Поиск по этому блогу

Загрузка...

Почему и когда был создан миф о мечети Аль-Акса?

Как Иерусалим стал таким значимым для мусульман?

Д-р Мордехай Кедар

Важность Иерусалима для евреев и христиан бесспорна, так как связь этого города с иудаизмом и христианством является частью всеобщих представлений об истории и богословии. Однако когда дело доходит до современной политики, мы слышим вновь и вновь, что палестинцы, арабы и мусульмане требуют, чтобы Иерусалим стал столицей будущего палестинского государства, в силу своей святости для ислама. Вопрос заключается в том, как и когда этот город стал святым для мусульман.
После того, как Палестина была оккупирована мусульманами, её столицей был Рамле, в 30 милях к западу от Иерусалима, что указывает на то, что Иерусалим для них ничего не значил.
Когда Пророк Мухаммед установил ислам, он ввёл минимум инноваций.
Он использовал посредством исламизации священные персонажи, исторические легенды и священные места иудаизма, христианства и даже язычества. Таким образом, в соответствии с исламом, Авраам был первым мусульманином, а Иисус и Святой Иоанн (сыновья Мириам, сестры Моисея и Аарона) были пророками и хранителями вторых небес. Многие библейские легенды («асатир аль-аввалин»), которые были знакомы арабам-язычникам ещё до рассвета ислама, были «обращены» в ислам, и ими были насыщены Коран, а также хадисы (исламская устная традиция).

Исламизация практиковалось на местах, как и исламские персоналии: Мекка и святой камень – аль-Ка'аба – были святыми местами доисламских арабов-язычников. Мечеть Омейядов в Дамаске и Великая мечеть Стамбула были возведены на территориях христиано-византийских церквей это – два из наиболее известных примеров того, как Ислам относится к святилищам других конфессий.

Иерусалим тоже прошёл процесс исламизации: сначала Мухаммед пытался убедить евреев, обитавших вблизи Медины, присоединиться к его молодой общине, и, путём убеждения, установил обращение молитвы (Кибла) на север, в сторону Иерусалима, в соответствии с еврейской практикой; но после того, как эта попытка ему не удалась, он выступил против евреев, убил многих из них и направил молитву ( Кибла) на юг, в сторону Мекки.

Отказ Мухаммеда от Иерусалима объясняется тем фактом, что этот город ни разу не упоминается в Коране. После того, как Палестина была оккупирована мусульманами, их столицей был Рамле, в 30 милях к западу от Иерусалима, что указывает на то, что Иерусалим ничего для них не значил.

Ислам вновь «открыл для себя» Иерусалим через 50 лет после смерти Мухаммеда. В 682 н.э. Абдулла ибн аз-Зубайр восстал против исламских правителей в Дамаске, завоевал Мекку и предотвратил паломников от совершения хаджа в Мекку. Абд аль-Малик, Халиф Омейядов, нуждался в альтернативном месте для паломничества и поселился в Иерусалиме, который в то время был под его контролем. Чтобы оправдать этот выбор, был выбран стих из Корана (17,1 = сура 17, стих 1), который гласит (перевод Маджида Фахри):
– «Слава Тому, Кто вызвал Своего слугу, чтобы поехать ночью от Священной мечети в самую отдалённую мечеть, чьи прилегающие участки Мы благословили, чтобы показать ему некоторые из Наших знамений, Он – действительно Всеслышащий, Всевидящий».
Смысл, приписывавшийся этому стиху (см. комментарий в «аль-Яллалайн») заключается в том, что «самая отдалённая мечеть» (Мечеть Аль-Акса) находится в Иерусалиме, и что Мухаммед однажды ночью был туда переправлен (хотя в то время такое путешествие отняло бы три дня на верблюдах), верхом на аль-Бураке, волшебном коне с головой женщины, крыльями орла, хвостом павлина и копытами, несущимися до горизонта. Он привязал коня к Стене Плача Храмовой горы и оттуда вместе с архангелом Гавриилом вознёсся на седьмое небо. На своём пути он встретил пророков других религий, которые являются хранителями Седьмого Неба: Адама, Иисуса, Святого Иоанна, Йосефа, Идриса (Сета?), Аарона, Моисея и Авраама, которые сопровождали его на пути к Аллаху и который принял его как своего повелителя.

Таким образом, Ислам пытается получить полную легитимность по сравнению с другими, более старыми религиями, создавая сцену, в которой бывшие пророки соглашаются с приоритетом Мухаммеда, таким образом, вручая ему «Хатам аль-Анбийя» («Печать Пророков»). Согласно этой легенде, ислам пришел в этот мир для того, чтобы заменить иудаизм и христианство, а не жить с ними бок о бок.

Не удивительно, что этот удивительный расчёт противоречит ряд догматов ислама: Как может живой человек из плоти и крови вознестись на небо? Как мифическое существо может нести предназначение к жизни и смерти? Подобные вопросы приводили ортодоксальных мусульманских мыслителей к выводу, что то ночное путешествие было мечтой Мухаммеда. Путешествие и восхождение служит исламу как «Шаг вперёд» лучше, чем Библия: Моисей «только» подошел к Горе Синай, неизвестно где, и лишь приблизился к небу, в то время как Мухаммед прошёл весь путь до Аллаха, и от самого Иерусалима.

Что мешает поверить, что мечеть Аль-Акса, описанная в исламской традиции, находится в Иерусалиме? Например, жители Мекки, которые хорошо знали Мухаммеда, не верили в эту историю. Только Абу Бакр, (позже первый Халиф), поверил ему и, таким образом, был назван аль-Сиддик («верующий»). Вторая трудность заключается в том, что исламская традиция рассказывает нам, что Аль-Акса находится вблизи Мекки на Аравийском полуострове. Это было однозначно указано в «Китаб ал-магази» (Oxford University Press, 1966, т. 3, стр. 958-9), книге мусульманского историка и географа аль-Вакиди. Согласно аль-Вакиди, было два «масджид'а» (места молитвы) в аль- Ги'ирранах, деревне между Меккой и Та'иф, одно было «ближней мечетью» (Аль-Масджид аль-Адна), а другое – «дальней мечетью» (аль-Масджид аль-Акса), и Мухаммед там молился, когда он выезжал из города.

Это описание аль-Вакиди, которое поддерживается цепочкой власти («иснад»), не было «удобным» для исламистской пропаганды 7-го века. В целях создания основы для осознания «святости» Иерусалима в исламе, халифы из династии Омейядов придумали много «традиций», отстаивающих значимость Иерусалима (известную как «fadha'il bayt al-Maqdis»), которая бы оправдывала паломничество правоверных мусульман в Иерусалим. Таким образом, в Иерусалим была «перенесена» эта «аль-Масджид аль-Акса» («дальняя мечеть»). Следует отметить, что Саладин также принял миф о мечети Аль-Акса и тех «традициях» в целях вербовки и подстрекания мусульманских воинов против крестоносцев в 12 веке.

Другой целью исламизации Иерусалима было подорвать легитимность старых религий, иудаизма и христианства, которые считают Иерусалим священным городом. Ислам представлен в качестве единственной законной религии, предназначенной для замены двух других, потому что евреи и христиане, каждый в свою очередь, изменили и исказили («ghyyarou wa – baddalou») Слово Божье. На предполагаемых подделках Священного Писания, якобы сделанных евреями и христианами, можно увидеть третью главу: MJ Kister «haddithu' an bani isra'il wa-la haraja» IOS 2 (1972), стр. 215-239. Кистер цитирует десятки исламских источников).

Хотя иудаизм и христианство могут существовать бок о бок в Иерусалиме, ислам рассматривает их обоих как предателей Аллаха и его учения, и всегда делал, и будет продолжать это делать, всё, что в его силах, чтобы изгнать их из этого города. Интересно отметить, что это изгнание имеет обратную силу: исламские вещатели палестинских радиостанций последовательно делают упор на одну точку, утверждая, что у евреев никогда не было храма на Храмовой горе и, конечно, не говоря уже о двух храмах. (Где, тогда, по их мнению, Иисус проповедовал?)

Арафат, сам светский человек (спросите у ХАМАСа!), сделал именно то, что сделали 1300 лет назад халифы из династии Омейядов: он провозгласил святость Иерусалима, чтобы она служила его политическим целям. Он не мог отдать евреям контроль над Иерусалимом, так как они, в соответствии с исламом, нечестивы, и на них обрушится гнев Аллаха («al-maghdhoub 'alayhim»; Коран 1,7, см. «аl-Jalalayn» и другие комментарии; обратите внимание, что номера стихов могут немного отличаться в различных изданиях Корана). Евреи это – сыновья обезьян и свиней (5,60). (Насчёт того, что евреи имеют отношение к свиньям и обезьянам см, например, книгу Муснада аль-Имама Ахмада ибн Ханбала, (Бейрут, 1969) т. 3, стр. 241. См также страницы 348, 395, 397, 421, и том 6, стр. 135.). Евреи являются теми, кто исказил священные писания, в которых это было выявлено (2,73; 3,72), и они отрицали признаки Бога (3,63). Так как евреи нарушили завет своего Бога (4154), Он проклял их (5,16), и они являются вечными наследниками ада (3112). Так как же Арафат мог отказаться от Иерусалима в пользу евреев?

Палестинские арабские СМИ в эти дни полны сообщений о джихаде, призывая превратить национально-политическую войну между Израилем и палестинцами в религиозно-исламскую войну между евреями и мусульманами. ЧИТАЙТЕ ПО ИХ ГУБАМ: для них христианство ничем не лучше, чем иудаизм, так как и то, и другое «утратили» их право на власть над Иерусалимом. Только Ислам – Дин аль-Хакк («Религия истины») – имеет это право, и навсегда. Это было и до сих пор является лейтмотивом в пятничных проповедях в палестинских мечетях и официальных СМИ.


(Примечание: на фото, помещённом выше, показана «keffiya». Палестинская куфия – пёстрый чёрно-белый шарф, который палестинцы или палестинки обычно носят вокруг шеи или головы. Она стала символом палестинского национализма, напоминая об арабских восстаниях в Палестине 1936–1939 гг., показывая желанное освобождение Иерусалима от Израиля и уничтожение Израиля. На шарфе с правой стороны написано: – "Иерусалим – наш!", а на левой: – "На карте Палестина без Израиля".)
Поскольку в исламе всегда была святость Иерусалима, и до сих пор это всё ещё не более, чем политически мотивированная святость, то любой палестинский политик-араб сложит свою политическую голову на плахе, если он от неё (святости!) откажется. Должны ли иудаизм и христианство уступить мифам, созданным в исламских текстах или якобы в предполагаемых мечтах Мухаммеда, после того, как Иерусалим был создан как древний, истинный центр этих двух религий, которые предшествовали исламу?

Должен ли мир перекроить карту Ближнего Востока только потому, что мусульмане решили вновь пустить в оборот политические проблемы Омейядов спустя 1250 лет после того, как на их роль в истории опустился занавес?

Д-р Мордехай Кедар - директор Центра по изучению Ближнего Востока и исследований ислама в университете Бар-Илан.


Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё