Поиск по этому блогу

Загрузка...

Смертоносный израильский дом снова наносит удар



Даниель Гринфильд

Есть несколько видов оружия, такого же смертоносного, как израильский дом. Когда его кирпич и минометный снаряд соединяются, то дом (будь то одноэтажный скромный домик на холме или 5-этажный жилой дом с горячей и холодной водой), становится гораздо более опасным, чем что-то зеленое и светящееся, что выходит из иранской центрифуги.

Забудьте о кассетных бомбах и минах, снарядах с отравляющим газом и даже с вирусами на заказ. Иран может сидеть со своими ядерными бомбами. Они никого не впечатляют, ни в Европе, ни в Вашингтоне. Геноцид — это пустяк по сравнению со страшным оружием террора – израильской семьей из 4-х человек, переехавшей на новую квартиру.


Судан может построить небольшую гору из африканских трупов, но он не может рассчитывать на заказ полного и безраздельного внимания мира до тех пор, пока не сделает чего-то поистине возмутительного, как строительство дома и наполнение его евреями. Поскольку суданские евреи ушли, как и евреи Египта, Ирака, Сирии и хорошего старого Афганистана, шансы Башира Мясника прокрутить этот трюк довольно слабы.

Из-за близорукости мусульманского мира в его изгнании евреев из Каира, Алеппо и Багдада в Иерусалим, окончательное оружие в международных делах полностью контролируется еврейским государством. Запасы евреев в еврейском государстве должны волновать международное сообщество гораздо больше, чем какой-то гипотетический запас ядерного оружия. Никто, кроме Израиля и, возможно, Саудовской Аравии, не озабочен иранской бомбой. Но когда Израиль строит дом, то международное сообщество обливает слезами свою одежду, причитает, угрожает отозвать своих послов и бойкотировать израильские персики.

Злобные британцы в красных куфиях стоят перед еврейскими косметическими магазинами в Лондоне, держа плакаты, угрожающие Холокостом. Маргинальная молодежь Франции, Алжира и Туниса бросает камни в синагоги. Джон Керри прерывает речь об опасностях глобального потепления, когда помощник уведомляет его о еще большей угрозе для мира. Давид только что сделал авансовый платеж за две спальни в Гавоте.

Вы можете плевать на ковры в Белом доме и украсть все золото из Греции. Вы можете взорвать все, что вам понравится, и угрожать, кому захотите, но вам лучше не брать в руки сверло рядом с холмами, с которых Валаам пытался проклясть еврейский народ, но потерпел неудачу. Там, где потерпел неудачу старый чернокнижник Месопотамии, его правопреемники из Организации Объединенных Наций пошли по его стопам, проклиная Израиль каждый день недели.

Некоторые могут подумать, что ядерное оружие является конечным оружием, но как мы видим снова и снова, абсолютное оружие – это молот и горсть гвоздей в еврейских руках.

Обаме еще предстоит вырыть стратегию для ISIS и он не может придумать, что ему делать с Путиным в Украине, но всегда есть стратегия решения об окончательном статусе для Израиля, который включает в себя уничтожение как можно больше еврейских домов, как можно скорее, и изгнание всех семей, живущих в них.

У каждого – свои стандарты. Есть вещи, которые мы все терпеть не можем. И, какими бы ни были ответы Мисс Америки на вопросы об окончании войны, голода и людей, которые носят пледы в общественных местах, есть одна вещь, которая заставит каждого человека встать напротив или сесть в оппозиции к израильскому дому.

Китай объявил, что не будет никакой демократии в Гонг Конге, ISIS проиграл сражение иракским войскам, и джихадисты, захватившие посольство США в Триполи – все это мелкие истории, похороненные под грудой ужасающих сообщений, что Израиль может «захватить» 988 акров земли для жилищного строительства.

По количеству освещений средствами массовой информации вы могли бы подумать, что Израиль завоевал Францию или Кувейте вместо выделения территории, размером с ферму или ранчо под жилищное строительство. Если бы Израиль только выделил 2000 акров, то инопланетяне могли бы приземлиться в Беркли, и новость была бы похоронена под сообщениями о домах, которые могли бы быть построены, и в которых евреи могли бы жить один день.

«Захваченная» земля принадлежала Израилю, и против этого не было никаких претензий. Если бы Катар решил финансировать проект мусульманского строительства на этом месте, никто бы не был против. Однако для евреев – другие правила. Были всегда особые правила о том, где евреи могут жить. Международное право — это новые гетто. Его воплотители -- дипломаты и БИС.

Государственный Департамент заявил, что строительство домов «контрпродуктивно» для мира. С другой стороны, финансирование террористов Палестинской администрацией никогда не представлялось контрпродуктивным. Юридические решения о земле были приняты, согласно существующему праву Османской мусульманской империи. Но мусульманские законы должны применяться только, когда они дают преимущество мусульманам.

В прошлом чиновники Белого дома уже утверждали, что Нетаньяху «унизил» Обаму, разрешив строительство домов. Если Россия угрожает США ядерной войной, а Иран держат Обаму за дурака, то только Израилю, даже особо не стараясь, удалось добиться официального признания «униженного» Обамы, доказав еще раз, что еврейская раса настолько талантлива, что она часто достигает того, о чем другие народы могут только мечтать, даже не понимая, что он это делает.

Теперь, когда Нетаньяху вышел на тропу войны в буквальном смысле, разрешив строительство нового жилья, средства массовой информации начали пронзительно вопить, что Израиль снова унизил Обаму. Они говорят, что каждый раз, когда звонит колокол, у Ангела отрастают крылья. Но каждый раз, когда тарахтит израильский отбойный молоток, Обама встает, как тот знаменитый мусорный плакальщик, поддельный индеец, и слеза медленно прокладывает себе путь вниз по блестящей щеке при взгляде на еще один унизительный израильский дом.

По данным New York Times, которая никогда не ошибается, строительство нескольких домов делает мир невозможным. Мир, которому никоим образом не препятствуют ракеты, самоубийцы, односторонние заявки на государственность и объявления войны, наталкивается только на одно препятствие – толстую неподатливую стену израильского дома.

Вы можете обстреливать израильские дома, бомбить их и вламываться внутрь, чтобы перерезать людей, живущих там, а потом после всего этого, Израиль идет и строит еще больше этих чертовых домов.

Хамас посылает тысячи ракет, а Израиль строит тысячи домов. Однако израильские дома вообще остаются там, где они построены, в то время как ракеты Хамаса убивают, скорее, жителей Газы, поскольку они проделывают дыры в крышах их подлых домов. И в гонке вооружений между домами и ракетами, израильтяне, как представляется, одерживают победу. И это нехорошо для дела мира.

Если у израильтян возникла опасная идея, что они могут во так просто продолжать строительство домов и одолевать всех талантливых ракетчиков, которые проводят свое время с Кораном перед одним глазом, и Поваренной книгой Анархиста – перед другим , какая тут надежда на мир?

Вот почему всем до лампочки ракеты Хамаса, которые убивают, главным образом, израильтян, про которых наиболее разумные людей в Лондоне, Париже и Брюсселе думают, что это все равно произошло бы, так или иначе, и попадают в бурлящую пену по поводу израильского дома.

Убийства израильтян никогда не были никаким препятствием к миру. Убийства израильтян, продолжающиеся вот уже 20 лет, не отвратили ни одно израильское правительство от того, чтобы сидеть за столом и заниматься мелочной торговлей с террористами. Однако израильская семья, живущая в доме, удерживает территорию, которую будет труднее уступить потом террористам, когда ангелы взорвут их рога, моря высохнут, а мир осуществиться на золотом блюде 72 девственницами в сопровождении летящих приятелей самоубийцы.

Проблема стара, как мир. Еще фараон боролся с ней. И Гитлер тоже. Вот и Хамас тоже. Что делать, если становится слишком много евреев? Ответ обычно очевиден.

Партнеры Израиля по мирному процессу пытались вернуться к освященной веками египетской традиции бросать всех евреев в море. Однако несмотря на целый офицерский корпус, временно «отстраненный» от вооруженных сил Соединенного Королевства, они получили только половину Иерусалима, где они взорвали все синагоги и взяли у Израиля Западный берег или как его называют некоренные сионисты-захватчики с корнями в регионе, Иудею и Самарию.

Девятнадцать лет спустя, израильские партнеры по мирному процессу сменили британский офицерский корпус на советский офицерский корпус и потеряли Иерусалим, Западный берег и Газу, доказав, что когда дело доходит до убийства евреев, то коммунисты делают это лучше, но только, когда евреи не стреляют в ответ. С тех пор, весь мир, или части его, полностью заселенные дипломатами и лучшим классом журналистов, призывали Израиль вернуть землю вымышленной стране, целиком населенной террористами.

Этот мирный план, который работал вместе с тушением огня с помощью бензина, никоим образом не был поставлен под угрозу двумя десятилетиями террора, но дрожит до кончиков пальцев, когда израильский молот падает на израильский гвоздь. Потому что эта земля должна быть возвращена, чтобы ракеты могли быть запущены с нее по Израилю, чтобы Израиль мог осуществить вторжение и вернуть ее, а затем – сесть за новый мирный процесс для возвращения земли, с которой будут запущены ракеты, на которую будет осуществлено вторжение, которая будет возвращена … для мирного процесса.

А израильские дома ставят под угрозу этот цикл мира и насилия. Они ставят его под угрозу путем создания «фактов на местах», пикантная фраза, которая, видимо, применяется к домам с евреями. Мусульманские дома никоим образом не создают факты на местах, даже несмотря на то, что они построены из того же материала и заполнены людьми. Или может быть, они создают хороший вид фактов на местах. Своего рода вытеснение переговоров, одобренных профессиональными миротворцами.

Однако трудно понять, что именно миротворцы одобряют, потому что их аргументы и их определения постоянно меняются. Все, что мы знаем – это то, что они не одобряют израильские дома.

Соединенные Штаты неоднократно заверяли Израиль, что Иерусалим никоим образом не окажется под угрозой в рамках мирного процесса. Ни больше, ни меньше, чем Джозеф Робинетт Байден-младший был соавтором трех резолюций Сената, призывающих, чтобы Иерусалим оставался неделимой столицей Израиля. А потом, как и все хорошие политики, он ужасно обиделся, когда израильтяне поймали его на слове.

Обама произнес предвыборную речь, в которой заявил, что Иерусалим должен оставаться неделимым. Днем позже он объяснил, что он имел в виду «неделимый» в некоем духовном смысле, что не исключает его фактического физического разделения.

Глава ООН Пан Ги Мун объявил израильские дома «почти смертельным ударом» по мирному процессу. Это, конечно, только «почти смертельный удар» потому, что мирный процесс, как Дракула, не может быть убит. Израильские дома, какими грозными бы они ни были, с их балконами и плохим отоплением в зимнее время, никогда не будут вполне достаточными, чтобы его убить.

Как монстр из фильма ужасов мирный процесс всегда возвращается, и независимо от того, сколько ударов нанесет ему израильский дом, через год будет продолжение, где израильский дом будет снова преследоваться монстром мирного процесса.

Армии смертоносных израильских домов, которые не будут построены еще лет пять, если вообще когда-либо, кажутся грозными на черных газетных полосах Нью-Йорк таймс и гневных колонках Guardian, но их фактическая потенция ограничивается жильем еврейских семей и бешенством международных дипломатов и их шестерок в СМИ.

Европа -- в ярости, Обама кипит, ООН -- в напряжении, а где-то в Ираке, халиф ISIS вытирает жир со своей бороды и думает, что бы ему сделать, чтобы получить столько же внимания. Он кратко набрасывает некоторые мысли на салфетке, но отвергает их как слишком неправдоподобные.

Чтобы получить так же много внимания всего мира, у ISIS нет никакой возможности строить дома для евреев в Израиле.

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё