Поиск по этому блогу

Загрузка...

Обама - виртуозный менеджер

Вторник, 21 октября 2014

Кэролайн Глик

С тех пор, как президент США Барак Обама вступил в должность почти шесть лет назад, его постоянно обвиняли в управленческой некомпетентности. Его критики утверждают, что до избрания, у Обамы не было опыта управления, и это проявилось в его некомпетентности при решении проблем.

Во всем - от обращения с Конгрессом и обуздания радикальных идеологов Внутренней налоговой службы IRS, от контроля над хаосом на мексиканской границе до подготовки скоординированной стратегии борьбы со всеми проблемами, от лихорадки Эбола до “Исламского государства” (IS), критики Обамы утверждают, что он не из той лиги. Он некомпетентен.
Но если судить о нем на примере Израиля, то его критики заблуждаются. Потому что, по крайней мере, в том, как он строит отношения США с еврейским государством, Обама проявил мастерство, используя инструменты исполнительной власти, упущенные большинством его предшественников.

Рассмотрим две истории, о которых сообщалось в прошлую пятницу.

Во-первых, в статье, опубликованной в The Jerusalem Post, аналитик терроризма и репортер-исследователь Стивен Эмерсон показал, как высшие эшелоны администрации заблокировали ФБР и прокуратуру США, не позволяя им помочь Израилю в поиске останков солдата IDF Орона Шауля.

Шауль был одним из семи солдат пехотной бригады Голани, убитых 20 июля, когда террористы ХАМАСа выпустили ракету по их бронетранспортеру в районе Шаджия в Газе.

Как выяснил Эмерсон, после кражи его останков, террористы ХАМАСа взломали страницу Шауля в Фейсбуке и разместили объявление, что его удерживает ХАМАС.

Среди прочего, ЦАХАЛ постарался определить, где находится Шауль и жив ли он. Он официально попросил ФБР определить в Фейсбуке IP-адреса лиц, писавших на странице Орона. Если бы такая информация была быстро получена, ЦАХАЛ смог бы найти Орона или, по крайней мере, найти людей, знающих о его местонахождении.

Действуя в соответствии с установившейся практикой, понимая важность фактора времени, ФБР и Управление федерального прокурора сразу начали заниматься запросом Израиля. Но как только прокурор США обеспечил себе постановление суда, требующее, чтобы Фейсбук передал ему записи, ФБР получило приказ прекратить свои усилия.

Как сообщил Эмерсону высокопоставленный чиновник правоохранительных органов, поступил приказ из офиса Генерального прокурора Эрика Холдера, в котором было дано указание ФБР вначале подписать "MLAT," договор с Израилем о взаимной правовой помощи. Эта процедура обычно применяется в случаях, связанных с уголовным преследованием и не опасными для жизни проблемами, и занимает недели.

Другими словами, опираясь на бюрократию, действующую независимо, Холдер, самый надежный секретарь Обамы, действовал быстро, решительно и эффективно. И его вмешательство в ключевой момент привело к тому, что, хотя Израиль имел возможность после исчерпывающей судебно-медицинской экспертизы определить факт смерти Орона, сегодня он готов начать переговоры с ХАМАСом о возвращении частей его тела.

Затем было неофициальное эмбарго оружия.

В августе The Wall Street Journal сообщил, что Белый дом и Государственный департамент в последнюю минуту предотвратили позитивный ответ Пентагона на израильскую просьбу о пополнении запасов ракет класса воздух-земля Hellfire. Эти высокоточные ракеты были ключевым компонентом воздушной операции Израиля против ракетных установок Газы. Системы наведения ракет позволяли ВВС уничтожать пусковые установки, минимизируя сопутствующий ущерб.

В соответствии со стандартной многолетней практикой, Израиль просил пополнения запасов через Европейское командование, его американские военные каналы.

И в соответствии с обычной практикой, эта просьба была удовлетворена.

Но затем Белый дом и Государственный департамент услышали об утвержденной отгрузке и развернули свои действия. Как и в случае со страницей Орона в Фейсбуке, они не отклонили запрос Израиля. Они просто добавили бюрократизма в реакцию на просьбу, что сделало невозможным для Израиля получить помощь от правительства США в реальное время.

Как выразилась пресс-секретарь Госдепартамента Мари Харф:
"Мы ничего не задерживаем. Задержка объясняется техническими причинами... Решение ваших просьб продвигается, просто сейчас появились дополнительные шаги в процессе, и нет никакого политического решения, чтобы они не продвигались .... Они просто займут некоторое дополнительное время".
Ракеты Hellfire, вместе с другими боеприпасами, которые Израиль просил во время войны, прибыли в сентябре - через месяц после вступления в силу прекращения огня.

В пятницу опытный военный корреспондент Амир Раппопорт сообщил в Макор Ришон, что задержка ракет Hellfire была лишь одним из аспектов решения Белого дома прекратить поставки оружия в Израиль во время войны. Вскоре после начала операции “Несокрушимая скала” администрация прекратила все контакты с постоянной делегацией закупок Минобороны Израиля в США.

По словам Раппопорта, в первый раз после Ливанской войны 1982 года "ожидаемая переброска боеприпасов из США [к IDF] не осуществилась".

Разница между действиями Обамы во время операции “Несокрушимая скала” и частичным эмбарго вооружений Рональда Рейгана против Израиля 32 года назад состоит в том, что Рейган все делал публично. Он объявил о своих действиях и общественности, и Конгрессу.

Обама не сделал ничего подобного. И скандальный запрет ФАУ на рейсы в аэропорт Бен-Гурион во время войны, и предотвращение Холдером получения помощи Израилю со стороны ФБР в поисках Орона, и эмбарго Обамы на поставки оружия были объяснены лишь бюрократическими мерами.

Как заявила Харф в связи с эмбарго, не было никакой враждебной политики за всеми этими враждебными политическими шагами.

Обама и его старшие советники просто блюстители процедуры. А так как во время войны Обама заявил о своей поддержке Израиля, то политикам и общественности было нелегко возражать против его действий.

Как можно возражать против враждебной политики по отношению к Израилю, когда администрация настаивает на том, что ее не существует? В самом деле, любой, кто говорит обратное, рискует быть обвиненным в теории заговора или подстрекательстве.

То же самое касается политики Обамы в отношении Ирана. На этой неделе мы узнали, что администрация предложила Ирану ядерную сделку, в которой муллы могут сохранить работающими половину из своих 10 000 активных центрифуг.

Это плюс к 10 000 иранских центрифуг, которые в настоящее время неактивны и игнорируются Обамой. Таким образом, предложение США фактически позволяет Ирану иметь достаточно центрифуг, чтобы создать атомную бомбу максимум в течение года.

Другими словами, политика США в отношении Ирана, проявившаяся в ядерном предложении Обамы, позволяет наиболее активному спонсору терроризма практически сразу создать ядерное оружие.

Но Обама отрицает, что это его политика. В течение шести лет ему очень ловко удавалось сдерживать оппозицию Конгресса по отношению к его заигрываниям с иранским режимом, настаивая на том, что его стратегия направлена на снижение иранской ядерной угрозы и предотвращение войны.

Оппозиция к этой политике означала бы оппозицию к этим целям.

Данные опросов стабильно показывают, что курс Обамы, направленный на нанесение вреда Израилю и облегчение приобретения Ираном ядерного арсенала, очень непопулярен. Его успешное продвижение по обоим этим курсам, несмотря на эту глубоко укоренившуюся общественную оппозицию, свидетельствует о его большом мастерстве.

С другой стороны, виртуозное обращение Обамы с федеральной бюрократией и Конгрессом также выявляет ахиллесову пяту его политики. Она скрывает его реальный курс, потому что Обама не может защитить его.

Неспособность Обамы защитить свою стратегию означает, что политики обеих партий могут откровенно излагать противоположные взгляды, не рискуя встретить критику или противодействие со стороны администрации.

Как может Обама критиковать серьезную политику в поддержку Израиля, когда он утверждает, что это его цель? И как он может противостоять серьезной стратегии на предотвращение получения Ираном ядерного оружия, когда он говорит, что разделяет эту цель?

По крайней мере, насколько обеспокоен Израиль, настолько влияние Обамы на федеральную бюрократию досконально. Его политикой управляет не некомпетентность. Это злой умысел по отношению к ближайшему союзнику США на Ближнем Востоке. И чтобы победить эту политику, не надо доказывать некомпетентность, которой не существует. Надо показать, что есть намного лучшие способы достижения заявленных целей поддержки Израиля и блокирования программы создания ядерного оружия в Иране.



Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё