Поиск по этому блогу

Загрузка...

Болеутоляющие леденцы и порошок плазмы крови: неожиданный проект, который спас раненых в ходе “Несокрушимой скалы”.

Рони Линдер-Ганц, The Marker

“Обезболивающая палочка” и “чудо-повязка”: Операция “Нерушимая скала” стала боевым крещением проекта “Сторож брату своему” Медицинского корпуса ЦАХАЛя - программы стоимостью в 30 миллионов шекелей, которая должна была улучшить выживаемость раненых и облегчить их боль на поле боя.
“Большинство людей погибают вскоре после момента и недалеко от места ранения, поэтому
мы искали пути доставить в поле передовую медицину, целевую и уместную, чтобы спасти
как можно  больше солдат”, - говорит глава отдела оперативной медицины в ЦАХАЛе, 
подполковник, доктор Алон Глазберг.
Кадры больниц, заполненных ранеными, вертолеты, выгружающие одного пострадавшего за другим, врачи, которые оказывают им помощь и борьба за жизнь солдатов - вот некоторые образы операции “Нерушимая скала”. То, о чем эти кадры не могут рассказать - это предшествующая им борьба за раненых в полевых условиях, в первые и критические минуты после ранения.

Операция “Нерушимая скала” стала боевым крещением флагманского проекта Медицинского корпуса последних лет - “Сторож брату своему” - многолетней программы, в которую было вложено 30 миллионов шекелей и цель которой - существенно улучшить выживаемость раненых на поле боя.

Пока ещё нельзя точно сказать, сколько именно солдат было спасено в результате улучшений, привнесенных в полевую медицину ЦАХАЛя, и армия осторожно воздерживается от заявлений и цифр, но уже сейчас очевидно, что в последней операции активно применялись новейшие медицинские технологии, не существовавшие в прошлых операциях и не применяющиеся в других армиях мира, причем применялись с огромным успехом.
“Большинство людей погибают вскоре после момента и недалеко от места ранения, поэтому мы искали пути доставить в поле передовую медицину, целевую и уместную, чтобы спасти как можно больше солдат”, 
- говорит глава отдела оперативной медицины в ЦАХАЛе, подполковник, доктор Алон Глазберг.

Ключевой термин - это “золотой час”, промежуток времени между моментом ранения и смертью около 90% раненых в ходе боевых действий (на самом деле 43 минуты, а не час). Поэтому так важно качественное лечение непосредственно в поле. 
Самый большой враг раненых - это кровотечение. Более 80% случаев смертей от ранений, которые не считаются неизбежными, произошли, по оценкам, от кровопотери, . По словам Ави Бускила, гендиректора “Общества Медицинский Корпус”, “большую часть тяжелых кровотечений, которые приводят к смерти, невозможно остановить обычными способами приложения давления, для достижения этой цели требуются более продвинутые средства и более быстрая эвакуация”.
И это, действительно, основные вопросы, на которых ЦАХАЛь сосредотачивает усилия в последние годы. 
“Чтобы снизить количество смертей и улучшить первичную обработку раненых, особое внимание было уделено нескольким базовым вещами: усиление войск тренированными медицинскими специалистами, парамедиками и врачами, способными оказывать медицинскую помощь более высокого уровня уже в полевых условиях, снабжение их более продвинутым медицинским оборудованием и более быстрая эвакуация в госпитали”, 
- говори Глазберг. По его словам, 
“Эвакуация раненых в ходе Нерушимой скалы стала настоящим успехом. Во время Второй ливанской войны были раненые, которые мучались по несколько часов, прежде чем их вывозили в больницы. На этот раз раненых эвакуировали в тыл очень быстро”.
Изюминкой полевой медицины в ходе операции “Нерушимая скала” стали медицинские новинки, введенные на поле боя. 
“Травматология не менялась столетиями”, - говорит Глазберг. “Внутривенная инфузия была впервые использована в 1831 году и с тех пор мало что изменилось. Первые сдвиги начались в последние несколько лет, поскольку изменился подход - сперва определяем нужды, а затем обращаемся к компаниям и говорим им: найдите необходимую технологию, и пусть она будет максимально простой, дешевой и практичной”.
И в области болетерапии, на которую в прошлом практически не обращали внимания, в ходе последней кампании появились сдвиги. 
“Это один из уроков прошлого”, говорит Бускила, “в начале Второй ливанской войны, например, в поле находились раненые без того, чтобы у санитаров были средства и возможность облегчить их боль. В последние годы подход изменился: во-первых, каждому санитару выдается автоматический шприц с морфием, есть и другие средства. Кроме необходимости избежать ненужных страданий раненного солдата, исследования показали, что немедленное болеутоление крайне важно, это успокаивает пациента и позволяет лечить его с большей легкостью. И что не менее важно, это увеличивает шансы разорвать порочный круг хронической боли в будущем, а также снижает вероятность пост-травматического стрессового расстройства”.
Вот некоторые из медицинских аксессуаров, массово используемых в ходе операции “Нерушимая скала”

1. Турникет для самостоятельного использования
“Жгуты используются со времен Пелопонесской войны (Спарта против Афин, 431 г. до н. э.) и с тех пор технология не изменилась”, говорит Глазберг. Однако последние два года все солдаты ЦАХАЛя были обеспечены новейшим американским жгутом CAT (его цена составляет около 25 долларов), который считается венцом технологии в этой области. Хотя CAT начал применяться в ходе операции “Литой свинец” в 2009 году, при “Нерушимой скале” он есть у каждого солдата. Идея здесь крайне простая: это жгут, который затягивается при помощи палочки, но в CAT палочка является частью устройства, состоящего из замков и липучек, причем солдаты могут наложить на себя жгут одной рукой.
“Каждый профан может наложить CAT. Мы обучаем солдат им пользоваться уже на курсе молодого бойца, и в ходе операции Нерушимая скала были солдаты, наложившие CAT на себя или на своих товарищей”, - говорит Глазберг. “Его большое преимущество, помимо простоты в использовании, состоит в том, что он создает большее давление на кровеносные сосуды, причем более эффективным образом. В этом кусочке пластика много науки. Он рассчитан на то, чтобы давление было оптимальным - не наносящим вреда нервам и при этом останавливающим кровь”.
Дополнительные новинки: портативный сканер УЗИ для обнаружения внутренних кровотечений в полевых условия, измеритель сатурации крови кислородом для проверки состояния раненых, детектор углекислоты для проверки эффективности искусственного дыхания, леденец фентатила для утоления острых болей в течение минуты.

2. Перевязочный пакет, ускоряющий свертывание крови

Для ран, для которых жгут не подходит, существует гемостатическая повязка, которая не только впитывает кровь, как обычная повязка, но и содержит специальное вещество, ускоряющее свертывание крови. Повязка подходит, например, для случаев кровотечения в местах, где жгуты неприменимы - как, например, в случае с высокой ампутацией или ранением в живот. 
“Сотни лет повязки использовались, чтобы остановить кровотечение, но это повязка, которая создает вокруг себя активную реакцию свертывания. Это спасает жизни”, говорит Глазберг.
У каждого санитара ЦАХАЛя есть такая повязка в комплекте. Её также разработали в США (она стоит около 40 долларов за единицу) и до операции “Литой свинец” её выдавали только докторам. Кроме неё, в ходе операции “Нерушимая скала” врачи и парамедики использовали иньекции циклокапрона (около 8 шекелей за дозу), которые, по словам Глазберга, 
“безопасны, устойчивы к теплу, и чем раньше их применяют, тем больше людей удается спасти”. 
Активное вещество лекарства сохраняет натуральное свертывание крови тела и подавляет активацию механизма разрушения фибринов. 
“В мире это лекарство известно уже много лет, но мы одни из первых, кто перенес его непосредственно на поле боя”, говорит Глазберг.
3. Растворимая порция крови

“Плазменный порошок” звучит как научная фантастика, но, как выясняется, речь о довольно старой технологии, которая была улучшена в последнее время и постоянно используется в ходе последней операции: сухая плазма, или порошок плазмы (по цене около 120 евро за ампулу - Цахаль купил 500 таких ампул в Германии) - это кровепродукт, который сушится методом, похожим на метод изготовления растворимого кофе, а будучи смешан с жидкостью, превращается в доступную порцию крови, спасающую жизнь. Впервые сухая плазма была применена несколько лет назад, когда ЦАХАЛЬ спас жизнь палестинца, тяжело раненного в ДТП в Иорданской долине. С тех пор сухая плазма использовалась для спасения жизни многих сирийских раненых, которым ЦАХАЛЬ оказывает медицинскую помощь на севере страны, а в текущей войне помогла и раненым ЦАХАЛя.

Большое преимущество данной технологии в том, что в отличие от порций крови, требующих охлаждения или заморозки, в случае с плазмой порошок можно брать с собой на поле боя. 
Лекарство, созданное на основе фентанила (который сильнее морфия в 100 раз), действует иначе, чем морфий, но эффективно утоляет боль: одна палочка “Актика” под язык - и боль утихает на как минимум час.
“Каждый врач и парамедик несёт это на спине”, говорит Глазберг. “Пакет плазмы и бутылка жидкости, смешиваем - и через три минуты получаем плазму нужного типа. Эту технологию изобрели в сороковых, но перестали ею пользоваться, так как солдаты получали заражения от кровепродуктов. В 90-х годах немцы взялись за дело, и сегодня производят такую плазму по особой технологии, уничтожающей вирусы и микробы. Постепенно набрался опыт 234 тысяч людей, получивших плазму, было доказано, что она безопаснее обычной плазмы из банка крови. Она устойчива к жаре, проста, дешева и спасает жизнь. Сегодня за пределами Франции и Германии этот кровепродукт используется только ЦАХАЛем”.
 4. Болеутоляющий леденец на палочке

“Актик”, леденец на палочке (39 шекелей за единицу) впервые прославился, когда был внесен несколько лет назад в корзину лекарств для утоления прорывов боли у больных раком, а в ходе “Нерушимой скалы” лекарство стали применять и в ЦАХАЛе. Лекарство, созданное на основе фентанила (который сильнее морфия в 100 раз), действует иначе, чем морфий, но эффективно утоляет боль: одна палочка “Актика” под язык - и боль утихает на как минимум час.
“Боль - это область, насчет которой мы заблуждались много лет, мы позволяли раненым страдать по принципу ‘держись, ничего страшного’, а также потому, что считали боль несущественной по сравнению с обработкой ран”, говорит Глазберг. “Актик облегчает страдания раненых, повзоляет нам оказать им помощь, а также не приводит к падению кровяного давления - одной из проблем морфия и его производных”.
Перевод: +Ilya Dubinsky 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё