Поиск по этому блогу

Загрузка...

Сделать Иран счастливым

Ядерный объект в Иране-вид со спутника (фото:REUTERS)
Целью Израиля должна быть смена режима в Иране


Мы никогда не узнаем, что именно произошло в воскресенье вечером в Парчине, но мы, конечно, знаем, что для того, чтобы помешать Ирану получить бомбу, нужно еще несколько сотен таинственных взрывов.

Кэролайн Глик, JPost


9 октября 2014

До сих пор неясно, что произошло в ночь на воскресенье с незаконной ядерной установкой Ирана в Парчине. По данным иранских источников, в районе объекта прогремел большой взрыв на территории радиусом 15-км. Два человека были ранены.

По данным Израиля и Международного агентства ООН по атомной энергии, объект Парчин - это ключевой компонент предполагаемой военной ядерной программы Ирана. Именно в Парчине Иран предположительно строит ядерное взрывное устройство - то есть, ядерную боеголовку.

Время взрыва весьма примечательно. В ночь на понедельник делегация МАГАТЭ приземлилась в Тегеране для нового раунда переговоров, запланированных на этот вторник. Требование ООН осмотреть Парчин было одним из главных пунктов повестки дня переговоров.

Учитывая время взрыва, конечно, можно предположить, что иранцы сами осуществили его, чтобы помешать инспекции МАГАТЭ.

Но давайте предположим, что верным окажется первое предположение, приходящее на ум, - что за взрывом в Парчине стоит Израиль. Дело в том, что для того, чтобы уничтожить ядерную программу Ирана или серьезно замедлить ее завершение, понадобится уничтожить десятки, если не сотни, дополнительных целей.

Иран защитил свою противозаконную ядерную программу тем, что рассредоточил и дублировал свои ядерные установки по всей стране. Если бы бомбардировку Парчина осуществил Израиль, то это был бы уже второй заявленный удар Израиля в беспорядочной и хаотичной кампании по уничтожению потенциала Ирана для создания ядерного оружия.

Учитывая бессистемный и отрывочный характер предполагаемой кампании Израиля, мы не можем быть очень уверенными, что осуществляя бомбардировки в одиночестве, Израиль сможет помешать Ирану получить ядерное оружие в ближайшее время.

Одна из главных причин того, что предполагаемые удары Израиля по Ирану были такими вялыми, - это противодействие со стороны США. В последние годы администрация Обамы была инициатором утечек информации в средства массовой информации о приписываемых Израилю секретных ударах по Ирану. Чтобы успешно нейтрализовать ядерные объекты Ирана посредством диверсий, Израиль должен скрывать их подготовку от США также, как от Ирана.

Эти ограничения заставляют Израиль расширить цели своей политики в отношении Ирана - от простого создания помех его ядерному проекту до полного его прекращения путем свержения режима.

Есть много оснований полагать, что свержение режима - это реалистичный вариант.

Во-первых, к шоку и удивлению всего мира, после украденных иранских президентских выборов 2009 года, спонтанно возникло и почти свергло режим Зеленое движение. Миллионы иранцев всего этнического спектра и со всей страны поднялись против режима. Они сплотились вокруг кандидатов в президенты Сейеда Мир-Хосейн Мусави и Мехди Карруби и потребовали, чтобы муллократия была заменена демократией.

Если бы администрация Обамы поддержала иранский народ, а не правящий режим, то вполне вероятно, что Корпус стражей иранской революции (КСИР) и диктатор Али Хаменеи исчезли бы шесть лет назад вместе с их ядерной программой и всемирной террористической сетью.

Д-р Майкл Ледин, ученый Вашингтонского Фонда защиты демократии внимательно следит за иранским режимом еще с 1980-х годов, когда он служил в администрации Рейгана. В 2009 году он утверждал, если бы Израиль был готов помочь Зеленому движению, то даже без помощи США, приложив совсем небольшие усилия, он мог бы дать оппозиции возможность свергнуть режим.

В беседе на этой неделе Ледин вновь заявил, что Израиль все еще обладает потенциалом для предоставления оппозиционным силам необходимых им возможностей для свержения режима.

Сегодня, когда появились сообщения о том, что Хаменеи серьезно болен, широко распространено мнение о возникших муках кризиса престолонаследия в Иране. Ледин считает, что радикальные аятоллы соперничают с КСИР и семьей Хаменеи за право стать его преемником. Президент Хассан Роухани также стремится взойти на всемогущий престол Хаменеи.

Входя в период политической неопределенности, Иранский режим менее популярен, чем когда-либо. 

Роухани был избран в прошлом году на основании обещаний расширить свободы в Иране. Но после его вступления в должность, расширилась не свобода, а репрессии.

За прошедший год, количество казней и массовых арестов, осуществленных режимом, резко увеличилось. Увеличилось и количество иранских политических заключенных, подвергшихся пыткам. Несмотря обещание Роухани освободить Мусави и Карруби, помещенных под домашний арест в 2011 году, они не были освобождены.

На прошлой неделе, семья аятоллы Хосейна Каземейни Боруджерди заявила, что религиозного лидера проинформировали о намерении режима казнить его. Боруджерди отбывает восьмой год 11-летнего тюремного заключения за отрицание религиозной легитимности режима и требование, в соответствии с шиитской юриспруденцией, его свержения и замены демократией, в которой мечеть отделена от государства.

Боруджерди пользуется массовой поддержкой в Иране. Его храбрость перед лицом режима репрессий захватывает дух.

После ареста, Боруджерди был подвергнут варварским пыткам. И все же он не раскаялся, как того требовал режим, а тайно рассылал письма миру за пределы своей тюрьмы, раскрывающие мрачное положение с правами человека в Иране, и о ереси в самом сердце режима.

Ледин утверждает, что израильская кампания, освещающая страдания иранских политзаключенных и диссидентов, а также постоянные публичные осуждения режима и призывы к освобождению политических заключенных и к большим свободам, особенно для женщин, имела бы серьезные последствия как в глобальном масштабе, так и в Иране.

Если в такую кампанию включить предоставление оппозиции средств связи, чтобы ее лидеры и последователи могли обойти преграды, установленные режимом, и свободно общаться друг с другом, ее шансы на успех возрасли бы. Предоставление финансовой и другой поддержки союзам иранских рабочих, в том числе создание международной поддержки их неприятию режима, трансляция правдивых новостей и, среди прочего, расширение эфирного времени, отведенного для передачи Персидской службы Голоса Израиля, могли бы расширить права и возможности оппонентов режима.

Ледин насмехается над опасениями, что израильская поддержка противников режима отзовется бумерангом против них самих и укрепит поддержку режима общественностью. Как он выразился, 
"Противников режима всегда обвиняли в сговоре с Израилем и США, так что полученная поддержка не изменит их риска, а только укрепит их ... Оппозиция, вероятно, удивлена тем, что Израиль не помогает ей".
Ледин предлагает Израилю программу ненасильственной, открытой израильской политической и финансовой поддержки противников режима.

Иная политика свержения режима была выдвинута Николаем Сайделем в статье, опубликованной в прошлом месяце в онлайн-журнале Mida. Сайдель рекомендовал Израилю принять более активное участие в политике прямой поддержки освободительных движений меньшинств Ирана. Сайдель отметил, что угнетенные меньшинства, в том числе, азербайджанцы, курды, арабы- ахвази и белуджи вместе составляют более трети населения Ирана. Он предполагает, что режим должен быть свергнут и Иран должен быть поделен на несколько небольших государств, слишком слабых, чтобы угрожать Израилю.

Сайдель отмечает, что все четыре меньшинства в прошлом сотрудничали с Израилем. Некоторые открыто выступали с произраильских позиций. Он утверждает, что у Израиля имеется достаточно средств, чтобы сегодня существенно помочь им, что, как минимум, значительно ослабит режим и ограничит его способность вредить Израилю.

Рассматривая два этих варианта, следует признать, что потенциальные недостатки предложения Сайделя намного выше. Угрожает и тревожит призрак небольших, мощных джихадистских сил, развернутых вдоль линий “Исламского государства”, и возможность установления власти талибов в Иране. Но даже в этом случае, выигрыш от уничтожения режима, и таким образом окончание ядерной программы Ирана и его финансирования Хизбаллы, Хамаса и других террористических групп джихадистов, будет огромным.

Независимо от того, как оценивать риск той или иной политики, поддерживающей противников режима, учитывая:
- риск , который вооруженный ядерный Иран будет представлять для Израиля;
- явное предпочтение администрацией Обамы вооруженного ядерного Ирана перед израильским ударом по ядерным установкам Ирана;
- и постоянно растущую угрозу со стороны террористических ставленников Ирана, 

может оказаться, что риски, связанные с принятием любого из этих двух предложений - Ледина или Сайделя, окажутся намного меньшими, чем риск позволить Ирану стать членом ядерного клуба.

Это удручающе, но высшие военные чины органов безопасности Израиля, кажется, совершенно лишены творческой или даже вообще трехмерной мысли в отношении Ирана. В интервью, опубликованном в прошлую пятницу газетой Маарив, начальник Генерального штаба ЦАХАЛ генерал-лейтенант Бени Ганц заявил, что международные санкции убедили Иран в том, что его ядерный проект вреден для его режима.

На самом деле, санкции только убедили их в том, что имеет смысл притворяться заинтересованными в ядерной сделке, чтобы ослабить санкции или даже избавиться от них. Такая политика не будет препятствовать им приобретать ядерное оружие, но восстановит экономическую жизнеспособность Ирана.

За последние десять лет все попытки израильских военных лидеров даже рассмотреть программу помощи оппонентам режима оказались тщетными.

Пришло время пересмотреть такую политику. В своих последних публичных выступлениях против Ирана премьер-министр Биньямин Нетаньяху неоднократно и справедливо утверждал, что иранский режим более опасен для глобальной безопасности, чем “Исламское государство”. Но он не упомянул о том, что для тех, кто живет под его сапогом, иранский режим так же опасен, “как “Исламское государство” опасно для тех, кто попал под его власть.

Если бы Нетаньяху поднял вопрос о Боруджерди в своем выступлении в ООН, это ослабило бы Роухани.

И со своей стороны, Боруджерди не был бы подвергнут большей опасности, чем в настоящее время.

Так же, как семь молодых иранцев, приговоренных в прошлом месяце к условному тюремному заключению и 91 ударам плетью за то, что они осмелились поместить в интернете видео, на котором они поют песню Фаррела Уильямса "Happy". Они не станут более несчастными и угнетенными, если израильские лидеры встанут в защиту их права быть счастливыми.

Ледин заметил:
 «Я редко видел политику, которая была бы стратегической и моральной необходимостью, но [поддержка отечественных противников иранского режима], безусловно, одна из них."
Мы никогда не узнаем, что именно произошло в воскресенье вечером в Парчине. Но мы, конечно, знаем, что, чтобы помешать Ирану получить бомбу, нужно еще несколько сотен таинственных взрывов. И если такие взрывы происходят даже при существующем режиме, есть все основания полагать, что в них не будет недостатка в долгосрочной перспективе. 

Иран - самый большой враг Израиля. И своей поддержкой Хезболлы и Хамаса, и своей ядерной программой он угрожает Израилю серьезней, чем любое другое государство сегодня. Лучший способ положить конец этим угрозам - не бороться с его ставленниками, а перейти к источнику проблемы.



Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё