Поиск по этому блогу

Загрузка...

На пороге кровавой бойни?

Израильские офицеры пограничной полиции патрулируют 
Храмовую гору ( (photo credit:REUTERS)
Мартин Шерман, JPost

13 ноября 2014
Перед нами тяжелое испытание самого серьезного рода. Перед нами много, много долгих месяцев борьбы и страданий.
- Уинстон Черчилль, Первое выступление в Палате общин в качестве премьер-министра, 13 мая 1940
Военное поражение Израиля будет означать физическое уничтожение значительной части населения и политическую ликвидацию еврейского государства ... И не в этом историческая травма ... Проиграть единственную войну - это проиграть все ... 
- Игаль Алон, тогдашний министр иностранных дел, октябрь 1976

Эта статья не для тех, у кого слабый желудок. Она не для тех, кто хочет быть уверен, что, в конце концов, все будет "хорошо". Она не дает ни проблеска оптимизма, ни какой-либо утешительной перспективы счастливого конца.
В самом деле, если евреям нужно сохранить свой политический суверенитет, обозримое будущее предвещает им, как сказал Черчилль, "кровь, тяжелый труд, слезы и пот".

Скопление грозовых туч над Израилем

Над Израилем скопились грозовые тучи. Практически на всех фронтах сгущаются зловещие тучи, и если предвещаемые ими грозные вихри поразят нас все сразу, я далеко не уверен, что еврейское государство выдержит разрушительность их совместного удара.

С тех пор, когда я в середине 2011 года начал писать статьи в серии “Into the Fray” (“Давайте спорить”), я неоднократно предупреждал об опасностях политики контрпродуктивных компромиссов и уступок правительства. Я предупреждал, что такая "кавалькада капитуляции" не вызовет ничего у наших противников, кроме потребности во все более далеко идущих уступках, как это и происходит на самом деле.

2 декабря 2011 года, я писал в своей колонке:
«Принимая политику постоянных попыток избежать столкновений, в которых он имеет преимущество, Израиль может в конце концов оказаться вынужденным участвовать в противостоянии, в котором он преимущества не имеет".
Именно такая опасная ситуация теперь начинает развиваться на наших глазах.

И со стороны всех своих арабских соседей, и внутри своих границ, и даже далеко от границ - Израиль сталкивается с грозным спектром угроз - от ущерба от экономических санкций и международной изоляции, через убийственные теракты, джихадистские мятежи и внутренние восстания до призрака оружия массового поражения и ядерного Ирана. Все это объединяется с тревожной скоростью в многогранную опасность, ставящую под возможно беспрецедентную с момента создания государства угрозу самое выживание еврейского национального государства.

Неправильное толкование поля боя

Следующие одно за другим правительства неправильно интерпретировали поле боя, и пребывая в плену соблазнительного обмана политкорректности, основывали свою политику на ошибочных принципах, резко расходящихся с диктатом политических реалий.

Чтобы понять это жесткое обвинение, в первую очередь необходимо понимать, что существуют два исходных и противоположных контекста конфликта. В первом из них политика компромисса и уступок вполне может быть допустима, а в другом такая политика катастрофически неуместна.

В первом контексте стороны интерпретируют любые уступки в качестве подлинной согласительной инициативы и чувствуют себя обязанными ответить встречной уступкой. В этом контексте процесс будет двигаться в сторону разрешения конфликта путем ряда уступок и контр-уступок.

В альтернативном конфликтном контексте, однако, один из оппонентов интерпретирует льготные инициативы не как примирительные жесты, сделанные добросовестно, а как знак уязвимости и слабости, сделанный под принуждением, предвещая поражение.

Тогда инициативы не вызывают никаких взаимных примирительных жестов, а скорее требуют дальнейших уступок.

Если уступить требованиям, то процесс, вместо сворачивания и перехода к мирному урегулированию разногласий, будет только усугубляться в направлении либо капитуляции, либо широкомасштабного насилия. Другими словами, как только одна сторона понимает, что ее противник действует недобросовестно и может быть обуздан только силой; или другая сторона понимает, что она уже добыла все возможные ненасильственными методами уступки, имея в виду, что дальнейшие приобретения могут быть получены только с помощью силы, положение стороны, желающей двустороннего удовлетворения, ухудшается.

"... Если вы не боретесь, когда победа близка..."

Если сторона оказывается в ситуации, равной второму контексту, но выбирает политику, подходящую для первого, катастрофа неизбежна.

К сожалению, на протяжении более двух десятилетий, именно это делало израильское правительство, с разной степенью близорукого рвения и / или вынужденного согласия. Если не будут приняты безотлагательные, надежные и решительные меры по исправлению положения, катастрофа неизбежна.

Не может быть никаких сомнений в том, что арабо-израильский конфликт гораздо больше напоминает второй контекст, чем первый. В конце концов, ни одна болезненная уступка Израиля, сделанная с начала 1990-х годов, не привела к какому-либо примирительному ответу его арабских противников. Наоборот, все уступки встречали все больше непримиримости и упрямства настаивать на дальнейших односторонних шагах по умиротворению.

Из-за чрезмерной сдержанности и недостаточной решимости, Израиль неумолимо погружается в ужасную ситуацию, о которой с убийственным красноречием предупреждал Уинстон Черчилль в первом томе своей серии книг о Второй мировой войне, метко названном “Грядущая Буря”.

Он предупредил:
"Если вы не будете бороться за право, когда вы можете легко выиграть без кровопролития; если вы не будете бороться, когда ваша победа, несомненна и не достается слишком дорогой ценой; вы можете прийти к моменту, когда вам придется бороться, имея все шансы против себя и только сомнительные шансы на выживание. Дело может быть даже хуже. Возможно, вам придется бороться, когда нет надежды на победу, потому что лучше погибнуть, чем жить рабами".

"... Физическое вымирание и политическое уничтожение..."

Хотя многие захотят отрицать это, такая ситуация вполне возможна для евреев Израиля, если политика разорительной сдержанности продолжится. Если сейчас подвергающиеся беспрецедентным международным нападкам израильтяне лишатся государственного суверенитета, то они могут стать не столько «рабами», сколько вполне могут быть низведены до статуса “неверных” зимми на своей родине.

Прошлые военные и экономические успехи Израиля были настолько ошеломляющими, что они скрыли истинную шаткость еврейской политической независимости в регионе.

Для тех, кого уже усыпило ложное чувство самоуспокоенности весьма заметными признаками силы и мощи - такими, как высотные здания и модернистские автострады, благотворным напоминанием должна стать мрачная оценка асимметрии конфликта и хрупкости еврейского национального существования, сделанная Игалем Алоном в престижной публикации Министерства иностранных дел.

Алон, по мнению многих, воплощение умеренной государственности, предупредил:
"... военное поражение Израиля будет означать физическое вымирание значительной части населения и политическую ликвидацию еврейского государства. ... Арабские государства могут позволить себе ряд военных поражений, но Израиль не может позволить себе проиграть ни одну войну. И не в этом [окончательная, следовательно терпимая] историческая травма...
Проиграть единственную войну значит проиграть все ... ».

Разорительные результаты сдержанности и отступления

Горькие плоды израильских отступлений и сдержанности изобилуют в каждом направлении и на каждом фронте.

В некоторых случаях они близки к полной спелости, в других, до сих пор не созрели. В некоторых случаях беда находится на расстоянии вытянутой руки, в других ее удалось избежать, а точнее - задержать, часто больше благодаря удаче, чем здравому смыслу.

На севере, одностороннее бегство ЦАХАЛа, по распоряжению Эхуда Барака в 2000 году, оставило Южный Ливан и брошенных христианских союзников Израиля Хезболле, которая превратила эту страну в грозный арсенал ракет, поливающий Израиль дождем, несущим смерть и разрушения миллионам израильтян. Нерешительное и ошибочное руководство правительства Эхуда Ольмерта во Второй ливанской войне 2006 года позволило превосходящей численностью и оружием Хезболле утверждать, не без правдоподобия, о стратегической победе (или, по крайней мере, не поражении) над IDF.
Отвратительная Резолюция Совета Безопасности ООН 1701, предложенная безнадежно неумелой Ципи Ливни, тогдашним министром иностранных дел, позволила региону получить еще более угрожающий арсенал, ощетинившийся десятками тысяч еще более смертоносных ракет и, как сообщается, угрожающими туннелями атаки, прорытыми под границей.

Только по милости Всевышнего, или благодаря удаче, если вы предпочитаете, во время операции “Несокрушимая скала” в Газе ранее в этом году, Хезболла была занята гражданской войной в Сирии. Следовательно, она не могла открыть второй фронт и использовать в полную силу этот арсенал (и эти туннели) против Израиля, что, возможно, перегрузило бы защитную способность системы обороны Железный купол.

Уступки более опасны, чем когда-либо

Было бы безрассудно предполагать, что такое стечение обстоятельств будет повторяться в любом будущем сценарии. На самом деле, спустя только 10 дней после окончания операции “Несокрушимая скала” ЦАХАЛ объявил, что он "строит планы и готовится" к "очень жестокой войне» против Хезболлы, которая, по словам информированных источников, "сейчас накопила три года опыта боев, большие военные возможности и значительную уверенность".

Немного на восток бушует поразительное варварство сирийской гражданской войны, дающее пугающую перспективу общей границы с “Исламским государством и/или филиалами Аль-Каиды и подчеркивающее, каким безрассудным было бы отказаться от Голан и передать их убийственному режиму Асада, в слабой надежде торгов за обмен земли на мир.

Вдоль восточной границы Израиля, Хашимитская монархия Иордании при господстве исламистских элементов выглядит все более шаткой. Неустойчивую ситуацию в стране усугубляют орды беженцев (по сообщениям, более 600 000), спасающихся от жестокости в Сирии, и проникшие исламистские агитаторы, которые предъявляют невыносимые требования, увеличивая нагрузку на социальные и экономические ресурсы Иордании и подрывая стабильность режима. Учитывая угрозу возможности замены монархии радикальными мусульманскими элементами или даже превращения ее в марионеточный режим, контролируемый ими, территориальные уступки в Иудее-Самарии, примыкающей к королевству с запада, становятся еще более опасно бредовыми, чем раньше.

Огромная протяженность земель, контролируемых исламистами

Даже если бы удалось прийти к какому-то шаткому соглашению с довольно нерелевантным и никого не представляющим Махмудом Аббасом, то нужно ответственно предположить, что он очень скоро был бы заменен более экстремистскими силами, такими как ХАМАС (вспомним прецедент в секторе), или еще хуже.

Израиль столкнулся бы с опасной перспективой огромного, непрерывного участка территории, контролируемой исламистами - от восточных границ Большого Тель-Авива до текущей границы Иордании с Ираком, и дальше, до районов, находящихся под железным правлением “Исламского государства”.

То же в Синае, где существуют мрачные перспективы падения полуострова под ударами джихадистских элементов, которые египетской армии все труднее обуздать.

Одна из самых опасных групп боевиков, действующих в Синае, Ансар Бейт аль-Магдис, недавно поклялась в верности “Исламскому государству”, вероятно, чтобы позволить себе иметь больше денег, оружия и новобранцев для войны против правительства Каира.

Вся эта дикость неизбежно будет давить на протяженную южную границу Израиля, простирающуюся от Газы до Красного моря. Если ракетные обстрелы Эйлата продолжатся, туризм в город прекратится, и он потеряет свой основной источник дохода, без которого само его существование глубоко сомнительно.

На пороге кровавой бойни?

Этот пугающий перечень вряд ли исчерпывает все опасности, стоящие сегодня перед еврейским государством. Ни слова не было сказано о возможности третьей интифады со стороны палестинцев Иудеи-Самарии или возобновления пожара в Газе. Возможно, самая серьезная угроза из всех - это перспектива восстания арабских граждан Израиля, если они почувствуют слабость и шатания со стороны евреев.

Эта угроза материализуется, если арабы не будут убеждены, что евреи не потерпят никакого вызова, изнутри границ Израиля или извне, своему национальному суверенитету и политической независимости.

После стольких лет контрпродуктивных уступок и компромиссов, маловероятно, что ситуацию можно поправить консенсуальными средствами. Для исправления положения потребуются широкомасштабные принудительные меры.

Сегодня требуется не сдержанность, а демонстрация безжалостной решимости.

Если евреи не подадут недвусмысленный сигнал, что любой вызов их суверенитету будет встречен подавляющей смертоносной силой, они будут все более и более становиться жертвами такой силы в руках своих арабских противников.


Мартин Шерман (www.martinsherman.org) - основатель и исполнительный директор Израильского института стратегических исследований.


Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё