Поиск по этому блогу

Загрузка...

Исламский запрет на конкуренцию

Кеннет Робертс

Вообразите себе футбольную лигу, где лишь одна команда может забивать голы или выигрывать. Это исходное условие политического ислама.

Ислам является единственной религией с запретом на конкуренцию. Соглашение об отсутствии конкуренции в современном деловом мире закрывают патентную информацию. Собственные идеи позволяют компании лидировать. Ислам – выше того, чтобы давать себе бренд «лучший» (что делают все идеологии). Ислам запрещает другим идеологиям конкурировать с исламом в целом ряде областей. Это все равно, что современные корпорации, но более беспощадные.

Собственная уникальная идея ислама — джихад, священная война для устранения всякой конкуренции с исламом. Согласно Ибн Халдуну, священная война "джихад" не разрешается другим религиям или идеологиям.
Правила устранения конкуренции

Ограничения ислама в области конкуренции резюмируются в печально известном Пакте Омара и Шариатском праве. Они ограждают не мусульман от конкуренции с мусульманами в следующих областях: прозелитизм, политика, получение работы, социальный статус, престиж или «честь», общественные мероприятия, использование арабского языка, изучение ислама, женитьба на мусульманских женщинах, безопасное владение и элегантность или высота зданий... даже в том, как кафиры одеваются. Также не могут женщины конкурировать с мусульманскими мужчинами, поскольку Аллах сделал женщин конституционально слабее мужчин «по разуму и религии».

Исламские ограничения в конкуренции являются условием капитуляции Кафиров перед исламским государством. В восьмом веке Пакт Омара был навязан халифами не мусульманам против их воли. Везде, где исламисты становились правящей группой, Пакт Омара проводился в жизнь, чтобы задавить любую проблему исламской монополии. Это сделало кафиров и женщин низшими слоями в обществах, где правит Шариат.

Исламисты хотят хитростью распространить Шариат в обществах кафиров еще до того, как кафиры и женщины поймут его влияние на конкуренцию.

В обществе Шариата азпрет на конкуренцию применяется везде, даже в судах, где Шариат благоприятствует неудобствам, обнищанию и унижению кафиров и подчиненному положению женщин.

Каким же образом ислам запрещает конкуренцию?

Исламский запрет на конкуренцию защищается джихадом, который является монополией на агрессию. Аллах запрещает кафирам сопротивляться джихаду любым путем, поскольку контрджихад – это путь конкуренции с исламом.

То, что делает исламскую систему запрета на конкуренцию драконовской – это нормативное средство его соблюдения: бдительность. Поскольку убийство является предосудительным, шариат умело скрывает убийство кафиров и отступников за многословием, бессмысленными текстами и молчанием. Молчание не следует игнорировать как мощное правовое оружие!

Американское равноправие рабов не закончило рабство полностью. Американское рабство хитро продолжалось вплоть до 1928 потому, что никакого наказания не было за учетные книги рабовладельцев, несмотря на то, что рабство стало незаконным. Аналогичным образом закон Шариата не предусматривает никакого наказания для человека, который убивает вероотступника или богохульника. Члены дружин бдительности в таких случаях «убивают по праву», то есть Аллах разрешает убийство отступников и богохульников по примеру Мохаммеда. Отряды бдительности считаются вспомогательной полицией, заставляющей выполнять законы Аллаха против конкуренции. Такие дружинники являются героями, а не преступниками.

Авторитетный высший орган по шариату – Департамент фетв университета Аль-Азхар в Каире санкционировал создание дружин исламской бдительности. В теории, смертные приговоры за богохульство выносятся исламским государством, но если государство не готово действовать, смертные приговоры в отношении богохульников могут осуществлять частные исламские боевики. В этом пункте исламский закон становится интересным. Дружинник может самостоятельно выполнить фетву, изданную имамом, но даже фетва не является необходимой, когда кафир конкурирует с исламом и его пророком. Бдительный дружинник может убить богохульника даже без изданной фетвы.

Мы не можем себе представить, чтобы христианский пастор выдавал ордера на смерть, тогда как двести тысяч имамов имеют право это делать и более миллиарда мусульман назначаются, чтобы убивать. Многие писатели и карикатуристы в мире (как, например, Салман Рушди, Роберт Редекер, Аян Хирси Али, Курт Вестергард, Ларс Вилкс, Молли Норрис, Трей Паркер и Мэтт Стоун) имеют четкое понимание исламской бдительности, поскольку они живут с постоянной охраной. Почти все, пишущие об исламе, получили анонимные угрозы жизни. Писать об Исламе -- нарушает исламский запрет на конкуренцию.

Результаты отсутствия конкуренции

Ценой исламского запрета на конкуренцию является застой. «Новаторство» (плохое слово в исламе) запрещено, потому что ислам якобы само совершенство и не может быть улучшен. Седьмой век считается веком совершенства, поэтому мусульмане не могут прогрессировать после него. Шариат тащит мир назад в VII век, а не вперед, к прогрессу.

Мусульмане хотят быть мировыми лидерами, но их неконкурентоспособность делает их ведомыми. Конкуренция есть все и производит все, что исламский мир жаждет и в чем нуждается для выживания, но мусульманский мир производит мало из-за своей философии исламского запрета конкуренции. Джихадисты сохраняют свое познавательное неблагополучие, все время повторяя о своей уверенности в моральном совершенстве ислама, до тех пор, пока они все не оказываются за пределами образов и голосов современности. Они хотят вывести исламский терроризм из обсуждения, чтобы мусульмане, влюбленные в седьмой век, не контрастировали с кафирами, влюбленными в прогресс. Джихадисты живут в отрицании, но многие перегорают: они нерешительно приходят к выводу, что отсталость не является ответом.

Что нам делать?

Прежде всего, кафиры должны понять, что исламский запрет на конкуренцию представляет реальную угрозу для прогресса и демократических ценностей. Исламская вера в отсутствие конкуренции означает, что никакой прогресс не нужен и невозможен. Однако исламского якобы совершенного общества никогда не существовало, если только рабство, женоненавистничество, бдительность, неравенство и геноцид не являются «идеальными». Отсутствие конкуренции – это плохо для людей. Общества, которые навязывают монополии на мысли и политическую власть, имели циклы революций и контрреволюций, или заходили в тупик от бедности, болезней и суеверия.

Затем, мы должны начать обвинять исламскую систему запрета на конкуренцию, потому что она распространяет страх. Мы должны запретить джихад, потому что он уничтожил более 270 миллионов людей, и всегда создавал тирании.

Признавая дисфункцию политического ислама, современные мусульмане бегут от него, чтобы жить в свободных неисламских странах. Опросы показывают, что 65% мусульман являются исламистами в теории, но не на практике. Такое противоречие есть ахиллесова пята ислама. Западу следует выделить это, а не льстить исламизму стран, богатых нефтью, для того, чтобы держать низкие цены на нефть.

Мохаммед объявил вечную войну конкуренции, предоставляя мусульманам монополии на все. Джихадисты ожидают, что они выиграют эту войну посредством террора и высокой рождаемости.

Многие западные лидеры защищают джихад и мусульманское превосходство от идеологического контроля потому, что они недооценивают распространение исламизма. Являются ли они подходящими для руководства?

По мере распространения исламизма, колебания конкурентоспособного мира будут постепенно нарушаться исламским запретом на конкуренцию и террором.

Самоочевидно, что бессмысленно бороться с джихадистами военным путем, не обвиняя ислам в философии исламского запрета на конкуренцию. Отсутствие конкуренции – вот, что подпитывает джихадистскую культуру, так что опровержение философии исламского запрета на конкуренцию должно стать приоритетом.

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё