Поиск по этому блогу

Загрузка...

Спасибо тебе, ИГИЛ!

10 октября 2014

Дэвид Горовиц

Обезглавливания невинных людей - это отвратительные акты, отражающие варварскую дикость Исламской «священной войны» против Запада - против нас. Тем не менее, вопреки намерениям их исполнителей, они оказались неожиданно полезными. Их отвратительные изображения вошли в гостиные и сознание рядовых американцев и пробудили их.

Варварство исламского движения за мировое господство очевидно уже в течение десятилетий. Вспомним теракт самоубийцы в Морском объединении в Ливане в 1982 году, взрыв во Всемирном торговом центре в 1993 году, террористические атаки на евреев - мужчин, женщин и детей во второй палестинской интифаде в 2000 году, атаки 9/11 на Всемирный торговый центр и Пентагон в 2001 году, обезглавливания, совершенные в Ираке аль-Каидой Абу аль-Заркави и Салафистской группой, известной как Ансар аль-Ислам во время войны в Ираке.
К сожалению, в ответ на это варварство Демократическая партия и либеральные элиты осудили и маргинализовали тех, кто назвал это варварством. В их глазах, это расисты называют «варварством» любые действия людей третьего мира. Связывание ислама с исламистами было названо исламофобией. Президент Обама до сих пор находится в этой ловушке, так многословно отрицая, что “Исламское государство” действительно исламское. Для главнокомандующего Америки такие явно идиотские утверждения о враге своей страны в военное время отражают ту глубину, на какую осела это идеология защиты исламистов (ставящая под угрозу невинных). Даже предшественник Обамы Джордж Буш не мог заставить себя назвать врага исламским.

Приняв решение о "войне с террором", используя термин как описательный, он игнорировал тот факт, что дикость была мотивирована не нигилизмом, а исламской верой. Демократы Обамы пошли еще дальше в этом отрицании, убрав даже термин «война с терроризмом» из правительственной лексики и заменив его термином "зарубежные операции в чрезвычайных ситуациях."

В течение более десяти лет горстка консерваторов, среди которых был я, пыталась бить тревогу по поводу исламистской угрозы. Наши усилия были осмеяны, а мы зачислены в фанатики и исламофобы.
В 2004 году я опубликовал книгу под названием “Нечестивый союз” об исламистском движении и той поддержке, которую оно получает от американских левых. Мои предостережения заставили профессора Гарвардского университета и эксперта по исламу Ноя Фельдмана квалифицировать меня "пережитком" в Книжном обозрении Нью-Йорк Таймс. Больше Нью-Йорк Таймс не упоминала ни одной из моих книг.

В 2006 и 2007, я организовал около 200 семинаров «teach-in" в американских кампусах, которые назвал "Понимание исламо-фашизма". Идея заключалась в том, чтобы узаконить термин "исламо-фашист" ​​как описание врага, стоящего перед нами. Эти семинары были подвергнуты нападкам со стороны Ассоциации студентов-мусульман, вербующей членов в организацию Братья-мусульмане, и организации ”Студенты за справедливость в Палестине”, авангарда террористической партии ХАМАС. Они также стимулировали презрение к нам либеральных левых.

Джошуа Мика Маршалл из Talking Points Memo посвятил два видео в YouTube, высмеивая меня за эти семинары. Левые кампусов назвали студентов, организовавших их, расистами, фанатиками и исламофобами.

Возглавляемые левыми студенческие советы в Калифорнийских университетах Лос-Анджелеса и Санта-Барбары и десятка других элитных школ единогласно приняли резолюции, осуждающие критиков исламского женоненавистничества и террора как "исламофобию". Против меня и других выступающих на наших семинарах в кампусах, в том числе Роберта Спенсера и Даниэля Пайпса, были написаны многословные отчеты об угрозе исламофобии. Эти отчеты, стоимость создания которых оценивалась десятками тысяч долларов, были опубликованы организациями FAIR, CAIR, Southern Poverty Law Center и Центром за американский прогресс - мозговым трестом Демократической партии.

А потом появился ИГИЛ. Ужасающие изображения обезглавливаний, репортажи о массовых побоищах и угрозы американской родине добились того, чего наш небольшой контингент находящихся в осаде консерваторов никогда не смог бы добиться сам. Они внесли образы этих исламских фанатиков и дикарей в жилые дома американцев. И вдруг лексика, приемлемая для описания противника, стала меняться. С языков ведущих вечерних новостей и комментаторов, никогда бы не помышлявших раньше о пересечении этой линии, опасаясь обидеть неполиткорректностью, начали сходить слова "дикари" и "варвары".

Практически каждая крупная мусульманская организация в Америке - это ветвь Братьев-мусульман, первоисточника исламского террора. Хума Абедин, бывший заместитель начальника штаба госсекретаря США Хиллари Клинтон ( он и до сих пор доверенное лицо Клинтон и ее главный помощник) - выходец из семьи лидеров Братьев-мусульман. Тем не менее, законодатели, имеющие полномочия расследовать эти вопросы, до сих пор боятся даже поднимать их. Представитель Мишель Бахман, поднявший этот вопрос, был подвергнут резкой критике как расист не только левыми, но и Джоном Бонером и Джоном Маккейном.

Язык - это оружие в борьбе против угрозы, с которой мы столкнулись. Мы не можем эффективно вести войну, если мы не назвали врага, не описали его методы и не изучили его влияние на нашу собственную политику. “Исламское государство” создало возможность для преобладания здравого смысла и реализма. Трагедия состоит в том, что понадобилось массовое уничтожение сотен тысяч мусульман и христиан на Ближнем Востоке и продолжающееся уничтожение католиков в Ираке, чтобы начать пробуждение людей. И к сожалению, наш президент все еще спит или, что еще хуже, враждебен к американским целям, враждебен к военным, защищающим нас, и идентифицирует себя больше с исламским миром,создавшим эти силы, чтобы уничтожить нас, чем со страной, которую он присягал защищать.

Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё