Поиск по этому блогу

Загрузка...

Обнаружен сверхсекретный бункер командиров Хамаса в Газе; почему журналисты об этом умалчивают.


То, что один из бункеров главного командования Хамаса расположен под больницей Шифа в Газа-сити, является сверхтайной войны в Газе. Так почему никто из журналистов в Газе не охотится за ней?

Обнаружение под самой большой больницей в Газа-сити, точного местоположения большого подземного бункера со сложным оборудованием связи и жилищным комплексом, в котором располагается часть руководства крупной террористической организации, казалось бы, должно квалифицироваться как сенсация мирового уровня, которая могла бы заслужить Пулитцеровскую премию или, по крайней мере, - премию Полька.


Так почему же факт, что ХАМАС использует больницу Шифа в качестве командного пункта, не делает заголовки?

В частности, это связано с тем, что местоположение настолько не засекречено, что Хамас регулярно встречается там с журналистами. Например, 15 июля Уильям Бут из газеты Washington Post написал, что больница стала де-факто штабом лидеров Хамаса, которых можно увидеть в холлах и офисах».

Еще в 2006 PBS выпустил в эфир документальный фильм, показывающий, как боевики бродят по залам больницы, запугивают штат больницы и не дают им доступа в защищенные места внутри здания, где съемочной группе явно запрещено снимать. Тем не менее, подтверждение, что ХАМАС использует крупнейшую больницу Газа-сити как де-факто штаб-квартиру, было высказано в последнем предложении репортажа Бута, состоящего из восьми абзацев. Это представляется как ошибка новичка, которая на языке журналистов называется «хоронить концы».

Однако Бут не новичок, он является опытным иностранным корреспондентом, что означает, что он «похоронил концы» с какой-то целью. Почему? Ну, одной из причин может быть, что «источники в силах безопасности», которые цитируются всякий раз, когда упоминается бункер, где расползается командование Хамаса – это очевидно израильтяне, а не члены Хамаса.

Опытный иностранный корреспондент Стивен Эрлангер из Нью-Йорк Tаймс подтверждал в 2009, что это происходит каждый раз, когда идет война в Газе. Израильтянам, возможно, трудно верить, однако простая логика подсказывает, что они, очевидно, имеют основания утверждать, что ХАМАС использует больницы и школы в качестве живого щита.

Однако израильтяне так уверены в расположении бункера Хамаса не потому, что они пытаются набрать пропагандистские очки, и не потому, что этот бункер неоднократно мимоходом упоминался западными репортерами, а потому, что они его строили. В 1983, когда Израиль правил Газой, он построил безопасную подземную операционную и сеть туннелей под больницей Шифа, и это – одна из причин, почему израильские силы безопасности так уверены, что есть бункер главного командования Хамаса внутри или вокруг большого цементного фундамента под вторым корпусом больницы, в который журналистам явно запрещено входить

Хамасу, очевидно, нет никакого интереса в том, чтобы фотоснимки одного из его командных бункеров под больницей Шифа, вышли на первые страницы газет. В конце концов, такие фотографии показали бы, что организация использует больных и раненых Газы как живой щит во время запуска ракет против израильских гражданских лиц. То, что Хамас хочет - это, чтобы репортеры использовали самые разные снимки из Шифа,а именно: фотографии палестинцев, убитых и раненных израильтянами, представленных как невинные жертвы бессмысленной израильской жестокости.

С этой целью были разработаны правила репортажей из больницы Шифа, которые понятны любому репортеру-новичку: не фотографировать членов Хамаса с оружием внутри больницы и не заходить ни в какие места вблизи бункеров или в операционные, где лечат членов Хамаса. В то время как журналисты могут встречаться с членами Хамаса внутри больницы потому, что, очевидно, это удобно для всех, им не разрешается фотографировать. Репортерам внутри сектора Газа, которые рискуют своей жизнью, чтобы дать миру хоть какие-то новости, вряд ли могут быть брошены обвинения в подчинении правилам СМИ Хамаса, которые организация услужливо составила на случай, если у кого-то появятся сомнения в том, что они могут показать.

Репортеры, которые смело или глупо нарушают правила Хамаса, пусть даже на своих учетных записях в социальных СМИ, готовы так покаяться, что не трудно себе представить, как они запуганы и зависимы. Ник Кейси из Wall Street Journal, например, написал твит, что
«может вызвать удивление, как при такой бомбежке должны себя чувствовать пациенты больницы Шифа, поскольку Хамас ее использует как безопасное место, чтобы встретиться с журналистами». 
После этого, Кейси быстро удалил свой твит, что не спасло его от занесения в список жарналистов, которые «врут/фабрикуют инфу для Израиля», и которым «должен быть предъявлен иск» – угроза, которая является, безусловно, последним, чего боится Кейси. На прошлой неделе французский палестинский журналист Даг Абу Баджа был вызван в Шифу и допрошен Хамасом. Он написал о «попытке запугивания» в газете Либерасьон, а затем газета быстро убрала статью.

Вряд ли можно обвинять любого здравомыслящего журналиста в том, что нравы в зонах боевых действий могут быть резкими, и что Хамас использовал похищенного иностранного журналиста Алана Джонсона из ВВС для продвижения собственной повестки дня. Тот факт, что ХАМАС закрыл границы и не позволяет журналистам ни въехать, ни выехать из Газы, не может больше сделать журналистов, которые были использованы террористической организацией как де-факто живые щиты, жаждущими обидеть своих хозяев.

Поэтому то, что делает Хамас, является попыткой превратить больницу Шифа в звуковую сцену Голливуда, заполненную реальными живыми жертвами войны, которые используются для того, чтобы набрать очки, тогда как террористов в самой больнице спрятаны от фотографов и новостных репортажей путем давления и угроз, для того, чтобы сочинять рассказы, которые Хамас хочет. Ну, а если репортеры не полностью виноваты в участии в этом больном фарсе, то кто виноват?

Ответ в том, что журналисты пишут, что могут и некоторые делают свою работу лучше, чем другие, и некоторые из них храбрее или безрассуднее, чем их сверстники. Однако это уже работа редакторов, сидящих за тысячи километров, на очень безопасном расстоянии от поля боя, принимать к сведению, что репортажи были составлены под давлением или, что важная информация была удалена правительством, что происходит почти со всеми выпусками средств массовой информации, когда репортажи с поля битвы проходят через военного цензора АОИ. Хороший редактор может прикрепить подобные заметки к донесениям из зон боевых действий под контролем террористических организаций. Он или она может также решить, что сообщать одни новости, которые Хамас разрешит напечатать из больницы Шифа - это, на самом деле, вообще не репортажи, а пропаганда.

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё