Поиск по этому блогу

Загрузка...

4 типа антиизраильских левых

Александра Маркус

14 августа 2014

В последние недели в социальных сетях разгорелись дебаты о том, кто виноват в арабо-израильском конфликте в Газе. В дискуссию вовлечены даже знаменитости, как Джоан Риверс и Селена Гомес, разделившие соответственно своих друзей и поклонников. Как человека, причисляющего себя к довольно левым, меня всегда сбивало с толку, как люди, имеющие рациональные, интеллектуальные взгляды, с которыми я согласна по любому другому вопросу, теряют разум, когда дело доходит до этого конфликта. Как ученый, я исследовала причину этого несоответствия и заметила некоторые закономерности. Ниже отображаются 4 категории левых, каждая из которых отличается собственными оттенками антисионизма. При этом всех их связывает одна нить: они любят ссылаться на сильно предвзятые "доказательства" ООН об израильских военных преступлениях, утверждать, что критикуя Израиль и даже будучи антисионистами, они не становятся тем самым антисемитами, и преувеличивать любые мелочи, очерняющие Израиль, одновременно замалчивая гораздо более вопиющие преступления ХАМАСа. Все они цепляются за любую причину для отрицания права Израиля на существование, чего никогда не делалось в отношении никакой другой страны. Тем не менее, можно выделить четыре школы антисионистской мысли.

1 Интеллектуальная
Примером интеллектуальной школы левых может быть антиизраильски настроенный профессор или ученый, использующий сложный и запутанный интеллектуальный жаргон, чтобы так или иначе создать моральное равенство между израильтянами и палестинцами, или еще хуже, очернить и демонизировать израильтян.

Это может быть связано со следующим: ученые, особенно ученые-антропологи, часто не любят признавать невежество народа, особенно, когда речь идет о культуре. Они также опасаются признавать, что культура может оказать негативное влияние на общество, поскольку это якобы "демонстрирует", что общество еще не разобралось в нюансах, которые способны изменить их мнение. По их убеждению, все культуры изначально хороши, и если им не нравится какая-то культура, то это только потому, что они не поняли ее. Таким образом, вместо того, чтобы признать, что они не понимают какую-то культуру, они пытаются уравнять с ней другую, которую они считают невежеством и этноцентризмом. И ни один интеллектуал не любит признавать, что он невежественен или этноцентрист, потому что такое обвинение может его дискредитировать.

Интеллектуал всю свою жизнь пытается стать супер-эго, торжествующим над инстинктом, делая все возможное, чтобы подавить первичную, интуитивно понятную идентификацию, поскольку идентификации нет места в интеллектуальном дискурсе. В арабо-израильском конфликте поддержка израильтян – это вопрос инстинкта, потому что их культура наиболее близка к нашей собственной и содержит прогрессивные ценности, которые и мы поддерживаем и хотели бы распространять. Инстинкт требует попытаться сохранить приоритет нашей передовой культуры над их реакционной культурой. Тем не менее, они знают, что это как раз то чувство, которое вызывает колониализм, и профессора чувствуют необходимость исправить это. Попытки улучшить свою репутацию– это способ профессора "ограничить" свои колониальные стремления, заставить другие культуры принять наши ценности, потому что мы лучше. Поддерживать Израиль, а не Палестину, потому что Израиль нам ближе и понятнее, – это аргумент колонизатора, который может привести к обвинению другими интеллектуалами в фанатизме или этноцентризме, потому что другие интеллектуалы хотят показать, какие они любезные и неконфликтные.

Подоплека их «невежества» понятна, конечно. Это их чувство, что культуры должно быть больше, чем им известно о ней. Ведь если положение с ней было бы таким ужасным, как это выглядит с запада, то откуда у нее взялось столько ревностных приверженцев? Отдавая приоритет инстинкту перед «разумом», эти люди пытаются компенсировать "разум". Они отказываются признать, что вероятная причина их угодничества перед ревностными приверженцами, даже уже переместившимся на запад, это стокгольмский синдром, потому что такое утверждение не политкорректно. Они пытаются расплатиться "чувствительностью". И в качестве оправдания своего предполагаемого невежества, они используют и эксплуатируют упрощенные мифы, например, марксистское утверждение, что слабый всегда прав. Или, чаще, что неправильным, неэтичным и колонизаторским есть постколониальный миф о том, что Запад лучше Востока и что, в случае конфликта, следует отдавать предпочтение Западу. (Даже при том, что есть существенное различие между колониализмом, когда колонизаторы пытаются использовать природные ресурсы чужой страны, оттеснить ее ценности и культуру, заменяя их своей культурой, просто уничтожая чужую культуру, и спором о земле, где обе культуры считают землю своей и имеют равные претензии на нее).

Когда интеллектуалу доказывают несостоятельность такого подхода, он чувствует необходимость стоять на своем, чтобы не попасть на территорию этноцентризма, поэтому он искажает и перекручивает свои идеи. Например:
"Израиль украл землю у коренного населения, поэтому он колонизатор", 
или
"Израиль существует благодаря британскому колониализму, поэтому поддерживать Израиль это значит, поддерживать колониализм". 
Они не понимают, что пан-арабская экспансия, которая неминуемо произошла бы, если бы не британский мандат, сама по себе есть тип колониализма. Но поскольку для Запада модель Восточного колониализма не типична, они сочтут ее политически некорректной.

Интеллектуалы также могут частично совпадать с другими категориями левых и использовать систему взглядов, запутанную логику и жаргон для поддержки своих предрассудков, эмоций и предвзятости.

Общие штампы:
  • Использование жаргонных выражений, таких как "pinkwashing"(попытки улучшить свою репутацию), "угнетение" и "цветной человек /цветные люди"
  • Обвинение Израиля в колониализме.
  • Использование академических штампов (обычно марксистских или постколониальных) для сравнения Израиля с другими историческими режимами, такими как апартеид и нацизм.

TLDR: Интеллектуальные левые прячутся за взгляды, парадигмы и мифы, чтобы скрыть свое невежество.

2 Наивные люди с сердцами «обливающимися кровью»

Это люди, как правило, женщины, которая видят умирающих детей по телевизору и не могут с этим справиться. Вы можете говорить им все, что угодно, но они всегда ответят, что нельзя оправдать умирающих детей.

Это действительно хорошие люди. Они действительно заботятся о тех, кто страдает. Но они не могут понять, какое зло несет ХАМАС, преднамеренно подвергая своих людей опасности, потому что они никогда не поступали бы так и даже не могут себе представить этого. Они также не могут понять, что антисемитизм может снова стать движущей силой: 1) непостижимо не любить кого-то только из-за его этнической и религиозной принадлежности, 2) они не могут представить, что эти печальные, мирные умирающие палестинцы голосовали за экспансионистскую, исламистскую группировку Братьев-мусульман. И из-за того, что они не могут понять мотивы и тактику ХАМАСа, они обвиняют Израиль в распространении теории заговора и в пропаганде сильного для "оправдания" сохранения слабых слабыми. У них нет никаких злонамеренных или антисемитских целей, просто страстная и чуткая поддержка страдающих и слабых, сопровождающаяся недоверием к «угнетателям», поставившим их в эту ситуацию. Они не верят в возможность использования живых щитов и обвиняют Израиль в убийстве жителей Газы, потому что "это израильтяне нажимают на курок"

Они не понимают, что они жертвы медиа-машины ХАМАСа. Простая человеческая эмоция сопереживания эксплуатируется для того, чтобы все выглядело так, будто Израиль просто убивает детей, потому что ему этого хочется. Среди жертв Газы зарегистрировано менее 1/5 детей, хотя дети составляют 50 % жителей Газы. Это говорит о том, что Израиль не "без разбора убивает детей", как любят говорить ХАМАС и СМИ, падкие до сенсаций. А так как среди жертв было еще меньше женщин, мы можем утверждать, что удары Израиля были действительно направлены на террористов и это ему по большей части удалось. Эта статья иллюстрирует эту точку зрения. Так как эта статистика была предоставлена самой Газой, и подавляющее большинство неизвестных были мужчины (11% мужчин против 3% женщин), то я подозреваю, что доля мужчин боеспособного возраста на самом деле даже выше, чем я сообщила без учета неизвестных.

Конечно, это не то, во что будут углубляться жалостливые и милосердные люди. Они будут смотреть новости и видеть бессильных, беззащитных палестинцев, сразу примут их сторону и будут воспринимать их в качестве жертв "израильской жестокости» и «стремления к власти". И поэтому они посчитают это вопросом «совести» (или, находясь среди других «сердец, обливающихся кровью», возмутительным), ополчатся против Израиля и будут считать, что все, что говорит Израиль, это только для оправдания убийств.

Суть в том, что «сердца, обливающиеся кровью» живут в идеалистической утопии. Им кажется, что все похожи на них самих, что все готовы вести переговоры и работать вместе во имя мира, если только просто прекратить борьбу!

Общие штампы:
  • "Никакими доводами нельзя оправдать убийство детей!"
  • "Израиль имеет право на самооборону, но не должен использовать такую ​​чрезмерную силу!"
  • "Вы никогда не сможете оправдать насилие"
  • "Мне трудно поверить, что Израиль не убивает мирных палестинцев без разбора!"
  • Их единственный антиизраильский аргумент – это соотношение жертв и "дисбаланс сил".
TLDR: «Сердца, истекающие кровью» в любом случае будут поддерживать слабого.

3. Либеральные мусульмане

Либеральные мусульмане делают вид, что для них существуют светские ценности. Они часто образованы, часто это такие специалисты, как врачи, юристы, инженеры и журналисты. Если они женщины, они могут носить или не носить хиджаб, но если они его носят, то делают это стильно и либерально. Иногда они вступают в брак позже, чем это соответствует традициям, и даже продолжают работать после рождения детей. Они имеют четкие взгляды и участвуют в политике. Они много взяли от западных культурных норм и часто избегают изолированности. Они могут иметь немусульманских друзей и казаться "интегрированными" в западное общество. Или, если они из мусульманской страны, любят устраивать шоу "посмотрите, какой я прогрессивный и современный!" Если бы они действительно были современными, как они пытаются казаться, они подумали бы дважды перед тем, как противостоять единственной современной, светской демократии на Ближнем Востоке.

Но суть в том, что они все равно мусульмане по своей культуре. Это означает, что они с головой погружены в антиизраильскую риторику. Они ходят в мечети и на общинные мероприятия, где имамы и другие лидеры часто проповедуют против Израиля. Большая часть их круга, как правило, мусульмане, потому что это люди, среди которых они выросли. Поэтому наибольшая сфера их влияния - мусульмане, а их лента в Facebook, скорее всего, заполнена антиизраильскими постами, с целью "поддержать наших мусульманских братьев и сестер". Возможно, потеряв очки у своих традиционных друзей и семьи за то, что они стали "слишком прогрессивными", они могут стремиться отвоевать их обратно, показывая, насколько они лояльны к мусульманскому делу Палестины. В конце концов, либеральный мусульманин, погруженный в антиизраильский дискурс, начинает верить в него искренне. На самом деле, все началось задолго до этого, он впитал антисионизм с молоком матери, антисионизм был огромной частью мусульманского воспитания.

Западные либеральные мусульмане также чувствуют себя не очень большой частью мусульманского населения, что заставляет их отказаться от своих сектантских предрассудков, чтобы быть частью сообщества. А что объединяет всех мусульман, независимо от религиозного течения? Антиизраильская риторика. Рецепт почти универсальный.

Возможно, небольшая часть либеральных мусульман присоединяется к левому течению, потому что на западе они могут извлечь из этого выгоду. На западе мусульмане составляют меньшинство, они «цветные люди», а левые защищают их права и выступают за их адаптацию и за толерантность к их культуре. "Либеральная" мусульманка иногда ощущает помощь со стороны женского освободительного движения, но может сохранять хиджаб как предмет национальной гордости. Или, что тоже возможно, она может носить его, чтобы в дальнейшем относиться к категории «цветных людей» и иметь компенсацию за свое "отсутствие привилегий» или «угнетение». Но они не понимают, что есть одна страна на Ближнем Востоке, которая разделяет их либеральные ценности и не угнетает меньшинств. Эта страна – Израиль. Если бы для них действительно были важны либеральные ценности, такие как гендерное, расовое равенство, равенство сексуальной ориентации, равенство в инвестициях в научные исследования, образование и социальную инфраструктуру, они поддержали бы Израиль. Потому что, хотя Израиль и не является совершенством, когда речь идет об отсутствии угнетения, но его альтернатива, Палестина, готовая изгнать и угнетать каждого еврея, как и остальных на Ближнем Востоке, в лучшем случае, гораздо более деспотична и жестока.

Либеральные мусульмане могу быть левыми, чтобы показать им: "Видите? Мы разделяем ваши ценности! Поддержите нас»! Это может добавить им лево-антиизраильской предвзятости, так как иммигранты мусульмане выбирают левый политический уклон еще и из соображений выгоды.

Часто либеральные мусульмане, зная, что религиозные аргументы не действуют на современных западных жителей, используют риторические приемы, характерные для всех трех других видов антиизраильских левых.

Не все мусульмане такие, и даже не все либеральные мусульмане. Многие из них открыты, поддерживают решение о двух государствах и на самом деле готовы слушать и идти на компромисс.

Общие штампы:
  • Использование гиперболизированной, подстрекающей лексики и обвинения в страшных грехах, таких как «геноцид», «этнические чистки», «апартеид», «резня», «тюрьма под открытым небом», «осада».
  • Израиль они называют "настоящими террористами" или "нацистами".
  • Подчеркивание, что Израиль – это земля, "украденная у мусульман».
  • Убеждение в праве на возвращение.
  • Использование Аль-Джазиры для большинства, если не всех, новостных постов в Facebook и Twitter, связанных с Израилем.
  • Цитирование сильно однобоких предложений Лиги арабских государств, ПА и ХАМАСа в качестве доказательства, что они "хотят мира" или "готовы вести переговоры о мире".
  • Выгораживание и извинение ХАМАСа, как прямое, так и косвенное. Например: "Существует причина возникновения Хамаса. Его создал Израиль", или "Я не поддерживаю ХАМАС, но .... [утверждение, косвенно поддерживающее ХАМАС, оправдывающее его действия, или переносящее всю вину на Израиль] "
  • Обвинение любого выступающего в поддержку Израиля в том, что ему за это заплатило израильское правительство, потому что либеральные мусульмане чрезвычайно далеки от произраильской риторики и настроений.
  • Осуждение Израиля или США за наличие боевых исламистских группировок.
TLDR: Либеральные мусульмане могут показаться более прогрессивными, чем их родители, но придерживаются одних с ними культурных прочно укоренившихся предубеждений. Они отказываются давать оценки или задавать вопросы, потому что не хотят отдаляться от своих близких.

4 Левые, фактически относящиеся к правым.

Люди говорят о "новом антисемитизме" - антисемитизме замаскированном и проявляющемся как антиизраильские настроения. Некоторые говорят, что антисемитизм не умер, он просто принял другую форму. Но это люди, которые видят в Израиле воплощение правого фланга и всего, что "неправильно" в богатом, белом капитализме свободного рынка - банкиров, укравших их деньги в рецессии, жадных людей, заботящихся только о деньгах и готовых топтать людей на своем пути к вершине. Они не замечают того факта, что евреи – это самые либерально настроенные люди в Америке и более 70% из них голосует за демократов. Кроме того, в связи с непропорциональной успешностью евреев (и их «белой привилегией» и «классовой привилегией"), они не хотят видеть в евреях аутсайдеров, утверждая, что "они могут отправляться в любое другое место, им не нужен Израиль, они добьются успеха куда бы ни пошли". Звучит знакомо? Та же риторика использовалась сторонниками нацистов и другими антисемитами до них. В то время как в настоящее время нацизм ассоциируется с крайне правым течением, в известные времена он считался крайне левым, поскольку поддерживал увеличение государственного регулирования и контроля ("большое правительство") и социалистические идеалы (отсюда и название "национал-социалисты"). Некоторые из этих «фальшивых левых" знают об этом сходстве, поэтому они пытаются замаскироваться под вышеуказанные три типа. Часто этот тип частично совпадает с либеральными мусульманами.

Общие штампы:
  • Утверждение, что еврейское "лобби AIPAC» или другие подразумевающиеся организации контролируют правительство через свои карманы.
  • "Евреи могут отправляться в любую точку мира. Им везде хорошо", или любое другое отрицание того, что евреи могут нуждаться в поддержке.
  • Обвинение поддерживающих Израиль в том, что они проплачены израильским правительством или организацией Hasbara.
  • "Евреи никогда не критикуют Израиль, потому что они слишком напуганы."
  • "Евреи любят обвинять всех в антисионизме или в законной критике антисемитизма в Израиле, чтобы свести на нет какую бы то ни было оппозицию". Все четыре типа антиизраильских левых используют эту линию, но они поступают сродни волку в овечьей шкуре, пытаясь скрыть, что они антисемиты, и зная, что если их антисемитизм будет разоблачен, их претензии будут несостоятельными.
TLDR: Левые, которые на самом деле правые, склонны отрицать, что евреи испытывают трудности, и оспаривать утверждение, что евреи заслуживают родину, подразумевая, что у них уже есть слишком много власти, или что они используют эту власть, чтобы подкупить чиновников и активистов для поддержки Израиля.


Перевод: +Елена Любченко 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё