конфликта, по крайней мере, такого, который был бы совместим с израильскими ценностями или готовностью Израиля жертвовать своей молодежью, чтобы вновь оккупировать Газу и, таким образом, окончательно демонтировать инфраструктуру Хамаса.

Этим летом, Израиль столкнулся с почти оптимальными условиями для максимального решения, если бы он был готов заплатить цену. Египет, Саудовская Аравия и Палестинская администрация не выразили бы неудовольствия видеть Хамас окончательно раздавленным. Соединенные Штаты Америки и европейские страны признали право Израиля на самооборону, а внимание мира было сосредоточено на сбитом малазийском пассажирском самолете рейса MH17 в Украине, быстрых успехах ISIS и решении президента Барака Обамы защищать курдов. Газа была второстепенной историей на протяжении почти всего прошлого месяца, а Хамас оставался изолированным, каким и был всегда, что и было выявлено на переговрах по прекращению огня. Однако Даже при всем притом, премьер-министр Биньямин Нетаньяху и его еще более воинственный министр обороны Моше Яалон отказался вернуть АОИ в Газу, не пожелав жертвовать солдатами АОИ.

Война продемонстрировала также, что статус-кво, даже status quo ante, является несостоятельным. Таким образом, могут быть поставлены под сомнение некоторые из довоенных политических суждений, в том числе, серьезность реакции Израиля на правительство национального единства Фатха и Хамаса, его суждение о Махмуде Аббасе, и отсутствие воображения и смелости в переговорах с ним.

Совпадение интересов Египта, Саудовской Аравия и Израиля должно быть испытано относительно того, сможет ли оно привести к политическим результатам.

Левому крылу также не следует успокаиваться от недавних событий, поскольку ненависть к Израилю и евреям становится интенсивной, стойкой и непреклонной.

Предполагаемый рост антисемитизма приводит в шок сионистов, которые считают, что установление еврейского государства погасит пламя ненависти к евреям. Более 40 лет мы видим, что Израиль также может разжечь пламя антисемитизма.

По иронии судьбы, некоторые французские евреи, спасающиеся бегством от насилия у себя дома, встречают угрозу вражеских ракет в Тель-Авиве и Иерусалиме. Возможно, евреям диаспоры понадобится Железный купол иного характера.

Геноцид

Я присоединился к другим учёным исследователям Холокоста и геноцида, чтобы осудить приравнивание действий Израиля в секторе Газа к геноциду.

9 июля президент Палестинской автономии Махмуд Аббас, в своей речи в Рамалле, обвинил Израиль в «совершении геноцида».

1 августа в передаче Аль-Джазиры на английском языке, представитель Министерства иностранных дел Фатха Набиль Шаат, описал ситуацию в секторе Газа, как Холокост. Также 1 августа, премьер-министр Турции, теперь избранный президент, Реджеп Тайип Эрдоган обвинил Израиль в «фашизме гитлеровского типа».

Эти сравнения - одиозны, особенно, в свете того, что Израиль имеет мощь для совершения геноцида и даже спровоцировать его. Однко в подавляющих разрушениях в секторе Газа, ответ Израиля был соразмерным. Его использование власти было одновременно сдержанным и ужасным.

Эрдогана, который накопил значительную власть в Турции и стремится играть более значительную роль на мировой арене, следует заставить понять, что такое возмутительное мышление приведет к изоляции страны, которой он управляет. Его отстранение от переговоров о прекращении огня было не только оправданным, но и необходимое в связи с его высказываниями.

Однако нельзя осуждать других, не осуждая самих себя.

Я должен осудить не только блокпосты, оправдывающие геноцид, и раввинов, готовых оправдать уничтожение палестинцев в Газе, но и предложение заместителя спикера Кнессета за пропаганду этнической чистки в Газе.

Мы, евреи, были жертвами этнической чистки много раз в нашей истории. Мы сыграли важную роль в запрещении этнической чистки в период после Холокоста, и мы должны сохранить нашу отношение к этому, особенно когда у нас есть мощь, чтобы навязать такое решение.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё