Поиск по этому блогу

Загрузка...

О политиках и нравственном мужестве

Кэролайн Глик

12 сентября 2014

Лидеры не избираются на выборах. Избираются  политики. Их избрание, в свою очередь, предоставляет политикам возможность стать лидерами.

Нельзя стать лидером, рассказывая людям то, что они хотят услышать, хотя это, безусловно, помогает быть избранным. Политик становится лидером тогда, когда он рассказывает людям то, чего они не хотят слышать.

Если политикам повезет, им никогда не придется становиться лидерами. Они будут работать во времена мира и изобилия, когда можно игнорировать неопровержимые факты человеческого существования. И они смогут оставить свой офис любимыми, позволяя людям считать, что мир - это Елисейские поля.

Так повезло многим американским политикам после Второй мировой войны.

Но сегодня не тот случай. В наше время Зло поднимает свою уродливую голову чаще и с большей силой, чем это было, по крайней мере, поколение назад. Как поняли американцы 13 лет назад, игнорируемое Зло приобретает большую силу.

Бороться со Злом и защищать Добро - не простое дело. У Зла много прислужников.
Те, кто скрывают его, активируют его. Те, кто оправдывают его, предоставляют ему новые возможности. Те, кто игнорируют его, дают ему права.

Чтобы эффективно бороться со Злом, лидер должен обладать моральной мудростью, способной признать, что Зло может быть искоренено только тогда, когда окружающая среда, в которой оно культивировалось, дискредитирована и поэтому изменена. Чтобы дискредитировать и изменить эту среду, лидер должен иметь моральное мужество подняться не только против злодеев, но и против их гораздо менее спорных помощников.

Другими словами, основа истинного лидерства - моральная чистота, четкость и мужество.

В среду два американских избранных лидера выступили с речами. Один из них проявил себя лидером. Другой оказался политиком.

Первой была речь сенатора из Техаса Теда Круза.

В среду вечером Круз выступил с програмной речью на ужине, посвященном открытию организации, называющей себя “В защиту христиан”.

Целью новой организации, как предполагается, должна стать защита угнетенных христианских общин на Ближнем Востоке.

Перед ужином сайт Washington Free Beacon обратился с вопросами по поводу решения Круза выступить на событии. Несколько христианских лидеров из Ливана и Сирии, также запланировавшие выступления на форуме, представили записи с поддержкой сирийского диктатора Башара Асада и Хезболлы, а также сделали в высшей степени антисемитские высказывания.

Например, патриарх церкви Антиохии Григорий III Лахам обвинил джихадистские нападения на иракских христиан в «сионистском заговоре против ислама», очерняющем мусульман.

Наверное лидеры организации предполагали, что Круз окажет их группе доверие со стороны обеих партий и никогда не бросит вызов их антиеврейским предрассудкам. Ни один американский политик в последнее время не высказывался с возражениями против безудержной ненависти к евреям среди ближневосточных христиан. Вероятно, они полагали, что он сделает пламенную речь о бедственном положении христиан при сапогом “Исламского государства”, насладится теплыми аплодисментами, покинет зал и расчистит путь для других ораторов, позволяя им свалить все на евреев.

Круз не стал следовать сценарию. Вместо этого он использовал возможность рассказать своей аудитории тяжелую правду.

В заявлении, распространенном его офисом, Круз обобщил события вечера.
"Я сказал присутствующим, что те, кто ненавидят Израиль, ненавидят также и Америку ... что те, кто ненавидят евреев, ненавидят христиан. И что каждый, кто ненавидит Израиль и еврейский народ, не следует учению Христа.
"Я продолжал говорить толпе, что у христиан на Ближнем Востоке нет лучшего друга, чем Израиль. Что христиане могут исповедовать свою веру без всяких преследований в Израиле. И, что ISIS [“Исламское государство”], Аль-Каида, Хамас и Хезболла, вместе со своими государствами-спонсорами из Сирии и Ирана, являются частью той же раковой опухоли, убивающей как христиан, так и евреев. Ненависть - это ненависть, а убийство - это убийство".
Решение Круза не идти по дороге ненависти и антисемитизма вызвало разгневанные возгласы и освистывание зала, члены которого гневно отвергли его слова.
"После всего нескольких минут, у меня не было выбора", сказал Круз. "Я сказал им, что, если вы выступаете против Израиля, если вы выступаете против евреев, то я выступаю против вас. А потом я ушел со сцены ".
Действия Круза были актом морального лидерства.

Он стоял перед аудиторией своих коллег христиан и говорил своим единоверцам, что их ненависть к евреям и Израилю противоречит христианству. Он также сказал им, что их фанатизм ослепляет их в собственном бедственном положении и заставляет отвергнуть их наибольшего союзника для безопасности их будущего на Ближнем Востоке.

Стратегия борьбы с исламским угнетением христиан Круза состоит в объединении всех угнетенных и тех, кто подвергается атакам джихадистов. Честно говоря, это единственная политика, имеющая шанс в долгосрочной перспективе обеспечения будущего христиан на Ближнем Востоке.

Для того, чтобы Круз мог прийти к такому выводу, он прежде должен был обладать моральной чистотой признать, что христианская ненависть к евреям - это основное препятствие для обеспечения будущего христиан Ближнего Востока.

Другими словами его стратегическое видение проистекает из его нравственного мужества.

В тот же вечер, когда Круз был освистан со сцены аудиторией антисемитских христиан, президент США Обама выступил с речью, где он изложил свое обоснование борьбы с “Исламским государством” в Ираке и Сирии, а также свою стратегию осуществления этого

В некотором смысле, несправедливо сравнивать речь Обамы и Круза. Круз обратился к узкому кругу людей, а Обама произнес свою речь для всех американцев, а в действительности, для всего мира.

Более правомерным было бы сравнивать речь Круза к протеррористическим христианам и речь Обамы в аудитории, включавшей лидеров Братьев-мусульман в Каире в 2009 году.

В самом деле, речь Обамы отражала его замечания об исламе, сделанные в Каире, и его последующие выступления в мусульманских аудиториях на протяжении прошедших лет.

Ни во время своего выступления в Каире, ни в последующих замечаниях Обама не осуждал мусульман за их фанатизм к иудеям, христианам и другим. Ни во время своего выступления в Каире, ни в последующих обращениях Обама не высказывался против мировоззрения исламских террористов и джихадистов, стоящего в основе исламского терроризма.


Скорее, на протяжении всего своего президентства Обама отрицает существование джихада, его идеологии и того, что он является силой, формирующей события во всем мире.

Речь в среду не стала исключением.

В начале своей речи Обама настаивал, что исламское государство, или (ISIL, как он его называл) - это "не ислам". Обама может быть прав, а может и ошибаться.

Это должны определить мусульмане. Но какой бы ни была правда об исламе и джихаде, фактом есть то, что сотни миллионов мусульман считают, что “Исламское государство” и другие джихадистские группы и режимы, равно шииты или сунниты, - это совершенно точное отображение ислама. Именно поэтому тысячи мусульман из Европы и США стекаются в Ирак и Сирию, чтобы присоединиться к “Исламскому государству”.

Политика Обамы в отношении противоборствующих между собой исламских джихадистов - это естественное продолжение его отказа говорить нелегкую правду об исламском терроризме и джихаде. Его отбеливание джихадистского ислама в ночь на среду отражено в его стратегии борьбы с “Исламским государством”.
Как отметили Фред и Ким Каган в The Weekly Standard, решение Обамы использовать стратегии антитеррористической борьбы с “Исламским государством” - это рецепт для неудачи. То, что Обама называет "террористической организацией", на самом деле есть бунт, где восставшие борются с постоянными армиями и побеждают.

Антитеррористическая операции не справится с такой силой.

Обама утверждал, что его стратегия борьбы с “Исламским государством была опробована и привела к успеху в Сомали и Йемене. Тем не менее, судя по всему, джихадистские силы в обеих странах не только не побеждены, но они становятся сильнее.

Стратегия Обамы предполагает присоединение военно-воздушных сил США к наземным антиисламским государственным силам в Ираке и Сирии. Тем не менее, исключая курдов, все наземные силы в обеих странах глубоко проблематичны.

За несколько часов до выступления Обамы, руководство «умеренных» повстанческих сил Сирии было обезглавлено в результате взрыва. И при всей своей умеренности, лидеры были частью анти-Асадовской коалиции, в которую входит и “Исламское государство”.

Несмотря на то, что Башар Асад - алавит, он и его силы являются членами шиитской джихадистской коалиции во главе с Ираном, в которую входит и Хезболла.

Эти силы еще более опасны, чем “Исламское государство”.

И американские воздушные удары по “Исламскому государству” будут способствовать их прямой выгоде.
Отказ Обамы признать существование джихада, как суннитского, так и шиитского направления, делает невозможной для него разработку реалистичной стратегии для победы над джихадистами. Он справедливо определяет “Исламское государство” как врага США, но из-за того, что он отрицает существование джихада, он не способен рассматривать “Исламское государство” в его надлежащем стратегическом контексте. Среди многих наземных сил, борющихся в Ираке и Сирии сегодня, имеются две джихадистские силы, одна шиитская и одна суннитская, которые борются друг с другом. Обе эти силы - враги Америки и ее союзников.

Надо отметить, что “Исламскому государству” необходимо противостоять, его необходимо победить, так же, как должны быть побеждены Иран, Хезболла, Аль-Каида, ХАМАС и Боко Харам.

Победа над только одной группой усиливает другие, и таким образом вы заканчиваете на том же месте, с которого начали.

Однако Обама не понимает, что хотя джихадистские силы противостоят друг другу, та угроза, которую они представляют для свободного мира, нераздельна, и фокусируясь на “Исламском государстве”, Обама позволяет Ирану расширить свою власть на Ирак и Сирию, а также завершить свою ядерную программу вооружения.

На прошлой неделе Международное агентство по атомной энергии сообщило, что Иран продолжает скрывать ключевую информацию о своей ядерной программе от ядерного сторожевого пса ООН, несмотря на его соглашение о предоставлении МАГАТЭ полной прозрачности в ноябре прошлого года.

Иранцы продолжают ставить преграды инспекторам МАГАТЭ, подозревающим, что в Парчине сооружаются военные ядерные установки. Переговоры о ядерном соглашении между США, его партнерами и Ираном ведут в никуда. По данным западных дипломатических источников, невозможность достичь соглашения объясняется исключительно отказом Ирана идти на компромисс по любым существенным ядерным вопросам.

И хотя Иран отказывается обеспечить прозрачность для МАГАТЭ, его ведущая стратегия ясна невооруженным глазом. Он затягивает переговоры, чтобы выиграть время для завершения своей ядерной программы.

Тем не менее, Обама, настаивающий на том, что “Исламское государство” - это "террористы, уникальные по своей жестокости," не хочет видеть реальную картину.

В среду вечером стала ясна правда о том, что Обама неспособен вести успешную войну против сил исламского джихада, угрожающих человечеству. Он не может этого сделать, потому что он отвергает моральную четкость, необходимую для противостояния опасности.

Он неспособен успешно вести войну, потому что, как мы в очередной раз увидели в ночь на среду, он не лидер. Он политик.


Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё